search Created with Sketch.

ЖУРНАЛ: Ход Гоголем

30 апреля 2013

Кажется, основатель группы Gogol Bordello Евгений Гудзь – оживший герой старинной украинской поговорки: цыган, крутящий солнцем. Он прославленный на весь мир музыкант, артист, модель и дизайнер. Какому человеку это под силу, выясняли Валентина Клименко и Филипп Власов


 

Фото: Mark Seliger
Стиль: Ekaterina Mukhina, Philip Vlasov


 


На Евгении: расшитый сюртук, John Galliano; сорочка, Alexander McQueen; брюки, замшевые сапоги, все – Alexandre Plokhov; винтажный галстук. На Кэтлин: топ, жилет, брюки, все – A. F. Vandevorst; кожаные сапоги, Salvatore Ferragamo; шляпа, Heather Huey; браслет, золото, Gaydamak; кольца, золото, Repossi

 

Мы снимали Евгения Гудзя на нейтральной территории – между Рио-де-Жанейро, где он сейчас живет, и его родным Киевом, куда приезжает раз в год, – в Нью-Джерси. Перехватили по дороге в Лос-Анджелес, где он записывал вокал для нового альбома под рабочим названием Pura Vida Conspiracy. Евгений все время пытался надеть какие-то кофты, кутал горло – берег для студии. Он сам предложил для обложки реконструировать фотографию 1980 года, на которой Адриано Челентано держит за руку сидящую у его ног модель. Челентано был в классическом костюме, шляпе и с сигарой, а Гудзь – в пиджаке с золотыми стрекозами Alexander McQueen, тигровых слиперах и с браслетом. За 30 лет представления о модном мужчине сильно поменялись, но в цене осталось то, что их объединяет – нахальная харизма. «Я потом пошлю эту фотографию Челентано», – обещает Евгений. 

Выбор Гудзя для обложки в редакции кажется естественным. Эмигрант из Украины не просто создал успешный бенд Gogol Bordello, а убедил Америку, что современный мир без джипси-панка неполноценен; снялся не просто в кино, а в дебютном фильме Мадонны «Грязь и мудрость» и в паре с Элайджей Вудом – в экранизации романа об Украине Джонатана Фоера «Свет вокруг». На его счету пять полноценных дисков, два мини-альбома – и в июле выходит новая пластинка. Сначала он воплотил американскую мечту, а потом собрал ручную кладь и легкомысленно укатил за девушкой в Рио.

Гудзь считает латиноамериканок самыми красивыми женщинами в мире, но на самом старом дебаркадере Нью-Джерси они сошлись, как лед и пламень – открытый, жизнерадостный, неуемный фронтмен Gogol Bordello Евгений Гудзь и осторожная, хрупкая, нордическая эстонская модель Кэтлин Аас. Казалось, она его побаивается. Казалось, все немного раздражены оттого, что съемка никак не начнется. Только одному человеку на площадке было хорошо и ненапряжно – Гудзю. Периодически он выходил на улицу и делал некие упражнения. Определить, к какому из восточных боевых искусств они принадлежат, человеку постороннему трудно. Писали, что Гудзь любит айкидо. Он подтверждает, что любит и дружит с тренерами, но занимается кунг-фу. Гуру восточных единоборств говорят, что многие музыканты практикуют те или иные виды боевых искусств – Игги Поп и Лу Рид, например, много лет занимаются тай чи. Это чуть ли не профессиональная необходимость. «Нужно быть совершенно тупым, чтобы не видеть высокой концентрации энергии Gogol Bordello, или решить: это из-за того, что кто-то просто влил в себя полбутылки водки. Ты не можешь быть в Gogol Bordello, если твоя естественная энергия ниже средней. В группе ты становишься частью генератора. Мы ускоряем людей, хотим сделать краски ярче, хотим высокого качества. Для большинства кунг-фу ассоциируется с эксцентричными драками в фильмах, на самом деле изначальная идея кунг-фу – это дисциплина духа». 



Халат из шелка, пиджак, сорочка, брюки, замшевые туфли, все – Ann Demeulemeester

 

Для меня это многое объясняет. Например, то, как можно два часа без устали носиться по сцене, как угорелый, прыгать, кричать, кружиться, танцевать, самозаводиться и заводить зал. Цыганские мелодии, смесь этномотивов, панк, элементы кабаре – есть в этой глобалистичной эклектике нечто доморощенное и теплое. Этот честный энерджайзер, думаю, и Мадонну подкупил, и Горана Бреговича, который пригласил Gogol Bordello в свою новую пластинку «Шампанское для цыган», и экспертов журнала Rolling Stone, поместивших в 2007 году альбом Super Taranta! в топ-50 лучших альбомов года. Одной песней в чужом концерте – будь то сольник «Перкалабы» в Киеве или выступление в Whitney Museum – Гудзь превращает балаган средней руки в эпицентр мирового значения. 



Жакет из рафии, Balmain; мужские пиджак, сорочка и брюки, все – Etro; кожаные сапоги, Carvela; шляпа, Heather Huey; винтажный пояс. На правой руке: браслеты, серебро, David Yurman; браслет, золото, бриллианты, Wilfredo Rosado; браслеты, пластик, бриллианты, Bochic. На левой руке: браслет, серебро, House of Lavande; кольца, золото, Repossi



 Безрукавный сюртук, брюки, все – Alexandre Plokhov; майка из сетки, Artem Klimchuk

 

шляпа, Heather Huey; кулон-жетон, браслет, серебро, все – David Yurman

 

 


Но так как Гудзь – не ортодоксальный шаолиньский монах, а панк родом из Боярки с цыганской кровью в жилах, то да, он пьет на сцене. В начале нашей беседы музыкант, бегло изучив винную карту, заказал бутылку красного. После вина монолог Гудзя стал плавным и саморегулирующимся. «Алкоголь не действует на меня как допинг, он не делает меня веселей или грустней. Это привычка, которую я не берусь оценивать – плохая она или хорошая». Во время интервью Евгений то и дело браковал мои вопросы. Единственное, что его искренне порадовало – отсутствие вопроса о Мадонне. Из той истории журналисты отжали все до капли. В 2007 году Мадонна пригласила двух музыкантов GB, Гудзя и Сергея Рябцева, исполнить песню «La Іsla Bonіta» на благотворительном концерте Live Earth на стадионе Уэмбли в Лондоне. Этот номер с неподдельным весельем и бешеными плясками Гудзя настолько выламывался из пластмасcовой атмосферы концерта, что превратился в самостоятельное шоу на YouTube. Мадонна, с ее не знающим промаха чутьем, захотела перенести энергетику обаятельного лидера нью-йоркской джипси-панк-команды в свой режиссерский дебют – фильм «Грязь и мудрость». Картину сочли провальной, но большой экран пошел Гудзю на пользу – его персональная популярность достигла космической орбиты. И играть в следующем фильме Мадонны W.E. он отказался. 

Помнится, The Guardian попыталась разложить стиль Гудзя на усы, золотой зуб, футболки и украшения, но и им, и нам музыкант твердит одно: мода – это ситуативный антидепрессант, поэтому она должна быть забавной и не слишком серьезной. «В моей семье все носили усы. Хорошо, у меня тоже будут отличные усы – решил я, сильно не задумываясь, и с 22 лет ношу усы. Они у меня то были, то не было, и так 10 лет. Странно, когда люди пишут «не могу поверить, что ты сбрил свои усы для фильма». Для них они были чем-то вроде самоопределения. Они думают, что самоопределение – это сменить прическу? Как же это разочаровывает…»



Мужской пиджак, Ann Demeulemeester; жакет, Vionnet; юбка со шлейфом, Ralph Lauren; кожаные сапоги, Salvatore Ferragamo; шляпа, Heather Huey; винтажный платок; винтажные серьги, Yves Saint Laurent; кольца, золото, Repossi

 

Теперь его понимание моды стало чисто функциональным. На гастроли по Латинской Америке музыкант отправился с ручной кладью. «Обычно я беру одежду для тура и убиваю ее до смерти. В последнем туре я носил кимоно джиу-джитсу и костюм кунгфуиста, который взял у наставника. Это сработало хорошо, но я превратил их в грязь. Я нахожу, что мой образ, вся одежда – просто отображение самопознания, как рамка, багет для моего ума».

На старте карьеры артистичный и яркий Гудзь на ура шел на арт-ярмарках, в галереях, в fashion-среде, а это кратчайший путь к большим концертам и престижным площадкам. В начале 2000-х Евгений три года разъезжал по миру в качестве модели, делал шоу с лучшими Домами. «Мне было нечего делать у 90 % дизайнеров – я бесполезен для них, потому что я не тот парень, который выглядит скучно и обычно. В итоге я начал работать с Йоджи Ямамото, Иссей Мияки и парнями вроде них, которые были королями в своем деле. У меня было много элегантных дизайнерских вещей, но я всегда хотел порезать их, испортить, привнести что-то бандитское в этот этноавангард. Я резонировал с Йоджи Ямамото, который в то время исследовал облик и одежду Чингисхана, что было далеко непривычным делом. Единственный образ, который я воплощал, был «к черту моду». Я всегда смотрел на моду с точки зрения панк-рока, еще до Gogol Bordello».

Одна из бывших девушек Гудзя – американский дизайнер Рейчел Коми. «Она скоро свергнет Марка Джейкобса и всех остальных, до полной узурпации уже недалеко», – подшучивает Евгений. И рассказывает: «Вместе с Рейчел пять лет занимался дизайном, ездил с ней на переговоры с компаниями-производителями, потому что она серьезно подходила к началу своего бизнеса, а я серьезно относился к ней, к музыке, к нашим отношениям. Разные люди – артисты, художники – хотели, чтобы мы сделали им футболки для какого-либо события. Когда Дэвид Боуи приезжал в Нью-Йорк на шоу Дэвида Леттермана, он искал нью-йоркскую уличную футболку – через 20 минут его перенаправили к нам».

Гудзь сознается, что его всегда вдохновляли девушки. Для участниц своей группы он первое время сам разрабатывал сценические костюмы, но максимум, что можно вытащить из него об отношениях с женщинами, – это: «Иногда мои девушки просили сделать для них что-то в моем стиле, эксцентричное, они фотографировались и закидывали фотки в Интернет». Открытый и непосредственный, он может часами рассуждать на любые темы, но о личном предпочитает не распространяться. 

Гудзь приезжает в Украину не реже раза в год. Осенью, предположительно в сентябре, он вместе с несколькими киевскими друзьями планирует открыть в Киеве свой клуб «Gogol Bar-dello». И на эту тему говорит охотно. «Место это будет развеселое – другим оно просто не может быть, потому что люди, которые за ним стоят, это завсегдатаи многих международных разгуляй-компаний. Идея в том, чтобы соединить восточноевропейскую и латиноамериканскую музыку, так как, скажем прямо, это две самые яркие и жизнеутверждающие музыкальные культуры в мире». 

Он пятый год живет в Бразилии, вкусил особенности национального стиля жизни – и плохого, и хорошего. Мол, для жизни, творчества, писательства там очень хорошо – везде на улицах еда, напитки, интересные заведения, люди в хорошем настроении, красивые девушки, но заработки никудышные. «Когда мы начали гастролировать в Латинской Америке и я капитально поселился в Бразилии, понял, какой фанатичный резонанс вызывает там наша и балканская музыка. Эмоциональный восточноевропейский посыл воспринимается не так, как во Франции или в Германии, где это просто новая модная штука, а вплоть до выдирания волос от счастья. Все музыканты, которые делают качественную колумбийскую кумбию, столь популярную теперь во всей Латинской Америке и за ее пределами, неравнодушны к балканской музыке. На Кубе, в Бразилии или Мексике после концерта ко мне за сцену приходили молодые пацаны и говорили: мы аргентинский балканский бенд. Звучит смешно, но это как со стилем регги. В 1960-70-х это был феномен ямайских музыкантов, но теперь регги – всемирный жанр. Это настоящее общение, такой фьюжн, и наш клуб будет вроде лаборатории, в которой соединяются разные люди, стили, направления. Но для меня хорошее время неотделимо от некой эстетики. Если я не чувствую, что приятное времяпровождение влияет на какую-то культурную тенденцию, я спрашиваю себя: «Что я тут делаю?»  



Расшитые топ и юбка, все – Balenciaga; меховой жилет, Helen Yarmak; кожаные сапоги, Salvatore Ferragamo; шляпа, Heather Huey; цепочки, серебро, David Yurman; кулон,Bochic; кольца, золото, Repossi

 

Дизайном клуба займется известный художник Кирилл Проценко, а идеологом вместе с Гудзем будет его друг детства Иван Москаленко, он же Dj Derbastler. «Мы дружим с третьего класса, – говорит Иван, – и я никогда в нем не разочаровывался. Энергия и позитив в нем остались неизменными – добавились опыт и мастерство». 28 января Гудзь и Москаленко сыграли в Crystall Hall совместный сет в качестве диджейского дуэта «Музыкальные каскадеры»: «С десяток раз мы уже выступали в тандеме – в том числе в Австрии, Германии, Италии, Женя приглашал меня в качестве диджея в некоторые туры Gogol Bordello. Наша с ним музыка свежая, нескучная и разностилевая». На крестинах дочери Ивана Гудзь познакомился с Лилией Пустовит. «Это было смешное знакомство, я из-за Пустовит чуть руку не потерял, – смеется Гудзь, обсуждая киевских друзей. – Я прилетел из тура с больной рукой, а Пустовит опоздала на крещение часа на полтора, и я все время держал ребенка сам, было очень больно. На самом деле еще до нашего знакомства в Киеве я встретил Лилию в Нью-Йорке на каком-то модном событии. Она очень хорошо вписывалась в нью-йоркский ритм, у нее было такое же произношение и язык тела, как у местных профессионалов моды – я думал, что она из них. И очень удивился, увидев ее в Киеве в качестве своей кумы». 

DJ Derbastler говорит, что в клубе уже полным ходом идут строительные работы, все по графику и под контролем. Вне всяких сомнений, открытие клуба будет главным событием осени. 

Разговор под бутылку вина идет, пошатываясь, в разные стороны. Дошли до стадии жизни и смерти. «Для людей смерть кажется какой-то большой проблемой – это не проблема, прекратите делать из этого проблему, мы все умрем, чувак. В этом нет никакой безумной новости. Но это мы уже можем продать в журнал Еzoterik Ukraine today». Гудзь перепрыгивает через буддизм, славянский мазохизм, самобичевание, которое заменяет смысл. «Большинство моих друзей – творческие люди, и они всегда спрашивают меня: 

– Слушай, разве кунг-фу не уносит все твои эмоциональные проблемы?

– Нет, я все еще человек, у меня есть подъемы и падения, но я не падаю духом, как вы. 

– Но нам нужны эмоциональные проблемы и агрессия, чтобы творить офигенные вещи!

– Правда, что ли? Дайте мне пример, чем они так ценны?

– Ван Гог, Рембо.

– Ну да, во сколько они умерли и много ли создали? 



Пиджак, расшитый пайетками, сорочка и брюки из хлопка, все – Thom Browne; шапка, кулон, 

все – собственность музыканта

 

Давайте посмотрим с другой стороны. Подумайте, как все даосские поэты и художники, которые жили по 150-180 лет, создали тонны томов высочайшего мастерства, тысячи шедевров искусства, которые и сейчас имеют фундаментальное значение для культуры, сделали это безо всяких эмоциональных проблем? Я считаю, что эмоциональные проблемы не были их двигателем. Но это уже для журнала "Psychоtropology зараз"», – ерничает музыкант. Ему каким-то образом удается погружаться в философские глубины и при этом видеть себя со стороны, разделять форматы. 

После утверждения Евгения, что западная цивилизация – молодая и дебильная, а восточная еще 1000 лет назад знала энергию чи, которую только недавно физики и химики открыли как отрицательные ионы, беседа практически приблизилась к формату National Geographic. «Если тебе так близка восточная цивилизация, почему ты живешь в Бразилии, а не в Китае?» – логичный вопрос. «Мир неидеальный. В Китае 80 % людей не знают, что значит кунг-фу. На самом деле новые китайцы ужасны, сейчас там происходит много всякой хрени. Я не думаю, что они – новая Мекка ренессанса, но элемент этой культуры, ее душа на Востоке – в Китае, Индии, Таиланде, Корее, Японии. Дело не в том, чтобы быть фанатиком, а в том, чтобы сложить собственную мозаику из настоящих, важных вещей. Ты можешь взять нужное из любой культуры».   

И совершенно плавно и естественно мысль возвращается в Киев. Где, по мнению Евгения, сложнее, чем в другом городе, устроить ажиотаж по поводу какого-нибудь фуфла. Где он прогуливал уроки, рассматривая в Лавре черепа святых. «Come on, Киев – Мать городов русских. Это не какая-то устаревшая идея, коллективное подсознательное есть на самом деле, и оно влияет. В 1980-х вся советская субкультура просто взрывалась от рок-музыки, заточенной на политике, – «Гражданская оборона», ДДТ. А в Киеве была «Рок-артель» – «Коллежский асессор», которые научили меня курить марихуану, «Раббота Хо», «Иванов Даун», моя группа «Уксусник», ВВ, во Львове были «Брати Гадюкіни». И отличительная черта украинского панка – полная аполитичность. Я думаю, это из-за возраста Украины – это старая страна. Люди видят политические новости как киоск. Типа «да, в этом киоске до хрена старых газет, из-за которых может начаться истерия, но это всего лишь киоск, ты можешь скинуть его в реку, забудь его, это не реальность». Страну, которой 1500 лет, наверное, не очень впечатлишь перестройкой. Сейчас я знаю, что хочу вернуться туда, откуда пришел. Я хочу вернуться и навести порядок. Посадить цветы. Когда у меня был свой клуб в Нью-Йорке, люди летели из Токио, чтобы попасть на вечеринку. Теперь им придется со всей Европы лететь в Киев, потому что в моем клубе будет охрененно весело. Это будет совершенно новый рецепт веселья. У нас в Киеве всегда были собственные рецепты. Если ты слышал о Мастере и Маргарите… Вот в принципе и все…»


Макияж: Akiko Sakamoto @ See Management

с использованиемNars Cosmetics

Маникюр: Kelly B @ DeFactoдляDeborah Lippmann

Груминг: Losi @ The Wall GroupдляMartial Vivot Salon

Декорации: Rob Strauss Studio

Ассистенты фотографа: Mike Didyoung, Marc Tousigant

Оператор цифрового оборудования: Rodrigo Palma

Ассистенты стилистов: Christina Sulpizio, Kadeem Greaves

Креативный консультант: Joe Nitzberg

Производство:Ruth Levy

Модель:Katlin Aas @ Marilyn 

Vogue в Украине · музыканты ·

Еще в разделе Культура

Популярное