RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Дом на плечах: интервью с Марией Грацией Кьюри

21 декабря 2019

Арт-директор Дома Dior Мария Грация Кьюри называет себя куратором и считает, что мода стала частью современного искусства. С ней не поспоришь.

Мария Грация Кьюри

И напоследок дом вышел в сад. Он был золотым и блестящим. Ему аплодировали, а он шагал как ни в чем не бывало. Дом завершал модный показ Dior, занимая то место, которое обычно отводится наряду невесты. Забавное золотое платье изображало фасад дома № 30 по парижской авеню Монтень, знаменитому адресу Кристиана Диора. Историческое здание на Монтень готовят к ремонту, на несколько лет Dior сменит главный адрес, и напоследок Мария Грация Кьюри воздала ему почести, отпустив в увитый розами сад вроде того, что цветет вокруг виллы Диора в Нормандии.

Костюм, расшитый перьями, топ из сетки, босоножки из сетки, серьги, жемчуг, латунь, все – Christian Dior Haute Couture

Всякий раз для своих показов Кьюри приглашает художников, точнее — художниц. Сначала это была нигерийская писательница Чимаманда Нгози Адичи. Ее слова We Should All Be Feminists украсили платья Марии Грации. Потом появилась итальянка Бьянка Пуччарелли Менна, она же Томасо Бинга, поэтесса и художница, складывающая из собственного обнаженного тела (не совсем соответствующего в ее 88 лет коммерческим стандартам женской красоты) буквы для новой феминистической азбуки. И вот теперь партнершей Марии Грации стала англичанка Пенни Слингер, прославившаяся в 1960-х своими скульптурами-платьями вроде огромного свадебного пирога, внутри которого, голая, сидела она сама, — по мере его разрезания открывались те самые сладкие части тела невесты, которые должен, по освященной веками традиции, вкусить супруг. Британская публика тогда была несколько шокирована. Теперь понятно, откуда дом пришел? Хорошо еще, что в нем не открывались ворота.

Брючный костюм из многослойной сетки, топ из многослойной сетки, все – Christian Dior Haute Couture
"Dior - компания, которая открыта новому и с радостью встречает сюрпризы. Здесь ничего не надо утверждать на худсоветах"
На Пол: платье из сетки, расшитое бусинами, юбка, расшитая перьями, все – Christian Dior Haute Couture. На Лили: платье из сетки, украшенное аппликациями из орхидеи и лианы, Christian Dior Haute Couture

Когда мы беседовали с Марией Грацией, она только готовила этот показ вместе с Пенни. Параллельно мы обсуждали предыдущее шоу: Томасо Бинга молчаливо присутствовала при нашем разговоре — ее буквы-фотографии висели на стене, расставив ноги и руки. «Посмотрите, как она использовала себя, свое тело для своего искусства, — говорит Мария Грация. — Она связала его с метафизикой, с поэзией, не побоялась ни возраста, ни чужих взглядов — и вышла на подиум. Мне кажется, это метафора современной моды. Она очень смелая». А мне вот кажется, что смелость проявила Кьюри. Я спрашиваю, как она выбирает художников, как уговаривает Dior принять ее выбор и как организовывает их работу. «Организовываю? — удивляется Мария Грация. — Разве я зову художников, чтобы подчинить их себе? Вот уж нет. Я им говорю: «Ты придумываешь декорацию, сцену, это — твое дело». Единственное, что нужно мне, — чтобы ходили модели. И ходили в моих платьях».

Платье из сетки, украшенное кристаллами, топ из сетки, бархатный пояс, сапоги из сетки, все – Christian Dior Haute Couture

Правда это или ритуальный жест, но она уверяет, что ее выбор никогда не оспаривался, каким бы острым ни был: «Dior — компания, которая открыта новому и с радостью встречает сюрпризы. Здесь ничего не надо утверждать на партсобраниях и худсоветах. Лишь бы было талантливо. Даже в первый раз, когда я готовила коллекцию, мне только одно и сказали: «Смотри сама, тебе виднее. А кто такая Чимаманда?»

"Париж голоден на таланты, и таланты сами сюда стремятся, чтобы этот вечный голод утолить"

Итальянка Мария Грация пришла в Dior три года назад, накануне значительного юбилея: бренд праздновал 70-летие New Look. Масштабные выставки прошли тогда в парижском Музее декоративного искусства и в лондонском Музее Виктории и Альберта. Это был парад всего, что делали на авеню Монтень сменявшие друг друга дизайнеры: сначала сам Диор, затем Ив Сен-Лоран, Марк Боан, Джанфранко Ферре, Джон Гальяно, Раф Симонс и моя собеседница Мария Грация Кьюри. Ее новая коллекция Haute Couture осень-зима – 2019/2010, завершившаяся выходом «золотого дома», тоже стала выставкой и парадом. Видно было, сколько всего Мария Грация пересмотрела в диоровских архивах, где хранятся вещи великолепной семерки дизайнеров. «Я проводила там дни напролет». – «Где «там»?» – «Там! Сказать не могу, не имею права. В окрестностях Парижа, в тайных местах хранятся все эти платья, архив самого Диора и его последователей. Это пещера сокровищ для любого дизайнера. Как можно было этим не воспользоваться?»

. На Пол: платье из сетки, расшитое бусинами, юбка, расшитая перьями, все – Christian Dior Haute Couture. На Лили: платье из сетки, украшенное аппликациями из орхидеи и лианы, Christian Dior Haute Couture

Но если Мария Грация им и воспользовалась, то не напрямую. Цитаты были скрытыми. Хотя в новой коллекции фигурировал жилет, похожий на незабываемый хрестоматийный «бар», но у Диора он опирался на монументальную юбку, а здесь из-под жилета выглядывали стройные ножки – и газовая ткань их ничуть не скрывала. Никаких каблуков – чулки с подошвами. Все похоже, да непохоже — и не зря первое же платье украсила надпись «Are Clothes Modern?» Кто же сейчас ответит на вопрос, что современно в моде, заданный архитектором Бернардом Рудофски за целых три года до диоровского New Look. Книга Рудофски Are Clothes Modern? начинается, кстати, с цитаты из «Золушки». Не милой диснеевской, а кровавой гриммовской, где, чтобы примерить желанный башмачок, надо отрезать пятку. Неужели за современность и моду надо платить кровью? «Мода ведь меняется, – говорит Мария Грация. – И как сильно! Она была маленьким герметичным мирком. Сейчас же это колоссальная вселенская индустрия. Всё! Повсюду! Всегда!»

Платье из шелкового бархата, Christian Dior Haute Couture. 

Мария Грация уверена, что, только так понимая моду, можно сейчас работать в Dior. И еще для Кьюри важен французский акцент бренда: «Dior — это часть Франции. Это не обычный Дом моды, а ступенька национального сознания. После Второй мировой Париж был в ужасном состоянии: безработица, голод, безнадега. А месье Диор дал надежду, открыл двери в будущее. Он показал всему миру силу французской культуры. Я итальянка и люблю Италию, но никогда не забываю, что сам бренд – французский. Более того – парижский». – «Что для вас значит «парижский»?» – «Париж потому и стал Парижем, что был землей обетованной для художников, которые здесь искали свободу. Этот город голоден на таланты, и таланты сами сюда стремятся, чтобы этот вечный голод утолить. Сам Диор до того, как стать модельером, был художником и галеристом. Любовь к искусству — важнейшая часть французской культуры. В Париже это осознаешь».

Платье из жаккарда, серьги, латунь, все – Christian Dior Haute Couture

Мария Грация родилась в Риме. Там живет ее сын, дочь – в Лондоне, а она вот уже третий год смотрит из окна по утрам на Люксембургский сад, ходит на работу пешком, делает коллекцию за коллекцией и не страдает от жизни сразу на три страны.– Моя дочь изучала историю искусства в Лондоне, она там счастлива. Боюсь, в душе она англичанка. Вы не поверите, она предпочитает читать на английском, а не на божественном итальянском. Я ее понимаю: тоже когда-то хотела в Лондон, просилась у мамы. Мне ответили тогда: «Заработаешь — поезжай».– Ну а сын остался на родине, в Италии?– Он в Риме, да, но в Италии ли он – вопрос. Он живет совсем в другом мире – на просторах интернет-пространства. Для меня этот мир загадка… он ведь невидим. Сын погрузился в него с головой и лишь иногда балует нас своим присутствием. Я плохо это понимаю и боюсь, что он что-то теряет. Но надо принять, что он другой человек.– Не такой, как вы или я?– С гражданами интернета сложно иметь дело, они даже не пишут на бумаге. Зато умеют то, что нам и не снилось. Однажды я потеряла карточку и осталась без цента, а сын меня спас, сняв какой-то хитрой махинацией все деньги с моего банковского счета. Я доверяю ему, но он, конечно, в любой момент может меня обобрать до нитки, ха-ха. Когда я делаю коллекции, я думаю и о таких, как он. Им не нужна прежняя мода с ее зацикленностью на форме, силуэте и ткани.

На Лили: костюм, расшитый перьями, топ из сетки, босоножки из сетки, серьги, жемчуг, латунь, все – Christian Dior Haute Couture. На Пол: платье из шелкового бархата, топ из сетки, все – Christian Dior Haute Couture

Один из образов новой коллекции Марии Грации – женщины-кариатиды, красавицы с архитравом, фризом и карнизом на голове. Дизайнер считает их олицетворением современных женщин. Они грациозны, но не хрупки, на них все держится: «Сила в сочетании с грацией, — вот мой идеал красоты!»– Да, Мария Грация, в грации — сила, а мода теперь не микроскоп, а калейдоскоп. Влияет ли это на вашу работу? Что изменилось, кроме феминистских лозунгов?– Я не ищу обиженных женщин, борьба за свои права — это не злость и не обида. Раньше что было главным? Красивые коллекции – остальное неважно. Красота по-прежнему в цене, но быть креативным директором Dior сейчас – совсем не то, что раньше. Нужны художники с их широким взглядом. Если сегодня, занимаясь модой, вы не куратор, не работаете с художниками, вы просто недальновидны.

Когда-то в Доме на авеню Монтень состоялась великая февральская эстетическая революция. Кристиан Диор предложил женщинам философию New Look – чтобы забыть войну, оккупацию, продуктовые карточки и зажить наконец счастливой жизнью всему вопреки. 70 с лишним лет спустя Мария Грация Кьюри считает, что «тогда платье было всего лишь платьем. Надев его, женщина выходила на прогулку – сегодня же она выходит на работу, а возможно, даже на войну! Идея, что в Dior можно просто торговать прошлым, ошибочна». Да, золотой дом Марии Грации впору, как ни тяжело его нести.

Текст: Алексей Тарханов, «Ъ»

Фото: William Waterworth @Michele Filomeno

Стиль: Darcy Backlar @TheLink Mgmt

Прически: Vi Sapyyapy @Management + Artists

Макияж: Adrien Pinault @Management + Artists

Сет-дизайн: Felix Gesnouin @WSM

Продюсер: Kateryna Kudinova @Boundless Paris

Ассистент фотографа: Jack Younger

Ассистент стилиста: Celia Moutawahid

Ассистент парикмахера: Miwa Moroki

Ассистент визажиста: Mouna Benouhoud

Ассистент продюсера: Lada Gronskaya @Boundless Paris

Модели: Pol Ivochkina @Supreme Management, Lily Ashley @Storm Models, Edie Rae @Premier Model Management

Благодарность – Paris Ouest Sotheby’s International Realty

Dior ·

Еще в разделе Персона

Популярное