VOGUE UA CONFERENCE 2019EARLY BIRDS PRICE! До 31 августа
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

История украшений Марии Стюарт

15 января 2019

Фильм “Мария — королева Шотландии”, который выйдет на экраны 17 января 2019 года, посвящен противостоянию двух королев: Марии Стюарт и ее двоюродной сестры Елизаветы I. Личность мятежной королевы Шотландии, одной из первых роял-персон в истории, чья голова полетела с плахи вызывает огромный интерес, ее можно назвать одной из самых неординарных и противоречивых дам эпохи Возрождения. Хотя, в те времена, задушить мужа, чтобы вновь выйти замуж, возможно, и не считалось чем-то особенным. А вот ее подход к выбору нарядов и украшений, как к эффектным средствам перформанса, были вполне новаторскими.

Портрет Марии Стюарт, королевы шотландцев (хранится в музее Блэрса, Абердин, Шотландия)

Стефан Цвейг в своей романтизированной биографии "Мария Стюарт" так описал подготовку мятежной королевы к собственной казни: "Великолепный, праздничный наряд выбирает она для своего последнего выхода, самое строгое и изысканное платье из темно-коричневого бархата, отделанное мехом куницы, со стоячим белым воротником и пышно ниспадающими рукавами. Черный шелковый плащ обрамляет это гордое великолепие, а тяжелый шлейф так длинен, что Мелвил, ее гофмейстер, должен почтительно его поддерживать. Снежно-белое вдовье покрывало овевает ее с головы до ног, а драгоценные четки заменяют ей светские украшения. В предвидении последней кровавой минуты Мария Стюарт надела исподнее платье пунцового шелка и приказала изготовить длинные, по локоть, огненного цвета перчатки, чтобы кровь, брызнувшая из-под топора, не так резко выделялась на ее одеянии. Никогда еще осужденная на смерть узница не готовилась к казни с таким изощренным искусством и сознанием своего величия".

Уделять особое внимание своему внешнему виду и заботиться об эффектном появлении Мария Стюарт научилась еще в девичестве, воспитываясь при французском дворе, куда была отправлена в 1548 году. Уже через десять лет 24 апреля 1558 года состоялась историческая свадьба Марии с дофином Франциском. Наряд, в котором Стюарт отправилась под венец был сшит из белоснежного атласа и искусно декорирован жемчугом. Длина шлейфа платья был около 11-ти метров. В определенном смысле это стало вызовом и одним из первых трендов в свадебной моде того времени. А все дело в том, что тогда подвенечные наряды привычно шились из тканей темных оттенков красного цвета.

Мария Стюарт в свадебном платье

На голове юной королевы была корона, украшенная жемчугом, рубинами и изумрудами, а на груди висел кулон с огромным и редким рубином. "Великий Гарри" был собственность Марии и достался ей от прадеда – короля Англии Генриха VII. Во время своего правления на родине королева установила его в центре шотландской короны. К слову, рубин, который был прозван "кровавым", а после коронации ее сына Якова был украден. В коллекции Марии был также и редкий сапфир "Стюарт", который всегда принадлежал шотландскому королевскому роду. Еще в 1214 году его носил король Александр II. Передаваемый по наследству, он оказался в шкатулке молодой королевы Марии Стюарт. А после всех злоключений своей владелицы закономерно оказался в британской королевской казне в Тауэре.

Портрет Марии Стюарт в "гановерских жемчужинах" (храниться в Музее Виктории и Альберта, в Лондоне)

Также после "францезской" свадьбы свекровь Марии Екатерина Медичи подарила невестке украшения из невероятного жемчуга редкого оттенка "мускат", который теперь также является частью королевских драгоценностей Великобритании. Это ожерелье в шесть нитей в истории известно как "ганноверские жемчужины" и когда-то они были также свадебным подарком – папа Климент VII подарил своей племяннице Екатерине Медичи, когда та выходила замуж за французского короля Генриха II. Мария часто носила это украшение, но после того как была вынуждена отречься от престола, ее сводный брат и регент ее сына лорд Морей попросту забрал жемчуг, как и многие другие ценности королевы. Затем "ганноверские жемчужины" были выкуплены у лорда Елизаветой I и та осмелилась их надеть спустя два года после казни Марии Стюарт.  

Портрет Елизаветы I в колье из "ганноверских жемчужин"

Гардероб "шотландского" периода Марии включал всего пятьдесят нарядов, однако в отличие от Елизаветы I, у которой их было более двух тысяч, Стюарт умела и знала, как их носить и комбинировать с украшениями, которых у нее было гораздо больше. Даже несмотря на то, что часть пришлось оставить Екатерине Медичи при переезде из Франции в Шотландию, в качестве откупа. К тому же, перебравшись в Шотландию, она унаследовала драгоценности от матери и продолжала покупать новые предметы. Это были перстни, подвески, браслеты, ремни, серьги, пуговицы, распятия, четки и меха в комплекте с драгоценными золотыми застежками. Все драгоценности само собой были сделаны из золота, украшены эмалью ярких цветов и украшены драгоценными камнями – рубинами, бриллиантами, изумрудами и сапфирами. Коллекция Марии Стюарт была одной из самых впечатляющих в Европе того времени. 

Кулон Darnley

Немного пролить свет на предметы из запасов Стюарт позволяет документ, составленный перед рождением ее сына. Опасаясь умереть при родах, королева написала завещание, по которому теперь можно установить какие драгоценности принадлежали ей. Например, ее второму мужу лорду Дарнли (которым она легко пожертвует, опасаясь заговора, а также ради третьего брака) Мария завещала крест Saint Michael, его украшали сорок алмазов, ему же в случае смерти королевы достались бы: цепь из алмазов и жемчуга из 24 частей; двенадцать больших застежек, украшенных алмазными розами; двенадцать других больших драгоценных камней и золотые часы, инкрустированные десятью алмазами и двумя рубинами. Мария также завещала мужу и своему будущему наследнику рубин "Великий Гарри" (который мистически исчез после коронации ее сына Якова VI); семь самых крупных алмазов – с условием, что драгоценности будут всегда принадлежать короне; две рубиновых цепи, состоящие из двенадцати частей – каждая из двух рубинов, двух алмазов и жемчуга. Одна цепь предназначалась для лорда Дарнли, другая – для крестника королевы, Фрэнсиса Стюарта. Другим близким людям Мария также завещала часть своих драгоценностей. Графине Леннокс, матери лорда Дарнли, был завещан алмаз, ограненный в форме лица. Граф Босуэлл получил плоскогранный алмаз, оправленный в черную эмаль, и другую траурную драгоценность, украшенную одиннадцатью алмазами и одним рубином. Жене графа – леди Джанет Босуэлл –предназначались чепец, воротник и пара рукавов, украшенных рубинами, жемчугом и гранатами. Тот факт, что после казни Марии Стюарт правительство в течение трех лет поддерживало бюджет государства тем, что по частям распродавало коллекцию ее украшений, также вполне красноречиво говорит об огромной стоимости ее драгоценностей. 

Брошь, подаренная Мэри Сэтон

Почти каждое из украшений Стюарт имеет свою историю, хотя многие из них были расхищены и до нашего времени уцелели лишь единицы. К особенным историям относится и судьба гарнитура из колье и сережек с разноцветной эмалью (белой, голубой, светло-зеленой, зеленой и синей). Кроме искусной эмали колье было украшено жемчугом, изумрудами и рубинами. А его золотые звенья были разделены между собой извилистыми змейками, покрытыми перламутром. Эти змейки выполнены в форме буквы S – заглавной буквы королевской фамилии. Мария Стюарт была на редкость щедрой королевой и подарила эмалевый гарнитур Марии Сэтон (она была одной из "четырех Марий", сопровождавших маленькую Стюарт во Францию, где ее выдали замуж за французского дофина). Когда Стюарт овдовела и вернулась в Шотландию, Мария Сэтон вернулась вместе с ней и служила Марии всю жизнь до самой казни королевы, так и не выйдя замуж. Эти украшения семья Сэтон берегла долгие годы, они передавались из поколения в поколение, пока в первой половине XIX века не попали к одному из дальних потомков – Арчибальду Монтгомери, 13-му графу Эглинтону. Его дочери в 1894 году продали их вместе с остальными фамильными драгоценностями на аукционе Christies. Украшения приобрел барон Гленеск, чья дочь подарила их королеве Марии Текской, когда в 1935 году праздновалось 25-летие коронации Георга V.

Кулон Darnley или Lennox с золотой эмалью, рубинами и изумрудами также был подарен Марией Стюарт. Украшение, которое было показано в Национальном музее Шотландии в Эдинбурге в 2013 году, предположительно создавалось для свекрови королевы, леди Маргарет Дуглас, графини Леннокс. Его сложная иконография относится к совместной жизни графа и графини, чей сын Генри Стюарт, лорд Дарнли, был вторым мужем королевы шотландцев. Латинская надпись на краю медальона также раскрывает амбиции пары в отношении их внука, будущего Якова VI. Надпись на кулоне гласит: "Тому кто все еще надеется, что с терпением одержит победу в их притязаниях" и выражает надежды на трон Якова VI. Девиз же самой Марии "В моем конце мое начало" выглядит и вовсе пророческим. Мало кто из коронованных особо вызывает такой интерес спустя много веков после гибели. 

Текст: Анастасия Яворская

драгоценные камни · украшения · Кинопремьера ·

Еще в разделе Аксессуары

Популярное