RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Ukrainian Women in Vogue: Маша Ефросинина

14 ноября 2020

Журнал Vogue UA при поддержке Symbol выпустил книгу Ukrainian Women in Vogue. Она посвящена украинским героиням, которые появлялись на страницах нашего журнала. Модели и художницы, писательницы и спортсменки, музыканты и дизайнеры, балерины и основательницы благотворительных фондов. Каждая из них – сильная личность, которая имеет свой стиль, вдохновляет собственным примером и достойно представляет Украину на международной арене. В специальных интервью для vogue.ua героини размышляют о балансе между карьерой и семьей, публичности и своем понимании счастья. На этот раз читайте интервью с Машей Ефросининой.




 

Как вы считаете, балансировать между карьерой и личной жизнью сегодня сложнее, чем раньше, или в наше время успевать все — проще простого?

Впервые я сталкиваюсь с формулировкой «сегодня или раньше» в контексте «балансировать между карьерой и личной жизнью». Вот честно, в первый раз. В принципе, эта проблема – не проблема, а постановка такого вопроса была всегда, мне кажется. Но если действительно мыслить в контексте «раньше и сегодня» – это достаточно интересно. Мне кажется, раньше это понятие не было настолько четким и точно сформулированным, как сейчас, потому что раньше построение карьеры было для женщины явлением не нормативным. Раньше женщина была сильно закрепощена в совершенно другой повестке: она должна быть хранительницей очага. На этом бы я с «раньше» покончила. Если переноситься в сегодняшний день, то я одна из тех женщин, которые культивируют понимание, что баланса не существует. Это не самое популярное мнение, однако у меня для него есть несколько оснований, а вернее аргументов, чтобы все-таки считать себя достаточно правой в этом. Баланса не существует. Это всегда вопрос внутреннего решения; это всегда вопрос правильного диалога с собой. Что ты называешь карьерой? Что ты в это вкладываешь и какие цели у тебя контурированы в этом контексте? Что для тебя личная жизнь? Подтирать попу детям и присутствовать перед их глазами, чтобы говорить себе, что я с ними? Или давать им возможность гордиться своей мамой, даря им моменты каких-то традиций, общего времяпрепровождения, давая им воспоминания в будущее, закладывая в них правильные морально-этические основы. Эта тема достаточно долгая, и у меня на нее целый трактат на два часа, поэтому, если коротко изъясняться, то я бы ответила именно так – баланса нет, есть внутренний выбор и набор решений и женщина балансирует именно на нем.

Требование «быть лучшей во всем», которое общество выдвигает к современной женщине, мешает вам жить собственной жизнью или, наоборот, побуждает стремиться к новым успехам?

Витиеватый вопрос, конечно. Я как раз не считаю, что современное общество выдвигает требование быть лучшей во всем. Вот тут как раз абсолютно точно отсылка к прошлому. Нас в школе, в моей советской школе, воспитывали, если хотите – инкубировали, исключительно тем, что ты должен быть лучшим: у тебя должна быть золотая медаль, ты должен поступить в ВУЗ; если ты в ПТУ пойдешь, то ты ничтожество/дрянь/ноль для этого общества; если ты дружишь с плохими мальчиками, вот тебе выговор. Все – помножь себя на ноль, пулю в лоб, в будущем ты наркоман, как минимум. Или там подзаборщина. И в этом всем выросло гигантское количество людей, поэтому я считаю, что на сегодняшний день этот стереотип мешает очень многим женщинам. Это еще раз познается как синдром отличницы – «ваша покорная слуга» абсолютный его адепт. Я-то как раз последние годы, лет пять-шесть, полностью трансформирую свою жизнь и себя, чтобы от этого синдрома избавляться. И знаете для чего? Для того, чтобы прийти к тому, в чем я, человек, работающий с гигантским количеством женщин, склоняюсь: быть лучшей во всем – это личная внутренняя расшифровка женщины. Что я имею в виду: я хочу сама понимать, в чем я лучшая. Элементарный пример: девочку отдают учиться на юриста, родители настаивают, потому что «вот это ж профессия, вот это ж работа, это ж деньги ты всегда будешь зарабатывать нормальные», а девушка всю жизнь любила печь невероятной вкусноты выпечку. И в сегодняшнем мире у этой девушки есть право послать к чертям то, что ей противоречит – образование навязанное; какие-то стандарты, в которых ее видят как исключительную, – пойти и открыть маленькую кондитерскую. Не знаю... Маленький вагончик арендовать, чтобы продавать свои эклеры, капкейки, пирожные, и «Киевский» торт по ее рецепту и вот тут быть лучшей. Лучшей в своем деле. Это очень сложно и это на сегодняшний день тоже не норма нашего общества. Но я считаю, что это новый норматив сознания современной женщины. Во всяком случае, вся моя работа сводится именно к этому.

Баланса не существует. Это всегда вопрос внутреннего решения; это всегда вопрос правильного диалога с собой

Насколько сложно быть публичной личностью – и как вы с этим справляетесь?

Здесь есть, естественно, своя светлая и своя темная сторона. Коротко об обеих. Светлая сторона – это невероятное отношение людей ко мне. В публичности есть любовь людей. Ну, в моем случае, и сколько я живу в Киеве – больше 20 лет, а если быть точной, то 24, – то всегда на улицах города мне улыбаются люди. Это фантастика и это то, что я желаю испытать каждому человеку на этой земле, когда каждый прохожий тебе улыбается. Тихо так, опустив глазки иногда, стесняясь. Иногда просто вспыхивая, иногда подбегая, но очень-очень трепетно, чтобы ни в коем случае не нарушить твое пространство. Это в моем случае так. На мне не рвут волосы или одежду и не кричат-визжат, но всегда улыбаются. Это фантастика. Я за свои прогулки по Киеву готова многое отдать, потому что я всегда возвращаюсь переполненной. Темная сторона продиктована современным миром и его анонимностью, и, к сожалению, его полощут, клевещут, фамилию постоянно освещают в клеветнических каких-то информационных потоках, и ты ничего не можешь сделать. Ты можешь оказаться в каком-то вихре негативного хайпа или тебя тут же могут подхватить какие-то заголовки. Ты как-будто бы себе чуть-чуть не принадлежишь. Все твое личное и частное всегда нужно оберегать с большим трепетом и силой, чтобы туда не проникли те, кто потом над этим может поиздеваться.

Как вы выкраиваете время лично для себя и чему его посвящаете?

Я не выкраиваю время для себя. Время для себя – это часть моего устройства и часть моего образа жизни, и первым делом об этом знают мои близкие люди. Мне достаточно любому из моих членов семьи или любому из моих друзей сказать, что сейчас мне нужно побыть одной… и это знает вся команда в моем окружении. Перед моими выступлениями все в курсе, что мне нужен час на медитацию. Когда я сделала это абсолютным нормативом своего существования, это перестало кого-то шокировать или возмущать (я думаю, что и не было ни возмущений, ничего). Когда ты это подаешь как некую догму свою, то это принимается совершенно спокойно, и тобой в первую очередь. У меня есть необходимость в личном пространстве, в соединении с собой, в получасе молчания, в двадцати минутах медитации, и практически всегда, когда у меня есть в этом необходимость, я это время для себя просто нахожу.

Быть лучшей во всем – это личная внутренняя расшифровка женщины

Какие слагаемые составляют ваше счастье и есть ли что-то, чего не хватает для его полноты?

Вопрос, понимаете, звучит в сегодняшнем дне, и поэтому сидя сейчас рано утром, выпивая свой кофе, я, конечно же, хочу орать, что для полного счастья мне не хватает путешествий, мне не хватает встреч с моими друзьями по всему миру, мне не хватает театров, балетов, выставок, кино хорошего. Мне не хватает возможности сесть и полететь на море, чтобы сейчас по моим ногам водичка прошлась и сказала «приветик, я ждала тебя». Водичка океана или моря. Мне не хватает вечеринки на пляже в Тулуме. Блин, я готова просто орать. Я живу в ощущении, что я сейчас в какой-то географической тюрьме. Но, скорее всего, это не составляющая счастья, это больше эмоциональное выгорание от того, что мы все подчинены серьезным переменам на планете. И я как свободолюбивый человек, конечно, чуть-чуть поднываю по этому поводу. Но удивительным образом в этом всем я обнаруживаю счастье: столько, сколько я была дома со своей семьей мне, честно, кажется, я не была никогда. Вот клянусь. У нас появились новые традиции, у нас появились новые правила. Все переползло в какие-то удивительные новые формы. Сегодня ночью ко мне пришли оба ребенка – 16 и 6 лет,– которые всю свою жизнь спят в своих комнатах и едва спускаются к завтраку, а сегодня ночью пришли и сказали: “Хотим, мамочка, спать с тобой”. И я подумала сразу в первый момент, что, блин, все переворачивается с ног на голову в мире, но и прекрасное тоже наполняется какой-то очень витальной энергией. И все-таки в сегодняшнем дне я скажу вам, что я проделала огромный путь длиной лет в 15, чтобы распознавать счастье в моменте. И кажется, я близка к тому, чтобы сказать, что я научилась это делать.

С кем из женщин – современниц или исторических персонажей – вы хотели бы поговорить по душам? И о чем бы был этот разговор?

Блин, это очень сложный вопрос. Это очень сложный вопрос. У меня есть книга «Женщины, которые изменили мир», это биографии: от Инди Раданды и Маргарет Тетчер до Мадонны и принцессы Дианы, Матери Терезы и прочих, и прочих до сегодняшних современниц. Конечно, мне хотелось бы хотя бы час своей жизни оказаться в их компании, потому что, мне кажется, большего вдохновения, чем выдающаяся женщина, другой женщине не дает никто. Мне так кажется. Я так устроена, это часть моей личности. Я вдохновляюсь женщинами. Я бы многое отдала, чтобы оказаться на разговоре с Мишель Обамой. Я бы с огромным интересом, с гигантским, пообщалась бы с Ксенией Собчак. Я бы поговорила про все возможности женского юмора с Катей Варнавой. Я бы очень хотела когда-нибудь в какой-то жизни подержать за руку Мать Терезу и спросить: «Как вам хватало на всех добра? На всех, всех, всех понимания? Ведь люди такие разные и порой такие неблагодарные, порой тебе кажется, что ты все делаешь и нет на это никакой реакции именно от людей, для которых ты это делаешь. Научите понимать каждого, кто отворачивается от тебя». Если бы у меня сейчас было больше времени, безусловно, я бы этот список продолжила. Безусловно, Хиллари Клинтон. Я бы спросила о силе и несломляемости ее души, ее целей. Вообще, меня волнуют женщины, в которых есть внутренний стержень, но какая-то потрясающая женственная слабость в глазах едва заметная; там, где они только женщины и все.

Маша Ефросинина · Ukrainian Women in Vogue ·

Еще в разделе Lifestyle

Популярное