RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Интервью с fashion-директором французского Vanity Fair Камиллой Бидо-Уоддингтон

07 декабря 2019

Fashion-директор французского издания Vanity Fair Камилла Бидо-Уоддингтон умеет сочетать парижский шик и британский дух бунтарства — в работе и в жизни.
 

Шелковая блуза, хлопковые брюки, кожаные босоножки, все — Chloé; браслет, латунь, позолота, J. W. Anderson; браслеты, палладий, эмаль, Hermès; кольцо-шевалье, желтое золото, винтаж
О старте карьеры

Когда я начинала работать, во Франции модных журналов было куда меньше, чем сейчас, — только Vogue и несколько коммерческих изданий. А я в то время всерьез увлекалась независимыми проектами. Британские друзья посоветовали обратиться в редакцию Dazed & Confused — там я и обосновалась. В Лондоне зарождалась альтернативная модная пресса: издавались The Face, POP, AnOther Magazine, чуть позже в Париже запустился Self Service, и я работала для них. Это был невероятный опыт, потому что ничего подобного до нас никто не делал. Мне нравилось жить на два города. В Лондоне мы были стайкой безумных модников, художников и музыкантов. На этом фоне Париж казался более степенным и интеллектуальным. Сейчас я тут живу и должна признать, что принимаю французский менталитет куда спокойнее, чем раньше.

Кулон, желтое золото, Samuel François; браслет, серебро, Chloé; браслет, латунь, серебро, смола, Balenciaga by Nicolas Ghesquière
О 1990-х

Мода циклична — все рано или поздно возвращается, и сейчас мы переживаем новый виток ностальгии по 1990-м. Это было удивительное время: конец наивности и начало тектонических перемен. Коммерция стала побеждать искусство, а большие деньги — творчество. Я счастлива, что застала этот момент: в мою юность не было социальных медиа и тотальной «передозировки» изображений. В 1990-х мы еще могли использовать в съемках вещи с блошиных рынков и даже старые отрезы тканей. Такой свободы, увы, сегодня больше нет.

Туфли из натуральной кожи и плексигласа, Balenciaga by Nicolas Ghesquière
О стайлинге

Я женщина, которая искренне любит одежду. Думаю, это предопределило мою эстетику. Другие стилисты более рассудительны, а я всегда следую инстинкту — интуитивно реагирую на вещи, которые мне нравятся или, наоборот, вызывают неприязнь. Моя работа напоминает занятия психоанализом — с ее помощью я могу выразить эмоции и чувства, которые переживаю в настоящий момент. В моих съемках всегда есть ощущение свободы и всегда найдется место провокации и юмору. Мне нравится легкая перверсия и заигрывание с сексуальностью, граничащее с вульгарностью. В жизни я стараюсь одеваться сообразно возрасту, но на съемочной площадке проецирую на моделей то, как хотела бы выглядеть, будь немного моложе. Мой почерк здорово изменился с того времени, когда я начинала карьеру: видимо, смотрю на мир другими глазами и стараюсь проигрывать другие сценарии.

Кожаные туфли, Balenciaga by Nicolas Ghesquière
О сотрудничестве с дизайнерами

Работать над коллекциями, погружаться в мир дизайнера — очень захватывающе. Мне нравится начинать с нуля и наблюдать, как коллекция трансформируется у тебя на глазах. Люблю элемент непредсказуемости — все поменяется тысячу раз, но итог нашей работы всегда будет точным и выверенным. Мне довелось сотрудничать с замечательными дизайнерами, но я всегда особо ценила людей с отменным чувством юмора и умением смеяться над ситуацией и над собой. Мне нравилось работать с Фиби Файло и с Ханной Макгиббон в Chloé, с Кристофом Лемэром в Hermès, и сейчас — с Наташей Рамсей-Леви в Chloé. Я делала стайлинг для показов Marc by Marc Jacobs и должна сказать: за кулисами шоу всегда было ощущение большой дружной семьи.

Хлопковое платье, Chloé; кожаные ботинки, Louis Vuitton; браслеты, палладий, эмаль, Hermès; ожерелье, латунь, Lanvin
О Vanity Fair

Работа в Vanity Fair подразумевает, что я могу реализовать свое видение прекрасного на страницах журнала, который славится многолетними отношениями с миром кино. Для меня как стилиста это создает абсолютно другое ощущение перспективы — стимулирует мозг и позволяет делать то, что не представлялось возможным еще несколько лет назад.

Браслет дерево, эмаль, Lanvin
Об одежде

Мне по душе винтаж и вневременные вещи. Я давно отказалась от платьев в пользу маскулинных брюк и строгих юбок. Люблю миксовать одежду — для меня это как складывать слова в предложения. Мне кажется, с затейливым стайлингом женщины выглядят умнее, хотя сама себе не могу объяснить почему. Моя главная слабость — блузы кремового цвета. Они освежают и смягчают образ.

Хлопковая блуза, Jean Paul Gaultier; шерстяная юбка, Comme des Garçons; браслеты, палладий, эмаль, Hermès
О музах

Примером для меня всегда была Диана Вриланд — ее бесстрашие, неуемная фантазия и серьезное отношение к моде подкупают. Восхищаюсь Грейс Коддингтон — тем, как она балансирует на грани яркости, шика и искренности, которую редко встретишь в этой индустрии. Люблю свою подругу Наташу Рамсей-Леви: она замечательный человек, заботливая мать и талантливый дизайнер, который тонко чувствует ритм современного мира, интересуется политикой и борется за права женщин, причем делает все это с невероятным изяществом.

О плане Б

Если бы я не работала в сфере моды (что, конечно, трудно себе представить), я бы писала сценарии и снимала фильмы, занималась фотографией и скульптурой. Я могла бы стать защитницей окружающей среды или борцом за права женщин. Но я очень довольна своим местом в жизни. Мне безумно интересно заниматься Vanity Fair — я хочу сделать журнал более живым, насыщенным и увлекательным. И непременно сохранить его фирменную эстетику гламура — без этого никак.

Шелковая блуза, кашемировая рубашка, все – Loewe, кожаные брюки, Chanel; кожаные босоножки, Atlein; кольцо, желтое золото, Griegst; кольцо-шевалье, желтое золото, винтаж

Фото: Kira Bunse @Bird Production

Записал: Веня Брыкалин

Прическа и макияж: Camille Arnaud @Airport Agency

интервью ·

Еще в разделе Персона

Популярное