search Created with Sketch.

Журнал: этноквартет "ДахаБраха"

20 марта 2015
Фото: Catherine Nikolaichuk
Стиль: Olga Yanul
На Нине: платье из искусственного меха, пальто из шерсти, все – Yana Chervinska; туфли, Junya Watanabe. На Ире: блуза из шелка и вискозы, Comme des Gar?ons, весна-лето – 2009; юбка из тюля и ваты, Mantis Religiosa. На Лене: платье из вискозы, Litkovskaya; юбка из тюля, надетая на платье, Artem Klimchuk; туфли из кожи, Area di Barbara Bologna. На Марко: сорочка из шелка, брюки из хлопка, все – Artem Klimchuk; куртка из тюля и ваты, Mantis Religiosa; сапоги – собственность героя
На Нине: платье из искусственного меха, пальто из шерсти, все – Yana Chervinska; туфли, Junya Watanabe. На Ире: блуза из шелка и вискозы, Comme des Garçons, весна-лето – 2009; юбка из тюля и ваты, Mantis Religiosa. На Лене: платье из вискозы, Litkovskaya; юбка из тюля, надетая на платье, Artem Klimchuk; туфли из кожи, Area di Barbara Bologna. На Марко: сорочка из шелка, брюки из хлопка, все – Artem Klimchuk; куртка из тюля и ваты, Mantis Religiosa; сапоги – собственность героя

Обычная неприметная дверь, обитая вагонкой. На двери – афиша оперы «Кориолан». За ней, как на платформе 9¾, – вход в волшебный мир театра «Дах», созданный режиссером Владом Троицким. Здесь репетируют одноименный театр, этногруппа «ДахаБраха», которая в 2004 году выросла из театра, и девичье фрик-кабаре Dakh Daughters, появившееся в 2012 году оттуда же. Все проекты успешно вписались в международный культурный обиход: «ДахаБраха», например, выступала в 33 странах и побывала на самых престижных фестивалях world music – невероятный успех для коллектива отнюдь не мейнстримного жанра.

Первый человек, на которого я натыкаюсь, переступив порог «Даха», – менеджер «ДахиБрахи» Ирина Горбань, чей «Инстаграм» мог бы посоперничать со страницей журнала Traveller. Она работает за компьютером. «Вы сейчас проездом откуда и куда?» – спрашиваю. «Сейчас мы почти три месяца в Киеве, потому что репетируем новую программу и готовимся к записи альбома, – говорит Горбань. – В марте у нас несколько концертов в Украине, с конца марта – месяц сольников в США, в мае – Франция, Бельгия, все лето – европейские фестивали, дальше – не помню, знаю только, что вернемся в декабре. Половина 2016 года тоже расписана».

За два года непрерывных гастролей у четырех участников группы и их неизменного менеджера Ирины Горбань появилась зависимость от дороги. «Конечно, дома всегда можно найти кучу отложенных дел – начиная со здоровья и заканчивая семейными обязанностями, но для меня это слишком длинный период сидения на одном месте. Поэтому я уже съездила несколько раз на выступления с Dakh Daughters».

Чтобы попасть на съемку «ДахиБрахи» для украинского Vogue, мне нужно пройти через небольшую комнатку, где около десятка музыкантов сели в круг и репетируют оперу «Кориолан». Еще две двери – и я вижу неузнаваемую «ДахуБраху»: без их непременных шапок, с демоническим мейкапом и очень fashion. Четыре переодевания музыканты переносят стоически. «Мы приняли эти условия и работаем», – говорит вокалист группы Марко Галаневич, по совместительству ее официальный спикер. Когда совещания по свету слишком затягиваются, кто-то заводит песню, остальные подхватывают, подстукивают на барабанах. Потом я поняла: это чтобы не нервничать. Секрет их дзена: в любой непонятной ситуации – пой.

На Лене, Ире и Нине: платья из хлопка, все – Litkovskaya; венки из керамики, все – Makoviya Drymbadadzyga
На Лене, Ире и Нине: платья из хлопка, все – Litkovskaya; венки из керамики, все – Makoviya Drymbadadzyga

Они вместе уже 10 лет. 21 марта в ДК КПИ «ДахаБраха» дала сольный концерт в честь юбилея. Ирина Горбань говорит, что группа ведет отсчет от выступления на Троицу в 2014 году, поэтому до Троицы 2015-го – весь год юбилейный.

В прошлом году они все время были на гастролях за рубежом, а репетировать новую программу не могли из-за событий на Майдане. «Я сажусь, беру инструмент, а все мои мысли там, – говорит Марко. – Сейчас тоже непростой период, но мы пришли к мысли, что каждый украинец должен делать свою работу самым лучшим образом. Парни, которые воюют, учителя, которые учат, врачи, журналисты. А мы делаем свою работу и считаем, что она важна и для нас, и для страны, и для мира».

Сейчас группа, которая поет народные песни под ритмы ударных всех народов мира, работает над новым материалом. Это будет словно путешествие по Украине: идет такой себе чумак из Крыма, попадает на Слобожанщину, в Полесье, на Буковину, приходит в Карпаты, может зайти на свадьбу или попасть на похороны – в одном концерте музыканты хотят собрать песни из всех регионов страны. А поскольку все девушки в группе – этнологи, в портфеле «ДахиБрахи» много народных песен, записанных ранее в фольклорных экспедициях. В новой программе задействовано несколько музыкальных инструментов, которых не было раньше: дудук, даф, укулеле. «Мы хотим, чтобы эту музыку можно было слушать в машине, и немного смещаем стилистику в сторону блюза», – объясняет Марко. Материалом заинтересовался известный американский лейбл, который занимается world music, и в июне музыканты планируют засесть в студии писать альбом.

Сначала «ДахуБраху» нещадно ругали – мол, искажают фольклор. Но сейчас эти четверо влюбили в народную песню всех: и циников, и романтиков, и олигархов, и студентов; градус интереса к аутентике очень вырос

Последние два года участники группы все время в дороге, в узком кругу. «Мы уже как большая семья – научились понимать друг друга с полувзгляда, – говорит Елена Цыбульская, – и принимать такими, какие есть. Все знают, например, что Нину утром, часов до 11, лучше не тревожить. Каждому иногда хочется побыть в одиночестве, это нормально». «Мы очень уважаем личное пространство друг друга: энергия должна быть чистой», – добавляет Нина Гаренецкая.

Нина Гаренецкая, Ирина Коваленко и Елена Цыбульская начинали в детских народных коллективах и пришли в «Дах» уже «вполне спетыми». Ирина Коваленко рассказывает: «С Ниной мы знакомы с 3-го класса школы, а мне сейчас 33. Мы дорогожицкие, учились в одной школе, я увидела Нину в коллективе «Кремпове колесо» и тоже захотела к ним. Потом мы вместе пели в группе «Яворина» – для этого я переехала на Троещину, а Нина трижды в неделю ездила туда с Дорогожичей. В Университет культуры на этнографический факультет я поступала потому, что хотела петь в студенческом ансамбле «Кралиця», там мы тоже пели втроем с Леной и Ниной. И когда мой однокурсник привел нас в «Дах», познакомил с Троицким и сказал ему, что мы хорошо поем, Влад предложил: ну приходите, попоем».

Девушки спели, и Троицкий сказал: «Хорошо исполняете ноты, но вы не умеете петь, потому что не передаете эмоции, заложенные в песне». Он сместил акценты на отдельные слова, предложил постучать на индийских барабанах, поэкспериментировать с африканскими ритмами. В это время мимо проходил Марко и тоже сел поиграть – так неожиданно сформировалась «ДахаБраха».

Мало кто помнит, что вначале их было пять: еще одна участница «Кралиці» Саша Гарбузова после двух лет работы в коллективе уехала на год в Литву. А пока ее не было, эти четверо сдружились, выросли профессионально и поняли, что такая конфигурация для них максимально комфортна.

На Марко: сорочка из шелка, брюки из хлопка, все – Artem Klimchuk; плащ из вискозы, Elena Burenina. На Лене: платье из шелка, Junya Watanabe, осень-зима – 2010; брюки из шерсти, Elena Burenina. На Ире: жилет из шелка, Peachoo + Krejberg, осень-зима – 2012; брюки из хлопка, Litkovskaya. На Нине: блуза из шелка, Peachoo + Krejberg, осень-зима – 2010; жакет из хлопка, Comme des Gar?ons, весна-лето – 2007; брюки из хлопка, Comme des Gar?ons, весна-лето – 2011
На Марко: сорочка из шелка, брюки из хлопка, все – Artem Klimchuk; плащ из вискозы, Elena Burenina. На Лене: платье из шелка, Junya Watanabe, осень-зима – 2010; брюки из шерсти, Elena Burenina. На Ире: жилет из шелка, Peachoo + Krejberg, осень-зима – 2012; брюки из хлопка, Litkovskaya. На Нине: блуза из шелка, Peachoo + Krejberg, осень-зима – 2010; жакет из хлопка, Comme des Garçons, весна-лето – 2007; брюки из хлопка, Comme des Garçons, весна-лето – 2011

Сначала этнографы нещадно ругали «ДахуБраху» – мол, искажают первичный фольклор. Но сейчас уже ругают меньше: эти четверо в черных высоких шапках – яркие, молодые, энергичные – влюбили в народную песню и циников, и романтиков, и олигархов, и студентов; градус интереса к аутентике очень вырос. «Мы не считаем, что портим народные песни, – мы экспериментируем и даем старым песням новую жизнь, – говорит Марко. – После наших концертов люди продолжают интересоваться народной культурой, ищут первоисточники, сравнивают, думают».

Кстати, о шапках. Жена Влада Троицкого Татьяна Василенко, посмотрев на новый коллектив, сказала: «Вам нужны головные уборы». Они тут же нашли старую шубу из козы и раскроили шапки. «Сначала мы подкладывали в них картон, потом линолеум, – говорит Ирина Коваленко, – делали разные комбинации». Интересуюсь, сколько шапок сносили за 10 лет. Говорят, это один и тот же комплект. Поизносились они, потертости появились. Уже даже новую шубу купили и расчертили, но шуба – из каракуля, и что-то с новыми шапками не то, поэтому носят привычные. Шапки делят их дни на сцену и обычную жизнь: надел шапку – и ты в образе, входи в транс, кричи, пой, представляй себя монументальным артистом.

Я на сцене и я вне сцены – это разные люди, – говорит Ирина. – На сцене я в каком-то мистическом образе, я себя там не контролирую, не ставлю себе никаких рамок, импровизирую». Нина добавляет: «Муж не узнает меня, когда я играю на сцене. Говорит: это не моя жена». Муж Нины – актер, к гастролям и частым разлукам относится с пониманием. Жена Марко Наталья Беда поет в Dakh Daughters, и даже их пятилетняя дочка – артистка, выступает в детском коллективе «Дай Боже». Дочка Елены Цыбульской с рождения до девяти месяцев гастролировала вместе с мамой. Пока Елена выступала, с девочкой сидела менеджер Ирина Горбань, обычное место которой – возле пульта, рядом со звукорежиссером. Зато теперь Марийка сама заказывает музыку в машине – недавно ее любимой певицей была Мария Бурмака, а сейчас не меньше десяти раз за поездку слушают ONUKA.

«Почему бы вам не устроить совместный концерт с Dakh Daughters: одно отделение – вы, второе – они?» – спрашиваю у Марко. «Сложно договориться, кто у кого будет на разогреве, – шутит Галаневич. – И Нину Гаренецкую, которая выступает в обоих коллективах, надо как-то делить». «Я сразу сказала девчонкам, что «ДахаБраха» для меня – приоритет. В Dakh Daughters играют семь человек, и если кого-то одного нет, это не так заметно. В Dakh Daughters ты можешь хоть на голове стоять, я бы описала это ощущение как «секс, наркотики, рок-н-ролл». «ДахаБраха» – более монументальный проект».

Я разговариваю с умытыми после грима артистами – без шапок и костюмов их практически не узнать. Похоже, они сознательно отказываются быть звездами: им комфортно, сняв длинные белые или черные платья, массивные бусы и высокие шапки, раствориться в городской толпе – без оглядки ходить в кафе и не вспоминать о черных очках, отправляясь в супермаркет. «Мне жаль голливудских звезд: популярность очень утомляет, ведь ты должен быть для людей образцовым. Быть идолом – тяжкий крест, – говорит Гаренецкая. – Мне очень радостно, что я обычный человек и меня никто не узнает. Вот Марко периодически узнают, ведь он у нас отвечает за все интервью». «Я праздновала день рождения в «Паровозе», меня никто не узнал и пальцами в мою сторону не показывал, – радуется Ирина Коваленко. – А пришла Джамала – все сразу обернулись и все время на нее поглядывали. Зачем мне такое?»

«ДахаБраха» – известный коллектив, востребованный во всем мире, но за годы работы их запросы не изменились. Самое главное – чтобы соблюдался технический райдер. Ну и чтобы не было много лишних людей: им комфортно впятером. И чтобы у Марко была вегетарианская еда. Участникам группы нравятся средние отели, их напрягает повышенное внимание, которое достается гостям пятизвездочных. И afterparty с поклонниками – это тоже не о «ДахеБрахе». «Когда у тебя 22 концерта в месяц плюс переезды, ты начинаешь очень бережно относиться к возможности поспать».

«Сейчас непростой период, но каждый украинец должен делать свою работу самым лучшим образом. Парни, которые воюют, учителя, которые учат, врачи, журналисты. А мы делаем свою работу и считаем, что она важна и для нас, и для страны, и для мира»

Из первых поездок они привозили кучу сувениров: Ирина коллекционировала концертные и фестивальные беджи, Елена – колокольчики, Нина – магниты, Марко иногда привозил отцу камни из разных стран. Теперь артисты реагируют только на экзотические музыкальные инструменты – их и покупают не раздумывая. Музыканты перестали даже видео снимать: некогда заниматься терабайтами отснятого.

Прошлым летом в Париже мне довелось наблюдать их в клубе. Придя за двадцать минут до начала выступления и увидев человек двадцать у стойки бара, о месте я особо не беспокоилась. Допив коктейль и обсудив музыку «ДахиБрахи» с французскими знакомыми, увидела, что подступы к сцене давно закрыты, люди взгромоздились на лавки, а народ все подтягивается. В конце выступления публика неистовствовала. «У нас есть миссия, – говорит Марко, – познакомить мир с украинской культурой и показать украинцам, что мы интересны миру, востребованны и актуальны. Мы всегда чувствуем поддержку публики, понимание нашей музыки, а в последнее время еще и огромную солидарность с Украиной. Сейчас мы в конце каждого выступления поднимаем украинский флаг – люди кричат и аплодируют, многие подходят, берут наши руки и прикладывают к сердцу. В Британии, например, перед концертом один шотландец раздавал украинские флажки – во время концерта мы насчитали их около пятидесяти. Этот момент поддержки и солидарности очень важен».

Фото: Catherine Nikolaichuk

Стиль: Olga Yanul

Прически: Igor Lomov

Макияж: Natasha Strilchuk, Anna

Ассистент стилиста: Yana Doroshenko

Производство: Valentina Tarkovskaya

концерт · музыканты · музыкальные премьеры ·

Еще в разделе Культура

Популярное