VOGUE UA CONFERENCE
search Created with Sketch.

Влада Ралко о своей семье и новом альбоме "Киевский дневник"

28 января 2017

В феврале ВЛАДА РАЛКО презентует книгу «Киевский дневник», посвященную Майдану. В гостях у художницы побывала Дарья Слободяник

Шелковый костюм, Pallas Paris

В квартире у Влады Ралко и ее мужа, художника Владимира Будникова, – как в антикварной лавке. Посуда из тонкого фарфора и старинные статуэтки из Китая, деревянные маски из Шри-Ланки и Непала, турецкие ковры. Владимир запросто показывает мне вещи, место которым в музее: «Вот этот папирус нам подарил китайский каллиграф, настоятель древнего буддистского монастыря. А эту мумифицированную баранью голову мы купили в непальском храме во время жертвоприношения – она датирована XVII веком. Раритет? Да я вас прошу, мелочи!» «Мелочи» в квартире известных художников лежат среди старых бумаг и склада полузабытых вещей: здесь ко всему относятся без пиетета.

Но сниматься в своей квартире Влада не захотела: «В гости приходите, но показывать дом в журнале я не готова. Это личное». Выход нашла стилист Надя Шаповал – предложила провести съемку у себя, и фоном истории о Владе Ралко стала просторная, светлая квартира на Печерске с головокружительным видом на город.

А вот семья Ралко – Будников уже 15 лет живет на улице Артема, напротив Дома художника и через дорогу от Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры, которую оба окончили: Владимир – в 1971 году, а Влада – спустя более чем 20 лет. Потомственная киевлянка, Ралко очень любит «верхний» Киев и называет его «буржуазным». С улицей Артема у нее многое связано: здесь жила бабушка Влады, которая определила ее жизненный выбор. «Она была самодеятельным художником, дома держала много книг по искусству. Мне нравилось рисовать, и семья меня в этом поддерживала». 

В худшколе, а позже в Академии изобразительного искусства Ралко была ученицей своенравной и упрямой

Тем не менее в детстве Ралко столкнулась с типичным для художника непониманием. «Я очень расстраивалась, когда мне говорили: «Очень красиво. Откуда ты перерисовала?» Никому не приходило в голову, что я всё сама придумала». В худшколе, а позже в Академии изобразительного искусства Ралко была ученицей своенравной и упрямой. В шестом классе нарисовала пейзаж с синими деревьями – и получила выговор. Конец 1980-х – время соцреализма, и деревья не могут быть синими. Сейчас это звучит смешно, но тогда, признаётся Влада, это была психологическая травма.

Мастерская для работы Ралко иногда даже не нужна – например, последнюю серию, «Киевский дневник», она нарисовала, сидя за кухонным столом в квартире. Зимой 2014-го, когда на Майдане стреляли, Влада начала рисовать. «Я выбрала дневниковую форму, «записывала» абсолютно все, чтобы ничего не упустить». Она сделала почти 400 рисунков на листах А4. Это была фиксация конкретных событий, преломленных через призму мифов, слухов, ее собственных предчувствий, страхов и ассоциаций. На этих листках – парни с коктейлями Молотова, раненые, медсёстры, люди с громкоговорителями. Когда выставку показали в Австрии и Германии, пораженные зрители подходили к Владе и уточняли: «Но это же выдумка?» Кураторам приходилось объяснять, что это в работах речь идет о том, что происходило в реальности. С подачи одного мецената Ралко только-только оформила дневники в объемный 400-страничный альбом и в феврале представит его в Киеве.

Платье из кашемира, Dior; хлопковое пальто, Golden Goose; очки, пластик, Karen Walker 
Шерстяной свитер, кожаные туфли, все – Tom Ford; шерстяные брюки, серьги, латунь, все – Céline

«Киевский дневник» – не первая се рия художницы в формате дневника. В 2002 году вместе с мужем она уехала в Китай – преподавать в местной художественной академии. Несколько месяцев они прожили в Хуачжоу, где на весь город было четыре «белых» человека – они с Будниковым и пара преподавателей из Америки. «На улице я ни минуты не была одна. Ты всегда на виду – на тебя смотрят сотни глаз». Во влажном, жарком Китае Влада начала рисовать «Китайский эротический дневник» – одну из самых знаменитых ее серий, показанную в галереях от Москвы до Берлина. «С собой у меня не было художественных материалов, поэтому я купила блокнот, акварель и ручку. Владимиру выделили небольшую мастерскую, в которой он писал маслом, а я начала делать маленькие рисунки – чтобы передать ощущение себя в Китае». «Китайский эротический дневник» вышел тревожным: у женщин здесь призывно открытые рты, некоторые части тела разрезаны или оторваны.

Влада носит Comme des Garçons, Maison Margiela, Bereznitsky – ей идет всё

Тело – один из главных мотивов в творчестве Ралко. Возможно, это объясняет ее интерес к моде. На всех киевских вернисажах она – самая эффектная. Влада носит Comme des Garçons, Maison Margiela, Bereznitsky – ей идет всё. На съемке Vogue UA утонченная художница хороша и в лаковом плаще Comme des Garçons, и в шелковом костюме Balenciaga. «Неправда, мне не всё идет. На съемке я отказалась от шубы. Во-первых, я не ношу мех, во‑вторых, шуба – это китч», – смеется Ралко и неожиданно замирает. В замочной скважине поворачивается ключ: домой из мастерской пришел муж. «Мы почти никогда не расстаемся, делимся идеями, что-то рассказываем друг другу». Вместе они работают и отдыхают. Когда холодает, уезжают из Киева: раньше – в Крым, а сейчас – на Бали или Шри-Ланку. К моменту выхода номера они будут в Португалии, а после – переберутся в Юго-Восточную Азию: художники говорят, в Киеве зимой тоскливо и совсем не работается.

Шерстяной свитер, кожаные туфли, все – Tom Ford; шерстяные брюки, серьги, латунь, все – Céline
 

Фото: Vasilina Vrublevskaya

Стиль: Nadiia Shapoval

Прическа: Iris Onufriienko

Макияж: Julia Bryl

Ассистент стилиста: Sonya Tsygankova

Благодарность за предоставленный реквизит Ирине Юсиной и Михаилу Волкову

интервью · украинские художники ·

Еще в разделе Арт

Популярное