Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Основной инстинкт: 7 небанальных эротических романов

15 июня 2019

Когда-то сумеречная сага вдохновила писательницу Э.Л. Джеймс изложить свои фантазии на бумагу и создать трилогию «Пятьдесят оттенков серого». Спустя год после того, как Джейми Дорнан и Дакота Джонсон спрятали наручники и плетки в ролях Кристиана и Анастейши в последней из трех адаптаций романа, Джеймс вернулась с новой книгой «Мистер». Вместо миллиардера со склонностью к неуклюжим студенткам и БДСМ в главной роли предстал британский аристократ-плейбой.

Для тех, кто не почитает произведения Э.Л. Джеймс, доктор Мерве Эмре, автор, критик и доцент английского языка в Оксфордском университете, выбрала альтернативные и занимательные варианты эротического чтива.

Flesh, Бриджид Брофи

«В большинстве эротических историй мужчина является опытным, а женщина невинной», – говорит Эмре. «Но Flesh блестяще (и весело) переворачивает сценарий. Главный герой Маркус, невротичный и неуклюжий мужчина-ребенок, однажды встречает девушку по имени Нэнси. Он – девственная глина, из которой Нэнси планирует вылепить своего Адама».

«Чистое и порочное», Колетт

«Роман Колетт начинается со сцены, в которой молодая женщина в опиумном ложе наблюдает, как другая женщина имитирует оргазм. Этот эпизод – начало путешествия Колетт по Парижу: эротическом подполье, во время которого она исследует свои желания с мужчинами и женщинами, парами и группами. Оглядываясь назад в конце романа, она предлагает своему читателю таксономию страстной человеческой преданности», – говорит Эмре. «То, что у всех нас есть общее, – пишет Колетт о своих равных, – это определенная неуверенность в себе: мы никогда не смеем открыто показывать, что мы нуждаемся друг в друге».

Nightwood, Джуна Барнс

«Ни один роман не проникает в эротику отсутствия и отчаяния, как декадентский шедевр Джуны Барнс, история Норы Флад и ее неверного любовника Робина Воута», – говорит Эмре. «То, что так хорошо запечатлено в романе – это не просто желание и отсутствие желаемого, а стремление к невозможной близости: тотальная оккупация чужим телом и умом; осознание того, что, независимо от того, насколько физически близок пытается быть один, другой всегда будет оставаться далеким и отделенным».

This Is About the Body, the Mind, the Soul, the World, Time, and Fate: Stories, Дайан Уильямс

«В своих дневниках Дайана Уильямс предложила следующее объяснение того, что должен делать умелый писатель: "Приостанавливать время. Подвешивать смысл. Создавать превосходный секс". Она полагала, что хороший писатель может склонить читателя на путь «прелюбодеяния». Она не считала, что «отдаваться» такому занятию время от времени это грубо, механично или глупо. Наоборот, она считала это совершенно захватывающим, усиливающим восприятие и удовольствие, своего рода мессианизмом».

«Цена соли», Патриции Хайсмит

Патриция Хайсмит впервые опубликовала этот роман под псевдонимом. «Если бы я написала роман о лесбийских отношениях, меня бы тогда назвали писателем-лесбиянкой?», – подумала она. «Мне нравится избегать ярлыков». Помимо сюжета, главной прелестью произведения является стиль Хайсмитт: ее особенность как автора отражена в способе повествования любовной истории Терезы к Кэрол. Их чувства – это то, что возникает между двумя конкретными людьми, а не двумя женщинами или двумя мужчинами или мужчиной и женщиной.

Monkey Grip, Хелен Гарнер

«В книге Гарнер о навязчивой любви женщины к наркоману, есть много остроумных размышлений о том, что делает хороший секс таким хорошим: взаимопроникновение удовольствия и восприятия. Блеск описания деталей Гарнер заключается в неуверенности в том, чем именно обмениваются любовники – своими сердцами или телами? Обмен сердец – это клише подростков, но обмен телами – это обмен чувствами и собой, обмен, который одновременно затрагивает поверхность и погружается в глубину желания».

Tender Buttons, Гертруда Стайн

«Этот экспериментальный сборник стихотворений представляет собой серию домашних натюрмортов на восхитительно закодированном языке вкуса, прикосновения, обоняния и звука Стайн; любви между женщинами», – говорит Эмре. Фаллическая и вагинальная символика разбросана по всем стихам сборника. Бытует мнение, что писательница смотрит на сюжеты ее стихов с фетишизацией Фрейдом объекта, чтобы раскрыть эту основную тему сексуальности.

 По материалам vogue.co.uk

книги · секс ·

Еще в разделе Книги

Популярное