VOGUE UA CONFERENCE
search Created with Sketch.

Татьяна Соловей о новинках выставки часового искусства в Женеве

11 февраля 2017

Об итогах выставки высокого часового искусства рассказывает Татьяна Соловей

Выставка высокого часового искусства SIHH (Salon International de la Haute Horlogerie), которая с 1990 проходит в Женеве, - концентрат ювелирного тщеславия, инженерных амбиций и главная luxury-витрина мира. Это детище Richemont Group, отчетный концерт по итогам года главных часовых брендов из портфолио компании, а также избранных независимых часовщиков. В этом году выставка впервые была открыта широкой публике – жест красивый и правильный. На SIHH удивление идет рука об руку с просвещением: представляя очередную улучшенную механическую функцию или технический кунштюк, часовщики вселяют веру в человеческую гениальность. И если раньше все эксперименты происходили в сфере мужских часов, то сегодня в жанре женских часов происходит немало интересного.

Бриллианты vs Тщеславие

Украшать ли женскую механику – большой вопрос для каждой мануфактуры. "Женщины без бриллиантов. Мы подошли к вопросу оригинально", - презентует главную женскую новинку 2017-го директор по разработкам A. Lange & Söhne Энтони де Хаас. Исторический момент – передовая инновационная марка до этого была не против, чтобы женщины носили их Saxonia, но никогда свои часы не называла женскими. Теперь представляют женскую модель Little Lange 1 Moon Phase диаметром корпуса 36,8 мм. В ней с первого взгляда узнается порода Lange 1 – есть ассиметричный циферблат и большой указатель даты, один-в-один как на первой модели 1994 года. У Little Lange 1 Moon Phase есть усложнение – лунный календарь: он настолько точно воспроизводит период вращения Луны по синодической орбите (в период между новолуниями), что коррекция указателя на один день потребуется лишь через 122,6 года. Механика – главное сокровище женской модели, ей не нужны драгоценные камни. В этих часах все по делу. Они лаконичны в дизайне. Розовое золото корпуса, гильошированный посеребренный циферблат и ремешок из белой кожи аллигатора – формально это сочетание не ново в часовом мире, но именно в данной модели цветовая комбинация заслуживает эпитета «идеальный». Снять с руки, забыть, вычеркнуть из списка желаний решительно невозможно. Идеальная женская механика.

Часы Little Lange 1 Moon Phase, механизм с ручным заводом, корпус из розового золота, A.Lange & Sohne

Вопрос с бриллиантами изящно решили в Audemars Piguet. К 40-летию женской модели Royal Oak мануфактура представила новую модель Frosted Gold, созданную в сотрудничестве с флорентийским ювелиром Каролиной Буччи. Бриллиантов на них нет, однако алмазная пыль есть. Эффект достигается благодаря специальной обработке поверхности, которая основывается на флорентийской технике ковки по золоту - часовщики Audemars Piguet придумали, как использовать ее в микро-масштабе.

Часы Royal Oak Frosted Gold, механизм с ручным заводом, корпус и браслет из розового золота, Audemars Piguet

«Мы не считаем бриллианты по безелю исключительно женской прерогативой», - говорит креативный директор IWC Кристиан Кнопп. В новой коллекции Da Vinci (символ «Цветок жизни» из чертежей Да Винчи выгравирован на задней крышке) женские модели представлены в корпусе 36 мм, пять моделей имеют автоматический механизм и три — индикацию лунных фаз, выполнены в стали или розовом золоте и бриллиантах, на металлическом браслете или кожаных ремешках итальянской кожевной марки Santoni.

Часы Da Vinci Automatic Moon Phase, механизм с автоподзаводом, корпус из стали с 54 бриллиантами по безелю, указатель фаз луны, IWC

 

Женская механика - как театр - должна вызывать эмоции, - убеждены в Jaeger-LeCoultre. В запущенной пять лет назад линейке Rendez-Vous используют потенциал мастерских Métiers Rares™, которые специализируются на реализации сложных инженерных решений. В этом году самая впечатляющая модель Sonatina: функция будильника трансформировалась в потрясающее усложнение. Передвигая небольшую звезду по циферблату, можно зафиксировать время встречи или важного события, о котором оповестит мелодичный звон. Впечатляющая функция, впрочем, не осталась без драгоценного декора: модели из белого и розового золота украшены бриллиантами по безелю.

Часы Rendez-Vous Sonatina, механизм с автоподзаводом, функция будильника, корпус из розового золота, Jaeger-LeCoultre
Цветы vs Механика

Независимые часовщики, которые создают сложные коллекционные модели, в жанре женских часов обращаются к традиционному сентиментальному декору. Впрочем, на эти птички-бабочки с восхищением заглядываются и мужчины - чтобы оживить и заставить порхать на циферблате, прикладывается немало инженерного труда. Сложенные из бриллиантов цветы дополняют механизм женской модели Urwerk UR-106 – в честь этого ее назвали Flower Power, серия лимитирована 11 экземплярами. Осью механизма служит цветок лотоса, три цветка закреплены между сателлитными указателями времени. Диски, на каждом из которых стоит по четыре часовых деления, проплывают перед минутной шкалой. Инкрустация бриллиантами выглядит цветочной поэзией, на деле оказывается сложной физикой.

Часы UR-106 Flower Power, механизм с автоподзаводом, корпус из стали, 239 бриллиантов 2,53 карата, Urwerk, серия лимитирована 11 моделями

Механический цветок представил Christophe Claret – модель Marguerite продолжает линию женских часов коллекции Margot. Эту модель Кристоф Кларе показал в 2015, прилично удивив всех механическим балетом на циферблате. Вокруг цветка маргаритки кружат две бабочки, которые указывают часы и минуты, при нажатии кнопки у отметки «2 часа» цифры исчезают, но появляется надпись Il m’aime passionnément («Он страстно любит меня»). В этом году мануфактура ввела нововведение: при заказе часов сообщение можно персонализировать на разных языках, на выбор предлагаются языки стран потенциальных покупателей – есть, конечно же, китайский, арабский, русский.

Часы Marguerite, механизм с автоподзаводом, корпус из красного золота, 609 бриллиантов 2.49 карат, Christophe Claret
Пантеры vs Бабочки

 

Детеныш пантеры – белые бриллианты и черный оникс, изумрудные хитрые глазки – по кругу гонится за мячиком по лаковому черному циферблату. Ни одна коллекция Cartiеr не обходится без вариаций на тему ювелирной хищницы – в этот раз овации достались детенышу пантеры. Минута умиления мастерски сделанной ювелирной скульптурой переходит в удивление. В Panthère Joueuse нет стрелок: мяч указывает часы, минуты – голова животного.

Часы Panthère Joueuse, механизм с автоподзаводом, корпус из белого золота, бриллианты 18,5 карат, Cartier

Чтобы мизансцена ожила, часовое подразделение под началом Кароль Форестье-Кацапи работало пять лет. Ювелирные скульптуры давали дополнительную нагрузку на механизм, так что ради достижения нужного эффекта часовщики создали вертикальную конструкцию из двух калибров.

 

Золотая бабочка, крылья которой покрыты в технике витражной эмали, сидит на цветке из скульптурированного перламутра. Бабочка – автоматон – двигается неритмично, подстраиваясь под движения и жесты хозяйки часов. Чтобы повторить природу – бабочка, сидящая на руке путника, машет крыльями в такт – Дом Van Cleef & Arpels для новой модели часов Lady Arpels Papillon Automate из серии «Зачарованной природы» (Enchanting Nature) подал заявку на четыре патента.

асы Lady Arpels Papillon Automate, механизм с автоподзаводом с автоматоном и анимационным модулем, Van Cleef & Arpels, нумерованная серия

Механика дополнена парадом ювелирных техник: «снежная» закрепка бриллиантов по безелю, несколько видов эмали (витражная и paillonné с использованием фольги), миниатюрная скульптура по перламутру. Течение времени можно смотреть на малом циферблате, расположенном справа от автомотона.


 

 

Лабиринты vs Коровы

Снобский часовой мир обычно говорит о новинках с придыханием – совершенно понятным, если учитывать количество труда и средств, вложенных в разработки. При этом небольшие компании позволяют себе шутить – как в механике, придумывая новые способы показывания времени или конструирования часов, так и в коммуникациях. Главные шутники принадлежат одному владельцу Джорджу-Анри Мейлену. Очень интересно представить эквивалент такого владельца-шутника в модном мире – неужели голый король на подуме

Концептуальный и совершенно бесполезный объект – утверждают в компании. Под видом серьезных часов в корпусе-подушке Hautlence представили щегольскую и остроумную вещицу – игрушку лабиринт: золотой мячик бегает по корпусу лабиринта. Никакой скрытой индикации времени нет – эта вещь, напоминающая часы, время не показывает. «В мире становится доступно все, в том числе и время, по нажатию кнопки. Мы предлагаем абсолютный дисконнект», - не устают объяснять шутку в компании. Впрочем, марке так шутить можно. Швейцарское часовое ателье Hautlence с момента основания в 2004 представляло авангардные часовые концепты.

Часы Playground Labyrinth, механический калибр, корпус из розового золота, бриллианты, Hautlence

Разыгранный в стилистике кретинского гиньоля промо-ролик новых часов H.Moser & Сie Swiss Mad на самом деле – реакция на новый закон, вступивший в силу в Швейцарии в январе 2017. Теперь клеймо Swiss Made можно ставить на часы, у которых 60% деталей произведено в Швейцарии. С 2017 года в знак протеста H. Moser & Cie, чьи изделия изготовлены в Швейцарии более чем на 95 %, убирает маркировку Swiss Made со всех своих изделий. Чтобы протест был более убедительным, часовщики представили Swiss Mad Watch – на 100% сделанные в Швейцарии и запускают инициативу #MakeSwissMadeGreatAgain.

 

Это чистый постмодернизм в действии. Корпус модели Swiss Mad выполнен из настоящего швейцарского сыра Vacherin Mont d’Or médaille d’or, который «укрепляли» при помощи композитного материала itr2©, ремешок сделан из кожи швейцарской коровы, циферблат красного цвета с часовыми отметками на 12, 3, 6 и 9 часов напоминает национальный флаг. Модель, выпущенная в единичном экземпляре, будет продана за 1,081,291 швейцарских франков (это прямая отсылка к дате подписания Швейцарской федеративной хартии 1 августа 1291 года), и все средства от продажи будут направлены на создание фонда поддержки независимых швейцарских часовых мануфактур. И на нее уже есть три покупателя – среди претендентов называют Жан-Клода Бивера, глава часового направления группы LVMH. Впрочем, для оценивших юмор есть модель Venturer Swiss Mad в белом золоте – выпущены в количестве 50 штук.

Часы Swiss Mad, механизм с ручным заводом, H. Moser & Cie, единичный экземпляр

Читайте также:

Вещь дня: часы Chanel Boy-Friend

10 мест в Женеве, которые обязательно стоит посетить

аксессуары · часы · Татьяна Соловей ·

Еще в разделе Аксессуары

Популярное