VOGUE UA CONFERENCE
search Created with Sketch.

Вельветовый бэкграунд: Геннадий Иозефавичус о главном материале сезона

14 октября 2017

Геннадий Иозефавичус рассказывает свою историю отношений с главным материалом этого сезона.

Году в 1992-м на Крещатике, в только что открывшемся магазине United Colors of Benetton (это в районе Бессарабки, на углу бульвара Шевченко, кажется, в доме № 42), я купил себе вельветовую куртку. Была она сшита из темно-зеленой, почти цвета хаки, ткани в рубчик среднего размера. Фасон? Под стать цвету, вполне военный: четыре накладных кармана, как у френча, да и воротник мог по желанию «вставать» и застегиваться, дополняя аналогию с кителем фельдмаршала Френча. О том, что мой китель все же не совсем про боевые действия, напоминала подкладка из яркой – в красно-желтую клетку – шотландки, ну и сама по себе ткань; из вельвета френчи не шили и не шьют: слишком мягко, не по-военному.

Berluti

Куртка прослужила долго, приятно старясь, как и положено вельветовой вещи: корд размягчился, ворс на локтях почти вытерся, вся конструкция приняла формы моего тела. Надевая этот «френч» в начале осени, я снимал его ближе к Новому году – и возвращался в него вновь с мартовским солнцем; длинный, тоже бенеттоновский шарф, твидовая кепка и перчатки из кожи пекари дополняли ансамбль. Вельветовые брюки у меня тоже были, но в паре с этой курткой они никогда не выходили: двойное количество рубчиков казалось мне перебором.

Prada

Впрочем, однажды от идеи не носить вместе вельветовый верх и низ я отступил, заказав у портного-итальянца, приехавшего снимать мерки с клиентов Etro, целый вельветовый костюм. Я выбрал темно-синий корд из смеси хлопка и кашемира, наказал сделать карманы накладными, плечи – мягкими, манжеты – с прорезными петлями и, вдобавок, нашить контрастную строчку цвета бордо по краю лацкана.

Hermes

Итальянец снял мерки, я заплатил аванс и, подождав месяца два-три, получил свой костюм. На внутреннем кармане все той же бордовой шелковой нитью были вышиты мои инициалы. Ткань была прекрасна, ручная строчка – на месте, манжеты расстегивались (и застегивались), брюки были снабжены массой спрятанных от глаз застежек, позволявших посадить их точно по фигуре. Вот только плечи не были мягкими – закройщик то ли не расслышал меня, то ли желание мое было интерпретировано с точностью до наоборот, но пиджак был плечист и нашпигован жесткой тканью, придавшей ему формы не мои, но высеченного из мрамора красавца с трапециевидной верхней половиной. Полюбовавшись костюмом, я убрал его обратно в фирменный кофр и повесил в шкаф. Кажется, он там так и висит.

Сэмюэл Беккет на обложке первого издания книги That Time, Faber and Faber, 1976

Впрочем, в истории моих взаимоотношений с вельветом неудача с костюмом была единственной. Начиная с бенеттоновского «френча», мой роман с тканью в рубчик протекал безоблачно: я с удовольствием носил брюки, пиджаки и куртки. Вот и недавно, в Копенгагене, в королевском универмаге Illums Bolighus, я присмотрел на распродаже чудесный серый пиджак Canali. С расстегивающимися манжетами. И мягкими плечами, разумеется. Как было его не купить?

Роберт Редфорд в фильме «Вся президентская рать», 1976

Дастин Хоффман в фильме «Выпускник», 1967
Актер Стерлинг Хэйден, 1951

Читайте также

Кто такие пансексуалы 

Мужской гардероб: главные вещи сезона осень-зима 2017/2018

мужская мода · Тенденции осень-зима 2017/2018 ·

Еще в разделе For Men

Популярное