VOGUE UA CONFERENCE

Счастливы вместе: как сочетать меха и драгоценности

10 декабря 2017

Мех и драгоценные камни живут практически парной, семейной luxury-жизнью. Впрочем, мех иногда сдает передовые позиции – всему виной социальная мода

Сейчас меха на подиумах очень много. Это и легендарные норки «в пол» Fendi, и «маленький» мех Prada и Marni, и титанические шубы парижских кутюрье, регулярно демонстрирующих свои бесценные изделия не только в рядовом регистре prêt-a-porter, но и в космогоническом режиме Haute Couture. Мех снова цветет, снова пахнет духами и переливается всеми цветами радуги. Это очень подходит к многогранной палитре украшений высокого ювелирного искусства Домов с пропиской на Вандомской площади, в которых дизайнеры используют обширную палитру драгоценных камней и самоцветов.

Шелковое платье, Gucci; накидка из меха лисы, Miu Miu. Кольцо, желтое золото, оранжево-желтый бриллиант огранки «сердце» (2,5 карата), жадеит (6,2 карата), белые и желтые бриллианты; серьги, белое золото, 2 аквамарина (45,6 карата), танзанит (26,6 карата) и бриллианты (2,17 карата), Chopard

В 1990-х меховые вещи чаще всего попадали на бодрые страницы криминальной хроники: в одном только Нью-Йорке в день праведные экологи и «зеленые» социалисты могли облить краской 5-8 дорогих шуб. С бриллиантами тоже было не очень. Роскошь – и это после самого вульгарного десятилетия XX века, 1980-х годов, – считалась печальным и бездуховным жизненным циклом. Богачей жалели. Богачами не хотели быть: это ведь так аморально! Все хотели ездить на желтом рейсовом автобусе и спускаться в метро, в моде были экология и социальная ответственность индивидуума перед обществом, Гринпис штурмовал нефтяные платформы (как же близки между собой нефть, мех и бриллианты!), «зеленые» окончательно и бесповоротно легализовались в высших эшелонах власти. Фаваз Груози из молодой, им же основанной женевской марки de Grisogono, казалось бы, придумал верный ход: он наладил выпуск драгоценных украшений с немаркими черными бриллиантами (с ними мало кто рисковал работать: их физически тяжело гранить). Едва заметными драгоценными камнями Фаваз Груози комплектовал не только готовые – с иголочки – парюры, но и ювелирные часы, и даже мобильные телефоны погибшей ныне фирмы Ericsson. С мехом тоже придумали, как обращаться: в моду вошла такая причудливая норка, глядя на которую и не скажешь, что когда-то это был реальный зверек. Норку, а также многие другие меха красили и стригли, лисий мех (красной или черно-бурой лисы) – нанизывали на тонкие шелковые ленты, чтобы уже из них связать легчайшую, почти невесомую шубу. Стригли бобра, песца, красили каракуля и каракульчу. Все привычные атрибуты блистательного существования в славном ритме потребления luxury еще 20 лет назад должны были быть замаскированы по всем правилам настоящей партизанской войны.

Но вскоре экологический туман благополучно рассеялся, шубы приняли свои прежние «большие» формы. Бриллианты вновь стали белыми или – крайняя степень роскоши – цветными (желтыми, а в идеале – редчайшими голубыми или розовыми). И это было правильно, и это было исторически справедливо: маятник качнулся в другую сторону.

2000-е почти во всех странах, где потребляют роскошные товары, заслуженно считались «тучными» годами. В топку истинно буржуазной международной жизни легко бросались целые состояния; главными здесь были никогда не унывающие китайцы. Из меха стали шить не только верхнюю одежду, но и юбки, брюки, жилетки и даже зимние шорты. Вошли в моду муфты, меховые палантины, шарфы и варежки. В свою очередь и ювелиры не забывали точечно и прицельно «выбрасывать» на состоятельные «новые» рынки по две коллекции High Jewellery в год. И это не считая коммерческих и базовых линий, которые появлялись регулярно – четыре раза в год. Роскошь вновь вступила в свои законные права, однако ее широкий угрожающий шаг несколько замедлился – в связи с международным финансовым кризисом 2008 года. Но даже в таких нечеловеческих условиях женщина хотела остаться именно женщиной: с бриллиантами в ушах и мехом на плечах.

Драгоценности и меха всегда идут по жизни вместе: падение одной компоненты этой формулы непременно влечет за собой снижение удельного веса другой. Сегодня крупные онлайн-ретейлеры вроде Net-a-Porter и многие бренды (Gucci, Calvin Klein, Ralph Lauren) отказываются от использования натурального меха. Великий британский Дом Garrard, считающийся самым старым ювелирным домом в мире (бывший поставщик династии Виндзор), заманивает в свои магазины не только (и не столько) победоносными тиарами, но и маленькими драгоценными «бижу». Феноменально популярна модная бижутерия, а марка Swarovski успешно выпускает колье и кольца – реплики настоящих прославленных украшений. Кажется, маятник качнулся еще раз. Убрать шубу в книжный шкаф, а фамильные бриллианты Graff и Chopard – в раскладывающийся диван? На взгляд автора этих строк, нужно просто взять паузу.

На любого революционного Gucci всегда найдется старый добрый Fendi, который будет предлагать вам все лучшие меха мира. То же и в ювелирном искусстве. Chopard, к примеру, благополучно развивает направление этичного (Fairmined) золота и делает из него минималистичные украшения с небольшим количеством камней Ice Cube. При этом в недавних коллекциях высокого ювелирного искусства бренд демонстрирует то роскошные замбийские изумруды («Шелковый путь»), то полученные из ботсванского алмаза весом 342 карата бриллианты («Сад Калахари»).

Текст: Екатерина Истомина

Фото: Antonina Zharko

Стиль: Natalia Zemliakova

Прически: Yukiko Tajima @See Management

Макияж: Fumiaki Nakagawa с использованием Sensai @The Wall Group

Кастинг: Seona Taylor Bell

Ассистент стилиста: Taylor Burrella

Модель: Alanie Quinones @The Society Management

Читайте также: 

Лучшие друзья: главные High Jewelry коллекции года​ 

20 необычных сумок Карла Лагерфельда для Chanel​

драгоценные камни · украшения · бриллианты ·

Еще в разделе Аксессуары

Популярное