RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Почему UNIT.City – "город будущего": интервью с Кириллом Бондарем

13 января 2022

Кирилл Бондарь, финансовый директор и партнер UNIT.City, – о том, как инновационный парк меняет ландшафт страны; об Илоне Маске, романтиках и стратегах; и о том, почему онлайн-встречи никогда не заменят личного общения.

Кирилл Бондарь

Резюме Кирилла Бондаря впечатляет: он учился в Школе государственного управления в Гарварде, за его плечами – 15-летний опыт в сфере бизнес-управления, от иностранных банков до государственных структур. Сфера профессиональных интересов Кирилла – не только финансовые услуги, но и инвестиции, инновации и энергетика. Именно поэтому мы договорились сразу: не будем говорить о его ежедневной работе – финансах и инвестициях, оставим это бизнес-изданиям. Вместо этого мне хотелось расспросить подробнее, как UNIT.City – первый в Украине инновационный парк, где можно жить, работать и учиться, – меняет Киев и Украину, и что могут перенять у него другие корпорации, которые стремятся создать собственную экосистему.

На встречу с Кириллом я шла с любопытством. Мои герои в Vogue – богема, люди из творческой среды: художники и режиссеры, музыканты и балерины, писатели и модные дизайнеры. Финансисты же редко появляются в Vogue, предпочитая рассуждать о своей профессии в специализированных журналах. Готовясь к разговору с Кириллом, я планировала попросить его забыть о том, что он топ-менеджер, который взвешивает каждое слово в интервью. Даже приготовила несерьезный первый вопрос: «о чем вам интересно говорить, когда вы не на работе и не в костюме финансиста», но спрашивать об этом не пришлось. Кирилл пришел не в костюме, а в джемпере, интервью начал с шуток и честно признался, что рад: наконец можно поговорить не только о финансах. В итоге из плоскости бизнеса разговор быстро перешел на более общие темы: новая корпоративная культурая, плюсы и минусы удаленной работы, будущее крупных корпораций, метавселенные, а также увлечение Кирилла яхтингом и то, почему каждый из нас может позволить себе быть не в ресурсе.

С одной стороны, вы финансовый директор, ваша работа – управление капиталом и поиск инвестиций. С другой – вы финансовый директор очень креативной необычной структуры. Есть ли в вашей работе место творчеству?

Есть классное выражение: если результат не зависит от метода вычисления, то это математика; а если зависит, то это бухгалтерия. Тот же принцип можно применить и к финансам – поэтому да, это безумная творческая сфера. Финансы прекрасны тем, что позволяют понять реальный смысл бизнеса. Маркетологи видят его по-своему, стейкхолдеры – по-своему, но мы живем в эпоху капитализма, и в конечном счете многое выражается именно в деньгах. Благодаря финансам ты понимаешь суть и природу бизнеса – и начинаешь мыслить иначе. Но в моем случае это не про учет, отчеты и счета, это про особый взгляд на бизнес.

Из чего состоит ваша работа? И что в ней самое интересное?

UNIT.City – самый амбициозный проект, в котором я участвовал. С точки зрения миссии, в первую очередь. К тому же, здесь собрана самая амбициозная команда, с которой мне когда-либо приходилось работать, – и в этом есть свои плюсы и минусы: с такими людьми непросто. Поэтому масштаб проекта, его амбиции, ответственность – все это невероятно, даже учитывая мой многогранный опыт.

Я работал 10 лет в иностранном банке, моими клиентами были крупнейшие украинские и иностранные компании. Это очень интересно: ты понимаешь, как работает вся финансовая система, твои решения ведут к доходам или убыткам компаний – представьте себе уровень ответственности! И в целом корпоративная карьера – это круто. После этого я строил карьеру в частном бизнесе – зарабатывал деньги, терял их, совершал ошибки. Я даже чуть-чуть коснулся государственной службы – в 2014 году мы привлекали инвестиции в Украину, и это был интересный опыт (в 2014-2015 годах Кирилл работал первым заместителем главы в Государственном агентстве по инвестициям и управлению национальными проектами Украины – прим. Vogue UA.)

Последние 2,5 года я занимаюсь UNIT.City. В чем наша миссия? В первую очередь быть ролевой моделью: местом, где компании, предприниматели и таланты могут стать успешными, реализовать себя, показать пример другим. Мы своего рода катализатор перемен. Никто никогда не строил инновационные парки в нашей стране. И в этом есть своя специфика. Если рассматривать перспективу, которую мы привыкли рассматривать в Украине – 5-10 лет, – то в этой перспективе он не будет прибыльным. А у нас так не привыкли – большинство хотят быстрее заработать, потому что ситуация нестабильная и никто не знает, где будет завтра. Но такое мышление не совместимо с проектом, подобным UNIT.City, и с его целями. Миссия этого проекта – не в создании денежного потока, а в глобальных изменениях.

Приведу пример. Когда Илон Маск строил сеть спутников Starlink, было ясно, что в ближайшем будущем это не про прибыль. В лучшем случае проект получит первые деньги минимум через 10 лет. Но при этом спутниковая система принципиально поменяет ландшафт, даст всему миру доступ к информации и знаниям, сделает людей равными, в конце концов.

Кирилл Бондарь

Вы хотите сказать, что люди, которые работают в UNIT.City, такие же романтики, как Илон Маск?

Маск не только романтик, он крутой инженер и крутой предприниматель. Но я с вами согласен: мы здесь романтики. Я уверен, что большой проект невозможно построить без понимания того, чьи жизни он поменяет в будущем. Это мечта, и она должна быть, но, конечно, не лишне и оставаться на земле, потому что зарплаты команде платить нужно каждый месяц.

Я уверен, что большой проект невозможно построить без понимания того, чьи жизни он поменяет в будущем.

Какие люди работают в UNIT.City? Что делает их «вашими»?

У нас большая команда: от стейкхолдера и акционера Василия Хмельницкого до специалистов по коммуникациям и юристов. Я уверен, что все наши сотрудники важны – от тех, кто управляет, до тех, кто следит за чистотой на территории. Потому что если на территории грязно и наши резиденты, присылая нам фото своих испачканных туфель, пишут: "ну какой-же это инновационный парк?" – это стыдно. Такого не может быть! Я счастлив, что наши резиденты дают обратную связь – если бы ее не было, я бы думал, что у нас есть проблемы в коммуникации. И мы не можем ответить на эту обратную связь через три дня: если автомобиль припаркован неправильно, его должны переставить моментально.

То есть, если вы позиционируете себя как инновационную и прогрессивную компанию, у вас нет права на ошибку?  Все должно быть идеально, от экологичных стаканчиков для кофе до правил парковки?

Нам есть куда совершенствоваться. Например, я сегодня шел в 7.15 по территории и заметил, что ветром снесло парковочный знак. Естественно, я подниму его и верну на место, и так сделает любой из нас. Это про культуру. Если царит безразличие, дела не будет. Самый большой наш челлендж в UNIT.City – создавать культуру. Это главное из того, чем мы здесь дорожим.

Каким критериям должен соответствовать резидент UNIT.City?

Важно, чтобы в ДНК компании были инновации, знания, it-технологии. Я сравниваю систему наших резидентов с тропическим лесом. Самое большое разнообразие природы – в джунглях Амазонки, и там важен каждый элемент. Без одного не будет гармонии. Так и у нас: нам важны и стартапы, и компании среднего уровня, и важно привлекать большие корпорации. Во время первого карантина в 2020 году примерно 15 процентов компаний ушли, но крупные корпорации остались с нами, и они позволяют нам пережить турбулентный период.  

В одном из интервью вы сказали, что несмотря на опыт эффективной удаленной работы во время пандемии, работать дистанционно с таким же успехом, как офлайн, нельзя. Вы действительно так думаете? Сегодня это не очень популярная позиция…

Для меня это тоже загадка, и мы искали ответ. Недавно были в Штатах и наблюдали, как большие корпорации налаживают работу – в Сан-Франциско, например. Были на веб-саммите в Лиссабоне. Мы слушали и пытались найти ответ, куда движется мир. И вот что услышали. Есть ряд компаний, которые считают, что работа person-to-person самая эффективная. Самый яркий пример – Space X. Мы были у них на производстве, и они сказали: мы не закрывались на карантин (не считая отделов пиара и маркетинга). Вот стоит ракета, и ребята собирают двигатель на ваших глазах – на удаленке это не работает. Ряд бизнесов не могут работать дистанционно по своей сути. Но есть и те, кто могут.

Я верю, что в будущем формат работы станет смешанным. Потому что есть вещи, которые невозможно заменить технологиями, – ну, пока мы все не начнем жить в метавселенных, конечно. Например, это культура, личное общение, те же процессы найма и увольнения. Я вас уверяю, что сегодня за час мы с вами сделаем то, что онлайн делали бы полтора часа минимум, а то и два. Думаю, каждый из нас замечал, что онлайн-коллы часто длиннее, чем встреча по такому же поводу, но личная. Ну и, если честно, я не верю, что дома рядом с холодильником ты можешь быть таким же эффективным. Есть исследования, что только 7% людей эффективны в домашней обстановке. Я верю в удаленную работу, но не дома в трениках, а в коворкингах или на курорте, скорее. Поэтому я бы не ставил вопрос ребром: дом или офис. Я бы говорил: офис или другие локации.

Вы сказали, что сегодня приехали на работу в 7 утра. Ваш рабочий день начинается так рано?

Нет, я просто сегодня так проснулся. Я живу за городом и приезжаю либо к 8 утра, либо к 10. Время в дороге – мое любимое: можно послушать лекции на скорости 1,25, поговорить с собой, продумать план на день, подготовиться к интервью с Vogue. То есть время в машине – это рабочее время. И хотя у меня Tesla, я не доверяю автопилоту, люблю водить сам.

У вас есть ассистент?

(Смеется.) Для многих ассистент – это атрибут власти, но у меня его нет. Зачем? Проследить за графиком мне помогает Google. Подготовиться  к интервью? Тут каждый участник команды помогает мне в том, в чем силен. Денис и Даша – в коммуникациях, юристы – в юриспруденции, ну а если вопрос касается экосистемы  – в этом поможет разобраться наша head of ecosystem. Так что в моем случае подготовка к интервью работает как проверка каналов связи в нашей компании.

Вы разделяете время на рабочее и нерабочее? Или вы всегда на связи, всегда в ресурсе?

Я стараюсь отключаться. У меня принцип – не брать трубку после 19.00. Если только мне не звонит основной акционер или партнеры. Насчет остального я уверен, что все можно решить в течение дня или на следующее утро. Ну а если нельзя, значит мы просто что-то плохо спланировали. Вчера звонил банкир в 21.30 – я не взял трубку. Если пишут в мессенджер, я могу прочесть, но не ответить.

Вас не тревожат непрочитанные сообщения или сообщения, на которые вы не ответили?

Тревожат, но я с этим борюсь при помощи аутотренингов. Жизнь – это не спринт, нам не нужно бежать стометровку быстрее всех. Это, скорее, марафон.

То есть, исходя из вашего опыта, все время быть в ресурсе невозможно?

У каждого своя история. Мне рассказывали про Маска, что он работает минимум по 16 часов в день и его рабочий день расписан иногда до 5-10 минут – я верю, но это не моя история. Я должен быть в ресурсе, и я могу быть не в ресурсе. Это нормально. От волнения возникают болезни, а я не хочу болеть – я хочу быть богатым и успешным. И счастливым. (Смеется.)

Как вы накапливаете внутренний ресурс?

Нужно делать то, что тебе нравится, – все просто. Знаете, есть такая фраза, что бизнес – самая популярная игра в мире. А кто в ней побеждает? Тот, кто умер с самым большим количеством денег.

Хорошая шутка.

Это не шутка! (Смеется.)

Как часто вы уходите в отпуск?

Стараюсь часто. Я верю в то, что отдохнувшие люди делают больше. Ведь результат – это время, умноженное на усилия. Ты можешь бесконечно много трудиться, но если твоя мысль не такая острая, то и результат будет так себе. Нужно отдыхать, чтобы классно работать. Мой отдых связан с поиском новых впечатлений, каждый год я стараюсь осваивать что-то новое: сначала были мотоциклы, потом яхтинг, парашютный спорт. Теперь на очереди вейкбординг.

Эти увлечения помогают забыть о рисках, которые есть в вашей работе?

Я думаю, нельзя постоянно все контролировать, все время думать о рисках. Если мы говорим о бизнесе, то риска избежать не получится, лучше принять его вероятность. Как у врачей – они же тоже понимают, что риск есть всегда. Ну что самое плохое может случиться в бизнесе? Ну, уволят. Ну, будут проблемы – но ты их решишь. Или не решишь, и будет как-то по-другому. Мне близка философия, которая заключена во фразе «нет цели, есть путь», – как у самураев. Если ты идешь правильным путем и делаешь правильные вещи, то ты всегда достигнешь целей, которые ты перед собой поставил.

Текст: Дарья Слободяник

Еще в разделе Vogue Man

Популярное