RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Что надо знать о раке кожи

21 ноября 2021

Мы поговорили с людьми, у которых был диагностирован рак кожи, и дерматологами — о жизни с болезнью и профилактике. Этот опыт важно учесть каждому — чтобы предупредить опасность.

Фото: Celeste Sloman

Текст: Джихан Форбс

Количество жителей планеты, которым ежедневно диагностируют рак кожи, исчисляется сотнями — и полностью избежать риска заболевания не представляется возможным. Но сделать все, чтобы его минимизировать, в наших силах. И речь не только о нанесении санскрина (еще раз для всех, кто забывает: пользуйтесь солнцезащитным кремом каждый день).

Слик Вудс, модель

С необыкновенной Слик Вудс легко говорить обо всем на свете. Но есть кое-что, о чем она неохотно распространяется: диагноз «рак кожи», который ей поставили после планового визита к стоматологу. Тогда врач заметил подозрительное пятно на внутренней стороне ее щеки. На самом деле, странно расспрашивать 25-летнюю девушку о ее боли, так что я просто говорю: «Давайте говорить о жизни». И Слик об этом готова говорить бесконечно. «Каждый день я делаю, что хочу, а хочу я быть счастливой ежедневно, 24/7. В моих сутках – те же 24 часа, что и у вас, и у Бейонсе. Мы все живем здесь и сейчас. И я просто пытаюсь счастливо прожить отведенные мне годы. Я здесь – до тех пор, пока меня не станет».

Спустя два года после диагноза «меланома III стадии» Вудс сфокусировалась на семье, друзьях и работе, а также развивает собственный CBD-бренд. Слик Вудс стала ярым сторонником защиты от солнца, но признается, что не в восторге от процесса: «По правде, я ненавижу наносить санскрин». Многие солнцезащитные средства делают ее бледной – как и остальных темнокожих людей. Ее любимый – лосьон Hawaiian Tropic Silk Hydration SPF 30, не оставляющий белесых разводов.

Вудс использует и менее традиционный солнцезащитный инструмент. «Я ношу лыжную маску каждый день, – признается она (сейчас это белая маска Ivy Park). – Я получила ее в подарок от рэпера Плиса». Он носит свою закатанной. Вудс следует его примеру, а при необходимости – натягивает до подбородка, закрывая лицо.

Натали Форназьер, колумнистка, пишет о красоте и здоровом образе жизни

«В 20 лет мне поставили диагноз «меланома III стадии». Все началось с «родинки» на пальце ноги. Его ампутировали, но рак распространился, поэтому потребовалась операция по удалению лимфоузлов. В 2018 году обследование выявило новообразование в легких, и я стала пациентом с IV стадией. Сегодня здоровье – моя ежедневная работа. Мне пришлось узнать, каково это – жить в вечном страхе. Об этом на самом деле никто не говорит, но по ощущениям онкология словно хищник, который сидит у тебя на спине и готовится вонзить клыки в шею».

Элисон Боулз, модель и основательница YOUv Radiance — общественной организации, которая борется с меланомой

«Как-то я была в Нью-Йорке, и в ванной отеля оказалось двойное зеркало, в котором я заметила, что родинка на спине изменила цвет. На следующий день вернулась в Сент-Луис и отправилась к дерматологу. Мне сделали биопсию – родинка оказалась злокачественной. После операции остался огромный шрам, но, если бы я не поймала меланому вовремя, все могло бы закончиться гораздо хуже».

Профилактика

«Рак кожи – уникальный вид рака: мы точно знаем, что он вызван ультрафиолетом, и можем ограничить воздействие солнца», – говорит дерматолог Элизабет К. Хейл. Но, как подтвердит любой излечившийся, использование солнцезащитного крема – лишь один шаг на пути к защите.

«Я пользуюсь увлажняющим кремом для лица Neutrogena SPF 35 перед нанесением макияжа, — говорит Кейси Балком, у которой обнаружили меланому в 28 лет. – А еще сменила обычный тон на тон с защитой от солнца L'Oréal Paris True Match SPF 17». Также Кейси наносит Brush On Block, полупрозрачную пудру с SPF 30. Однако нельзя полагаться лишь на макияж с SPF или солнцезащитные пудры: они не заменят основной защиты. Санскрин с SPF не менее 30 – прежде всего.

Многое решает время пребывания на солнце. «Я избегаю солнечных лучей с 11:00 до 16:00, учитывая повышенный риск рака кожи, – рассказывает София Б., которой в 31 год диагностировали меланому. – Выхожу на улицу ненадолго – и никогда без санскрина».

Наконец, одежда, защищающая от ультрафиолетового излучения, необходима, когда предстоит провести день на солнце, утверждает Лия Адамс, пережившая меланому бегунья, каякер и гольфистка. Лия стала посланницей бренда L.U.V. (Low Ultraviolet), выпускающего одежду и аксессуары с UPF 50+, включая топы с длинными рукавами, широкополые шляпы и накидки, которые можно носить как юбки или шали.

Диагностика

«Диагностика – спасительный выбор, особенно с учетом того, насколько распространен рак кожи», – говорит дерматолог Орит Марковиц. Ежегодно в США его диагностируют у все большего числа людей. Этих случаев больше, чем всех других видов рака, вместе взятых. Однако есть и хорошие новости: «У нас есть редкая возможность заметить меланому и купировать рак на ранней стадии, пока он еще полностью излечим, – говорит доктор Хейл. – Каждый взрослый старше 18 лет должен ежегодно проходить осмотр кожи у дерматолога, независимо от семейного анамнеза». Если у вас есть прямой родственник (родитель, брат или ребенок) с меланомой в анамнезе, это надо делать каждые полгода.

В отличие от большинства врачей первичной помощи, дерматолог располагает инструментами и квалификацией для тщательного обследования кожи. «Подобно кардиологу, использующему стетоскоп, дерматолог пользуется дерматоскопом при осмотре пациентов», – говорит Марковиц. Дерматоскоп похож на ручную лупу, но с поляризованным освещением, которое позволяет врачам видеть глубину, структуру и особенности родинок.

Заподозрить рак кожи можно и без медицинского образования. Никто не знает тело человека лучше, чем он сам: каждый уголок, каждый контур и каждый участок. Важно проверять себя на признаки рака кожи хотя бы раз в месяц — по кодовым пяти буквам.

A – означает «асимметрия». Обычная родинка бывает симметричной, овальной или круглой, поэтому, если провести линию посередине, получатся равные половинки.

К – край. Неровные зубчатые края – тревожный знак. «Меланома биологически активна, поэтому, если у вас есть область, которая выглядит как ответвление от родинки, это может быть областью активности», – объясняет дерматолог Мишель Анри.

О – окраска. Доброкачественные родинки равномерно пигментированы, светло- или темно-коричневые. Все области черного, красного или белого цвета должны вызывать беспокойство.

Р – размер. Все, что больше ластика для карандашей, должно быть осмотрено дерматологом.

Д – динамика. Это, пожалуй, самая важная буква из всех. Изменение – показатель перерождения родинки. Кровотечение, чешуйчатые пятна и зуд – важные предупреждающие знаки.

Меланома реже встречается у темнокожих, но прогнозы – менее благоприятны: все потому, что в случаях с сильно пигментированной кожей рак, как правило, диагностируют на более поздней стадии. Согласно отчету Американского онкологического общества, опубликованному в прошлом году, пятилетняя выживаемость при меланоме у чернокожих пациентов в период с 2010 по 2016 год оценивалась в 67 % по сравнению с 92 % среди белых пациентов. Акральная лентигинозная меланома (ALM) — наиболее распространенная форма меланомы среди людей с более темным оттенком кожи. Ее сложнее диагностировать, ведь она локализуется там, где мало кому приходит в голову искать: под ногтями и на ступнях, между пальцев ног и на ладонях. Независимо от оттенка кожи, важно отслеживать все изменения. По словам доктора Хейл, ALM обычно представляет собой гиперпигментированный участок кожи неправильной формы, который поначалу может выглядеть как обычный синяк.

Биопсию раньше делали скальпелем. Сегодня все чаще дерматологи используют новый подход: неинвазивная технология DermTech позволяет врачам оценивать родинки, не повреждая кожу. DermTech просто наклеивают, как скотч, и потом снимают. «Это высвобождает часть РНК на верхушке родинки и позволяет обнаружить генетические мутации, которые чаще встречаются при меланоме, чем при доброкачественных образованиях», – объясняет доктор Хейл. По данным Фонда рака кожи, ранняя диагностика меланомы – залог успеха: 99 % пациентов гарантированно выживают.

Лечение и восстановление

Кроме меланомы, существуют и другие типы рака кожи: базальноклеточная или плоскоклеточная карцинома редко приводят к летальному исходу, но могут испортить внешность. Эффективное лечение для обеих – операция по методу Моса, при которой тонкие слои кожи удаляют до тех пор, пока не снимут пораженные ткани полностью. При этом постоперационный уход и восстановление могут занять месяцы. Скорее всего, на месте карциномы будет дыра. Иногда она «хорошо закрывается», говорит дерматолог Кира Минкис, и заживает плавно. Но чаще требуются дополнительные манипуляции. Один вариант – лоскут (прооперированный участок реконструируют с помощью кожи с прилегающего), а другой – графт (используют кожу с любого другого участка). О свежем шраме надо позаботиться: кожа там, как правило, становится сухой, предупреждает Минкис. Подойдут все мощные увлажняющие средства.

Хотя большинство шрамов заживают сами по себе, крем на силиконовой основе помогает ускорить этот процесс и сглаживает рубец. «Он создает защитный барьер, который сохраняет влагу и предотвращает чрезмерное накопление коллагена», – говорит дерматолог Кэтлин С. Вискузи. Чтобы выровнять текстуру и цвет шрама, потребуются медицинские процедуры. Инъекции стероидов и дермабразия сгладят края; лазеры уменьшат покраснение. Всегда стоит советоваться с врачом и помнить: заживление шрама – длительный процесс, который может занять до года.

Читайте также:

средства по уходу · Косметология ·

Еще в разделе Кожа

Популярное