VOGUE UA CONFERENCE

Мыльная опера: арт-проект Марии Куликовской для Vogue UA

18 июля 2018

Специально для арт-номера Vogue UA художница Маша Куликовская повторила свой перформанс «Омовение/Lustration», во время  которого приняла ледяную ванну с собственным клоном из мыла. Она посвятила его женщине, войне и хрупкости тела.

Маша Куликовская выросла на стыке эпох. Ей 30 лет – возраст детства и зрелости. Она родилась в Крыму, живет в самолетах между европейскими городами и Киевом. У нее нежное тело и много вопросов к себе и миру. Маша – известная не только в Украине, но и за ее пределами художница: за последние полгода ее выставки прошли в Вене, Лондоне, Копенгагене и испанском Сантьяго-де-Компостела.

В нашей стране до сих пор жив стереотип, что феминистка – это неопрятная фанатичка, ненавидящая мужчин и агрессивно настроенная ко всему на свете. Мы любим повторять, что в Украине равноправие полов заложено в культуре, подкрепляя это анекдотами о деспотичных женах и мужьях-подкаблучниках. Тем временем женщинам у нас все еще статистически меньше платят, нас мало в политике, на руководящих постах и в бизнесе. У нас плохое экономическое положение, а мамы и бабушки превращают каждую семейную встречу в допрос на тему «когда ты уже, наконец, родишь / найдешь себе мужа». В результате при слове «Украина» первая ассоциация – не красота и богатство земли, не кровь Майдана и ужасы гибридной войны, и даже не пресловутая коррупция, а украинские жены.

Современное искусство – одна из сфер, где феминистическая тематика является более-менее привычной. Но и тут царит очевидное неравенство. Сколько у нас известных художников? Топ-100 можно назвать, даже не напрягаясь. Сколько из них женщин? Правильно – единицы. Зато, если посмотреть на обслуживающий персонал – менеджеров, кураторов и людей, пишущих о культуре, то увидим противоположную картину. Вопрос не только отечественного масштаба. Недаром самая незащищенная категория арт-трудящихся – низкооплачиваемые смотрители галерей, зачастую выполняющие куда более широкий спектр полномочий, – во всем мире получила название gallery girls. Понятия gallery boys не существует в природе. Проблема не в том, что женщины хуже фотографируют или рисуют, и тем более не в том, что они предпочитают мазохистские должности. Гендерное – это всегда политическое. Сейчас эти вопросы – одни из важнейших на глобальной повестке дня в мире.

Маша Куликовская – счастливое исключение, которое, к сожалению, лишь подтверждает правило. Ей удалось преодолеть сопротивление системы. Ее искусство – о том, что значит быть женщиной и жить в современной Украине. Меняться. Не бояться, что скажут другие. Быть женственной и уязвимой, когда этого хочется, и в то же время говорить о вещах, о которых у нас говорить не принято.

На первый взгляд может показаться, что есть две Маши. Первая делает нежные скульптуры – отливки своего собственного тела. Эти скульптуры за последние пару лет можно было увидеть в очень разных местах – от «Мыстецкого Арсенала» и магазина «Всі. Свої» на киевском Крещатике до садов в испанской Галисии. Удивленное всматривание в себя – культура селфи, восходящая к Фриде Кало, а по большому счету чувство, знакомое каждой девочке.

«Для того чтобы отформовать себя, я использую классический метод снятия гипсовой формы с живого тела, стоящего неподвижно, – рассказывает Маша. – Мой ассистент, он же моя муза, забрызгивает мою кожу холодным жидким гипсом. Когда корка из гипса начинает твердеть, она вступает в реакцию, сопровождающуюся высокой температурой, превращается в камень и фиксирует все отпечатки, неровности, деформации и структуру моего тела. Это довольно травматичный опыт. Приходится стоять неподвижно очень долго, часами, терпеть изменения температуры вплоть до ожогов на коже, а также бороться с собственными страхами в замкнутом пространстве – по сути внутри камня. Во время формовки тело иногда может отекать. В итоге каждая из готовых скульптур – уникальный клон, не похожий на другие».

Работы Маши отсылают к классической традиции. Она училась в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры и теперь говорит на «ты» с историей искусства и владеет профессиональными нюансами создания слепков со своего тела. То, что в начале карьеры художницы казалось очаровательным девичьим нарциссизмом, постепенно переросло в многолетний проект-исследование. Со временем тело Маши естественным образом меняется, и, чем дальше, тем эти трансформации будут заметнее. Маша не боится и не стесняется. Или, может, наоборот, боится и стесняется, но делает эти чувства предметом своего исследования. Тут верх берет вторая ипостась художницы – бунтарка, активистка и перформер.

Несколько лет назад художница шокировала публику, заявив, что вступает в брак со шведской девушкой. Этим жестом она хотела привлечь внимание к проблемам, с которыми сталкиваются граждане Украины в Евросоюзе: вечная тягомотина с документами и ощущение себя людьми второго сорта. Простейший выход из ситуации – вступить в брак с кем-то из местных, и вот Маша уже эпатирует нашу до сих пор нелояльную к ЛГБТ-сообществу публику своим нестандартным заявлением.

В творчестве Куликовской сегодня две главные темы – тело и политика. Она тяжело пережила аннексию Крыма и посвятила этой теме несколько пронзительных акций и перформансов. Наиболее известный проект – «Плот Крым». Это реальный плот, на котором в 2016 году художница сплавлялась по Днепру вблизи Киева в память о тысячах тысяч людей, лишившихся после событий 2014-го родного дома. В разгар военных действий на востоке страны случилось еще одно событие, сильно повлиявшее на творчество Куликовской. В момент, когда донецкий арт-центр «Изоляция» был захвачен сепаратистами, там как раз проходила Машина выставка. Бывший арт-центр стал одним из оплотов боевиков – по слухам, в подвале держали пленных. К остаткам современного искусства новые хозяева «Изоляции» проявили крайнюю враждебность. Скульптуры Куликовской, то есть все те же отливки ее реального тела, они использовали в качестве мишеней на стрельбище. Этот расстрел стал важным триггером для художницы, подтолкнув ее к созданию в 2015 году резонансного проекта в лондонской галерее Саатчи. Тогда в рамках выставки украинских художников полностью обнаженная Маша громила молотком свои скульптуры, выполненные из мыла. Мыло, из которого художница делает свои работы, производится в Швеции. Оно имеет такую же плотность, как и человеческое тело, и используется в качестве мишени, в том числе на оружейных заводах и стрельбищах. Этот перформанс был символическим ответом боевикам, реакцией на расстрел художественной выставки, а также освобождением от боли и травм, нанесенных лично Маше войной и аннексией Крыма.

8 марта этого года кто-то отмечал Международный женский день, кто-то отказывался его праздновать, а Маша Куликовская провела в «Мыстецком Арсенале» акцию «Омовение/Lustration». «Люстрация – это очищение посредством жертвоприношения. В течение двух часов я принимала ванну из ледяной воды на сцене «Мыстецкого Арсенала», но вместе со мной в ванне находилась и смыливалась точная копия моего тела, мой клон. Смывать собственное лицо с самой себя – это очень больно: и физически, и морально».

После перформанса в «Арсенале» Маша решила сделать его еще 88 раз – в разных странах, локациях и контекстах. Второй раз она повторила его для украинского Vogue: съемка длилась больше 8 часов и стала особенным опытом не только для самой Маши, но и для редакции, которая оказалась свидетелем очень личного, болезненного перформанса.

Куликовская много путешествует. В марте она участвовала в выставке художников-резидентов Ливерпульской биеннале, позже отправилась в Вену, где читала лекции и открыла выставку, посвященную странствиям плота «Крым» («На центральной площади Карлсплац плот превратился в аттракцион для детей разных национальностей», – вспоминает Маша). В апреле она объездила всю Норвегию на старом корабле, проведя три недели в небольшой каюте. По окончании путешествия «высадилась» в шведском Мальме, где прямо напротив знаменитого Эресуннского моста (многие знают его по сериалу «Мост») установила свой плот «Крым» и сутки не сходила с воды. А в мае три мыльные скульптуры Маши поселились в саду международного центра искусств Галисии в рамках большой выставки. Художница рассказывает, что ее плот «Крым», установленный в разных городах и странах, часто вызывает раздражение, а вот на ее клоны, наоборот, реагируют восторженно – в основном из-за презентации обнаженного женского тела. Эпатировать Маше не привыкать.

Текст: Алиса Ложкина

Фото: Aline Gontar

Стиль: Venya Brykalin

Ассистент стилиста: Vika Filipova

Макияж: Katya Kharlanova

Прически: Pavel Lotnik

Героиня: Maria Kulikovskaya

Украшения: Helena Prosvirnova

Еще в разделе Арт

Популярное