До VOGUE UKRAINE LEADERS 2024 залишилось
КУПИТИ КВИТКИ

Новая коллекция высокого ювелирного искусства Chanel

Chanel в своей новой коллекции высокого ювелирного искусства вспоминает имперскую экзотику a la russe начала ХХ века.

Габриэль Шанель и князь Дмитрий Романов, 1920

"От моды и фольклора – к символам" – таков маршрут путешествия по коллекции высокого ювелирного искусства Le Paris Russe de Chanel. Мой проводник – директор ювелирной студии Дома Патрис Легеро. Мы рассматриваем непривычную для Chanel полупарюру Folklore. В ней много цвета: кроме розовой шпинели, голубых и розовых сапфиров, оранжевых гранатов и зеленых цаворитов используется насыщенная бордовая эмаль. Сквозь нее проглядывает рифленая поверхность из белого золота, сверху объемным кантом с бриллиантовым паве выведен силуэт камелии. Folklore навеяна ориентальной яркостью "Русских сезонов" Дягилева, которым Габриэль Шанель оказывала всестороннюю поддержку как меценат – и даже создавала костюмы к постановке 1924 года "Голубой экспресс". Есть браслет-кафф, который кажется универсальным украшением как для парадного выхода, так и для не обремененных заботами будней, а также серьги-блюдца и кольцо. Была идея дополнить набор колье-пекторалью, но Патрис отказался от задумки: это было слишком. "Я хотел воссоздать фантастический мир, который придумала Шанель. Не реальной России – она там никогда не была. Скорее страны, увиденной из Парижа – сквозь зеркало в апартаментах Габриэль".

Реклама
Руки Габриэль Шанель, 1920-е

Формально коллекция Le Paris Russe de Chanel посвящена роману Габриэль Шанель с князем Дмитрием Романовым. Детали его униформы читаются в линейке Medaille Solaire. Сотуары напоминают парадные аксельбанты – их предполагается носить, заколов на плече. Колье – это трансформер с каскадом брошей в виде наградных медалей, которые просятся созвездием на лацкан жакета. В коллекции нашлось место символам из арсенала самой Габриэль, которые идеально вписались в фантазийный мир a la russe. Колосья – не только аллегория бескрайних полей: в квартире на рю Камбон у Шанель всегда стоял сноп, и она считала его своим талисманом. В полупарюре Ble Gabrielle эффект волнующейся на ветру пшеницы ювелиры передали при помощи микроцепочек. Они подрагивают в такт движению, одновременно напоминая о колышущейся бахроме платьев, которые Габриэль шила по моде джазовых 1920-х. Кружева ручного плетения, которые она так любила, воплощены в наборах Broderie Byzantine и Sarafane. Барочные орнаменты из белого золота и бриллиантов с вкраплениями желтых солитеров (в колье Sarafane вес центрального камня – 102 карата) напоминают ручное шитье – такое же Габриэль заказывала в парижской студии вышивки Kitmir княгини Марии Павловны Романовой.

"Русские сезоны" в Париже, 1913

В коллекции безошибочно узнается почерк Патриса Легеро. В центре колье и браслетов Aigle Cambon на желтом кварце-волосатике расположен бриллиант – украшение, кажется, создает оптический эффект увеличения камней. "Это в стиле Шанель. В ее квартире много кристаллов. Они лежат на каминной полке, украшают люстру и канделябры", – рассказывает Патрис. У Габриэль он учится умению сочетать простые "рабочие" материалы с буржуазными – комбинировать черные (считающиеся менее ценными) и белые бриллианты, а также ювелирный кварц с камнями первой ювелирной четверки. Профессиональный геммолог, Легеро пришел в Chanel после шести лет работы в Cartier и одиннадцати – в Van Cleef & Arpels. Патрис работает над тем, чтобы воплотить культовые мотивы Chanel в драгоценных материалах: "Сила Габриэль была в том, что она создавала украшения и одежду для разных женщин. Среди наших современниц есть как те, кто хочет продемонстрировать свою силу и власть, так и те, кто предпочитает более женственные украшения. Мы думаем обо всех".

<b>кристаллы</b>

Текст: Татьяна Соловей

Не следуй за модой — ощущай её

Подписаться

Еще в разделе

Популярное на VOGUE

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.