До #VogueUAconference осталось

День матери: бьюти-истории Кати и Нины Сильченко

24 мая 2018

Специально ко Дню матери Vogue UA и Lancôme встретились с успешными и красивыми мамами и их детьми, чтоб узнать об их бьюти-традициях.

В последней части проекта о своих бьюти-секретах нам рассказала дизайнер Катя Сильченко и ее мама Нина Васильевна. Одежду бренда theCOAT by Katya Silchenko носят Маша Ефросинина, Веря Брежнева, Катя Осадчая, Надя Дорофеева и другие знаменитости. По ее словам - лидерские качества в ней воспитала ее мама Нина Васильевна. Vogue UA узнал о том, как Катя и Нина повлияли друг на друга, и научили любить себя и ухаживать за собой. 

- Чем вы похожи, а чем нет?

Катя: Мы обе в семье самые сильные личности. Хотя говорят, что в семье главным должен быть мужчина, в нашей семье главная мама, а я ее продолжение. Мы лидеры. И отец, и мой брат они более спокойны. Мы добытчицы, все в семью. Мне казалось, что я вырасту и буду другой, но я точно такая же, как моя мама. Всю жизнь, сколько я не наблюдала, она работала днями и ночами, ехала со мной в командировку на сносях, в грузовой машине, что-то заработать и принести все в дом. В этом мы похожи.

Нина: Я более спонтанный человек, у Кати все продуманно. Я считаю, что Катя мудрее меня.

Катя: И хитрее тебя.

Нина: Нет, мудрее. Хитрость – это такое, она прикрывает глупость, а ты именно мудрее.

- А у вас похожие вкусы?

Катя: У мамы очень хороший вкус. Мне нравится, как она работает с пространством. Она видит эстетику, может ее выстраивать. Она видит красоту окружающего мира, и мы восхищаемся подобными вещами. Ей легче построить дом, а мне легче выстроить лекало нового пальто или нового платья. Я иногда говорю: «Мам, я вот просто не понимаю, оттенок краски на такой большой стене – он будет усиленный или наоборот размытым». Я вижу как работать с тканями, пропорции, золотое сечение.

Нина: А я никогда не была модницей. Я всегда одевалась скорее удобно, чем красиво.

Катя: Но ты всегда выгодно отличалась от всех. Когда не было универмагов, была сеть магазинов, которая подчинялась годопторгу и мама была там завмагом. У женщин, которые там работали, были невероятная химическая завивка, леопардовые люрексовые блузы с какими-то нашивками, голубые тени. Мама на их фоне выглядела в большей степени европейкой.

- Вы помните вашу первую косметику?

- Нина: Я даже помню, как это называлось – химическая помада. Она была в тюбике, красивого кораллового цвета, на губах она становилась совершенно несмываемой, жуткой малиновой. И помню пристрастия мужчин, они считали, что ярко красные губы – это пик совершенства. А мне никогда это не шло. Я пару раз пробовала, но это все равно не мое.

Катя: Но ты была эффектная блондинка, с красивыми ресницами. На фотографиях они у тебя наклеены?

Нина: Нет, у нас их не было. У меня они появились три года назад. Была ленинградская тушь, дефицит, которую мы покупали вообще с рук. Надо было туда поплевать, размазать кисточкой и нанести на ресницы. Все носили одни духи – Lancôme Climat. Первые духи, которые появились у нас были французскими. Весь город, мне кажется, даже вся страна носила одни духи.

Катя: А у меня был бьюти-бокс, потому что я занималась бальными танцами и ездила на соревнования в Германию, Англию и другие страны. Мы представляли страну с партнером, поэтому на фоне иностранцев мы тоже должны были выглядеть модно. У нас был автозагар, который жуткими пятнами ложился, особенно в районе локтей, щиколоток и кистей. Иногда когда мы летели,  люди этого побаивались, мы же хотели эффектно выглядеть на паркете. И за несколько дней до поездки нужно было начинать наносить автозагар, чтобы тело в феврале, в Харькове, в спальном районе, выглядело, как будто ты вернулся с какого-то острова. У меня были ногти, которые мы клеили на соревнования, накладные ресницы. Это был экстра-китч.

Нина: Но Катю лет до 14-ти невозможно было накрасить. Она не любила это.

Катя: Потому что у меня капризные глаза. Меня начинали красить, а я начинала плакать. Я была мальчиком-подростком, любила драться во дворах и латиноамериканскую программу. Мне нравилось просто танцевать, без этого всего: ногтей, страз, леопарда. Мне нравилось просто приходить в тренировочной одежде и заниматься. Я очень долго привыкала к эстетике бального танца. А теперь не могу отвыкнуть. Теперь у меня все коллекции в перьях и в них много цвета.

- Вы, как мама, были инициатором того, чтобы отдать Катю на бальные танцы? Прессовали ее?

Нина: Нет. Катя экспериментировала. Сначала она пыталась играть на флейте, потом она фотографировала, потом какие-то виды спорта, а потом уже танцы.

Катя: У мамы был сценарий, что у меня муж должен быть дипломат. Это были последствия железного занавеса, когда ничего не видели. Поэтому когда я вырасту, у меня должен быть муж дипломат, чтоб я играла с ним в теннис, путешествовала и в компании могла выглядеть хорошо. Я должна была закончить ИНЯЗ. Это были мамины грезы и мечты.

Нина: Я же еще не понимала кем она вырастет, поэтому хотелось заложить необходимое. Потом она пришла и сказала, что пошла на танцы. Я была уверенна, что на народные. Потом она пригласила нас на показательное выступление и выяснилось, что она ходит на бальные. А так как не было ни костюма, ничего, мы с трудом ее собрали на конкурс и она завоевала первое место. И тут уже заболела я: мне стало это все очень интересно. И я каждую свободную минуту проводила в поездках с Катей, ходила с ней на всевозможные конкурсы и семинары. И на тот момент, все что зарабатывала семья, шло на то, чтобы поддерживать Катю в ее увлечении танцами.

- Есть ли у вас какие-то семейные бьюти-традиции?

Катя: Чистый четверг – я это так помню. Мама заваривала травы, целую ванную из трав, и мама купала, говорила что-то вроде «будь красивой и здоровой», как обряд какой-то.

Нина: До полугода я купала детей в травах любистка. Есть такое поверье, что ребенка, особенно девочку, чтобы она была красивой и любимой, нужно купать в любистке. Мы его привозили килограммами и купали в нем.

Катя: Шутки шутками, но каких-то бьюти-секретов мама мне не раскрывала, их просто не было. Потому что мама всю жизнь работала и находилась в сфере далекой от красоты. И поэтому, когда я выросла, я начала влиять на маму, наверное.

Нина: Да, сейчас Катя определяет, какую прическу я буду носить. Она мне покупает кремы, она корректирует, если я что-то не так с бровями сделаю, она мне тут же выскажет и исправит. И я ей подчиняюсь, потому что мне очень нравятся все образы, которые она создает, и я вижу, что она очень талантлива в этом.

Катя: В первую очередь мама очень обижалась, когда я сказала, что ей нужно сбросить лишний вес. И у нас были какие-то обиды. А потом, когда она себя сдвинула, начала получать комплименты - жизнь заиграла другими красками. Она начала посещать мероприятия, участвовать в съемках и проектах, и вообще расцвела.

Нина: Конечно, очень интересно жить такой жизнью. И я буду стараться следовать этому всему. Мне повезло, что Катя так хорошо разбирается во всем, потому что я могла умереть не узнав очень много тонкостей, способов и приемов, с помощью которых женщина может хорошо выглядеть достаточно долго.

- А как вы за фигурой ухаживаете?

Нина: Я периодически отправляюсь на детокс-очистку.

Катя: Я вот сказала маме, что дарю ей на день рождения детокс-программу в Италии, с которой я только вернулась. Я вчера на ночь смотрела фильм «Сахар», сегодня сказала маме посмотреть. Рассказала, какие коррективы в питание вношу я, это касается всех в нашей семье, здесь у нас диктатура. Вот такого рода подарки я делаю. На 8 марта я подарила маме серию массажей у нашей массажистки, которая достаточно дорогая, но она того стоит. Поэтому я стараюсь подбрасывать какие-то луки или бьюти-приятности.

- Чем вы восхищаетесь в Кате?

Нина: Сумасшедшая работоспособность. Она могла бы расслабиться и не так много работать. Но она, очевидно, так же любит свою работу, как я когда-то любила свою. Ей повезло, что ее супруг так же увлечен своей работой, поэтому у нас получилась семья тружеников. Еще очень нравится, что Катя умеет доводить дела до конца. Это так важно, так замечательно.  Когда талантливый ребенок, и ты им гордишься.

Катя: Красота у нас бы никогда не была на пике. Мы могли отметить красивую женщину, но больше всегда привлекала какая-то особенность. 

Нина: Бывают очень интересные люди, с хорошим вкусом, индивидуальным вкусом. Даже хороший вкус – этому можно научиться. А вот индивидуальный вкус – это талант.

- Вы когда-то экспериментировали с внешностью.

Нина: Никогда. Насколько я знаю, у Кати до сих пор нет татуировок, у меня тоже. По-моему, такие эксперименты связаны с тем, что люди уходят от чего-то, когда они начинают слишком ярко одеваться, делать какие-то крайности. Я понимаю, что это не решение проблемы. Я когда вижу такого человека, я думаю, что у него есть какая-то проблема. 

Катя: Я это иначе могу истолковать. Я понимаю, что у человека интересная личность, просто иногда меняется обертка. Понятно, что это связано с какими-то переживаниями. У меня свой уход от реальности – это уход в более красивый мир, мир эмоций. В моем детстве таким был уход в мир бального танца. Там есть костюмы, свои крайности, сколько нервов, сколько денег, сколько работы – ты живешь в отдельном мире. Это в какой-то степени тоже субкультура. Это мир со своей политикой и своими страстями.

Нина: И очевидно, что Катюша выплескивала все там. Потому что костюмы могли быть очень откровенными, очень яркими.

Катя: На костюмы не хватало. Я на чемпионаты Украины покупала платье в подсолнухах, искала какие-то фишки. Вышел фильм "Мулен Руж", он меня вдохновил на подтяжки для костюма. У меня было черное платье со шлейками и мини-корсетами. Я там была настолько разной: от макияжа до внешнего вида, что меня больше никуда не бросало.

Нина: Нам удалось благополучно уйти от розовых волос, камней и этого всего. 

5 бьюти-правил по уходу за собой?

Катя: 1) Питание, питание, питание. Сейчас я сдаю гемокод, сдаю кровь, и понимаю, какие продукты мне не нужны. Так я нахожу баланс. 2) Спорт. У меня нет времени на повседневные занятия, но все равно, пусть это будет немного танцев, немного пилатеса. Физическая активность должна быть. 3) Питание волос с помощью масел. У меня по природе не шикарные волосы, это все работа над собой. 4) Крутой визажист – это тоже правило. 5) Для меня очень важно, чтобы я наполнила свою жизнь событиями. Никто нам праздник в жизни не сделает, это все зависит от нас. Мы сами заставляем свои глаза светиться, не ждите этого от кого-то. Насколько блестят ваши глаза – зависит от вас. И это тоже очень влияет на внешний вид.

Катя Сильченко выбрала идеальные подарки на День матери
Билет на концерт Любови Успенской; Билет в театр La Scala; Тушь для ресниц Lancome Hypnose; Книга Алены Долецкой "Не жизнь, а сказка"; Поездка в Италию

Фото: Lesha Lich

Стиль, текст: Olga Zhyzhko

Макияж, прически: бьюти-бар G.Bar

Продюсер: Marina Sandugey-Shyshkina

Локация: Ресторан Sho

На Кате - платья из сервиса аренды платьев Oh My Look! Голубое платье - Gasanova; пудровое мини-платье с длинными рукавами - Innamorata.

На Нине: theCOAT by Katya Silchenko

Facebook Lancôme

YouTube Lancôme

Lancôme · The COAT by Katya Silchenko ·

Еще в разделе Бренд

Популярное