День матери: бьюти-истории Леры Бородиной и Сони Лирник

11 мая 2018

Специально ко Дню матери Vogue UA и Lancôme встретились с успешными и красивыми мамами и их детьми, чтоб узнать об их бьюти-традициях.

В первой части проекта Лера Бородина - основатель сервиса аренды платьев Oh My Look! и соосновательница бьюти-пространства G.Bar и концепт-стора SO DODO, мама Сони и Маши и пример для подражания многих украинок, рассказала о своих детских экспериментах с внешностью, отношениях со старшей дочерью и любви к косметике.

- Вы помните свою первую косметику?

- Моя первая косметика. Легко. Вы будете смеяться. Конечно же, у каждой девочки первая косметика – это косметика ее мамы. Причем, я не могу назвать маму бьютиголиком и я прекрасно помню эту тушь, где краска шла в коробочке, а кисточка отдельно, нужно было мочить кисточку и в эту коробочку засовывать и мазаться. Но я этим не пользовалась. Мне тушь была не интересна. Главным предметом моего обожания и предметом трясущихся детских рук был красный набор теней, помад и румян. Я абсолютно не понимала, что и куда нужно мазать, но оно все было разноцветное. Кажется была какая-то польская или чешская косметика 90-х годов. Мама все ценное от меня прятала, но прятала все в одних и тех же местах. Я лет с пяти знала, где что лежит. И вот этот красный набор косметики лежал у нас в коридоре в шкафу на самой верхней полке. Когда я оставалась дома одна, я доставала его и начинала все на себя мазать.

- Получается любовь к косметике у вас была с самого детства? 

- Могу честно сказать, что у меня с детства остался страшная зависимость к косметике. Я могу провести в магазине косметики 3-4 часа абсолютно легко, я не устаю. Мне все это нравится трогать, доставать, пробовать, мазать на руки, перебирать коробочки. Не знаю откуда у меня это, потому что я не могу сказать, что я тот человек, который регулярно красится с утра до ночи и экспериментирует над собой – нет. Мне кажется, я как придумала себе макияж в 14 лет (светленькие тени), так оно как-то и осталось. Конечно же, увеличилось количество продуктов, которыми я пользуюсь. Я испытываю страсть ко всем этим коробочкам, баночкам, бутылочкам. Не понимаю почему. Возможно это с детства.

- В возрасте десяти лет были ли поп-звезды, чей макияж вам хотелось повторять?

- Вообще все девочки моего времени делились на две категории: 1) фанаты Spice Girls; 2) фаны Backstreet Boys. Когда мне было 12 лет, я была фанатом "перчинок". Мне нравилось наблюдать за их нарядами. Сейчас я уже понимаю, что это точно продуманный поп-проект, где у каждой был свой стиль, который не всегда соответствовал действительности.

- Какая участница группы была вам ближе всего по духу?

- Эмма Бантон была моей любимой. Я всегда была в ее образе на всех выступлениях. Во-первых, я была блондинкой до 19-ти лет. Вообще я светло-русая, но до 19-ти красилась в блондинку, потом кардинально поменяла свой внешний облик. Бантон нравилась мне больше всего, но сейчас я бы выбрала Викторию Бекхэм.

- Почему вы покрасили волосы в темный цвет?

- Мне перестали нравиться блондинки. Я как-то ехала по городу и начала обращать внимание, что я стала много засматриваться на брюнеток, и они мне казались более выразительными. Мне было тогда девятнадцать, и я могла себе позволить прибавить несколько годков с помощью перекрашенных волос. И я рискнула. Причем в салоне, где я обслуживалась, колористы были против, не хотели меня красить. И был только один мастер, который стриг меня в тот период жизни, и он сказал: «Да, я вижу, тебе будет так хорошо. Давай краситься». И так я получилась брюнеткой с голубыми глазами. Спустя 5 лет у меня была попытка после того окрашивания вернуться в блондинку, но я вовремя остановилась. И пока я чувствую себя абсолютно комфортно.

- Помните ли вы свои какие-то первые ольфакторные впечатления? Запахи с детства, которые вам очень нравились?

- Я абсолютный адепт теории, что музыка и запахи быстрее всего возвращают нас назад в прошлое. Поэтому я часто отслеживала такие моменты. У меня мама из Херсона, поэтому мы ездили туда каждый год к бабуле. А бабушка постоянно наготавливала кучу всего. Во-первых, у нее в квартире был какой-то специфический запах, не запах бабушки. А запах уюта и чистоты одновременно. У моей бабушки всегда был склад сгущенки, вкусняшек из детства, которых у нас не было, а бабушка все накапливала и ждала, когда приедут внуки и открывала. Я прекрасно помню, как начиналось утро, как светило южное херсонское солнце в окно, а за окном шевелились деревья, а на столе нас ждала клубника в огромных тарелках, персики чуть подмятые. И еще бабушка делала нереальные пончики, которые она всегда зажаривала в масле, но они были очень вкусные. И вот вся эта история пончиков, фруктов и сахарной пудры – один из самых сильных ароматных якорей с моего детства, который возвращает мне какое-то счастье.

- У вашей бабушки или мамы есть какие-то традиции или ритуалы по уходу, которые они передают из поколения в поколение?

- Нет, у нас в семье не существовало таких традиций. Мне кажется, что я буду первой, кто будет создавать традиции и передавать дальше. Потому что и мама, и бабушка жили в такое время, когда никто не знал о всех правилах ухода. Бабушка всегда ухаживала за собой. Она всегда выщипывала и красила брови, красила ресницы. Но главной ее фишкой до последних дней была морковная помада. И где бы мы ни были, каждый раз, когда мы встречали морковную помаду – мы покупали ее для бабули. Бабушка по папиной линии также красилась до последних дней, и мне всегда это нравилось. Несмотря на то, что нашим старушкам и бабулям жилось сложнее, чем европейским, но тем не менее, эта врожденная женственность в них всегда побеждала. И я надеюсь, что я, как бабушка будущего поколения, продолжу ухаживать за собой, как это делали мои бабули.

- А ваша дочь уже обращает внимание на какие-то бьюти-продукты?

- Пару лет назад, она меня очень просила купить ей набор детской косметики. Детская косметика – это классный переход от того возраста, когда человек не красится, и когда он начинает краситься нормальной косметикой. Но я никогда и нигде не встречала профессиональные наборы или нормальные бренды, которые делают косметику для маленьких детей. И у нас с этим не складывалось. Однако несколько недель назад, когда мы поехали на традиционный воскресный выездной завтрак, я заметила, что у Сони накрашены ресницы. И тогда я поняла, что наступил у нас новый период в жизни. И в декабре Николайчик подарил ей два блеска Lancôme, один прозрачный и один бежевый, и она с ними не расстается. Первая реакция была, что Николай перепутал и принес вместо меня ей под подушку. Но как оказалось, что Николай мне вообще ничего не принес, то она радостно сказала: «Значит это мне». Теперь она с ними путешествует, ходит в школу, но не красится, ведь главное показать, что они есть.

- Вы уже учите Соню ухаживать за собой? 

- Пока что она должна следить за гигиеной, чистить зубы, мыться утром и вечером, мыть голову.

- Как часто по-вашему нужно мыть голову?

- Я не любила в детстве мыть голову, и вот однажды мой папа был во Франции, он был архитектором. Он привез нам набор подарков. И среди этих подарков была такая литровая бутылка Lenor. Тогда его у нас в стране не было. Все было написано на французском языке. Я была единственная, кто знал французский язык, потому что я училась во французской школе. На обложке этого Lenor был нарисован мальчик, который, как мне тогда казалось, был с мокрыми волосами и лежал на стопке полотенец. Я читаю всю аннотацию, увидела слово «кондиционер», прихожу к родителям и говорю: «Я все поняла, это кондиционер для волос для детей». Они говорят: «Ну, окей». В общем, мыла я волосы этим Lenor и я хочу сказать, что волосы были потрясающими. Спустя лет пять, я лежу перед телевизором, смотрю какой-то канал, и вижу рекламу Lenor, кондиционера для белья. Я была в шоке. Потом я поняла, что я выжила. А потом я обрадовалась, что теперь его можно будет купить и снова мыть им волосы. Так волосы были действительно шелковистыми, как и завещал Lenor. Но, конечно же, обраловалась в шутку и Lenor таким образом больше не использовала. А еще помню, когда я уже была блондинкой с длинными волосами, я гладила волосы утюгом.

- Если ваша дочь захочет присоединиться к какой-то субкультуре, и кардинально поменять внешность и стиль, как вы к этому будете относиться?

- Я не знаю, что буду чувствовать. Я надеюсь, что буду открыта к этому, потому что сама это все прошла. У меня были дреды, сережка в носу, сережка в пупке, я сделала первую татуировку в тринадцать. Я сделала ее в последний день лета, папа узнал об этом спустя два года и это был самый жесткий разнос в наших отношениях. Я надеюсь, что буду относиться к этому, опираясь на тот опыт, который у меня есть. Ведь этот возраст с 13 до 16 формирует тебя как личность, и одна из самых больших сложностей, с которыми мы сталкиваемся во взрослой жизни – это внутренние страхи и рамки. И мне кажется, что я как мама, просто обязана пойти на встречу, для того, чтобы они избавились от страхов и рамок в юном возрасте, чтобы в будущем, они с этим сталкивались меньше. Конечно, я надеюсь, что они не будут делать татуировки как у рэпера FACE на лице, потому что это будет сложнее.

Лера Бородина выбрала идеальные подарки на День матери
Путешествие в Италию; Аромат La vie est belle; Билет на летний джазовый концерт для неё и подружки в Зеленый театр; Набор масок Lancôme; Книга Владимира Яковлева «Возраст счастья»

Фото: Lesha Lich

Стиль, текст: Olga Zhyzhko

Макияж, прически: бьюти-бар G.Bar

Продюсер: Marina Sandugey-Shyshkina

Локация: Make my cake

На Лере: платья из сервиса аренды платьев Oh My Look! (темно-синее бархатное платье-миди - Saya for Oh My Look!; бежевое платье - For a moment)

На Соне: платье, Hildra Henri; брюки, топ, все - Unlabel Kids. Baby Marlen Boutique ул. Пушкинская, 41

Facebook Lancôme

YouTube Lancôme

весенние ароматы · ароматы · Lancôme ·

Еще в разделе Персона

Популярное