Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Личный опыт: как устроен парашютный спорт

21 октября 2019

Во время прыжка с парашютом человек переживает то, что называют “сенсорной перегрузкой”. Все происходит так быстро, что мозг не успевает фиксировать информацию. Кажется, что ты все еще смотришь на землю через люк самолета, хотя уже летишь вниз с огромной скоростью. А осознание свободного падения настигает, только когда открывается парашют. Наталия Деркач, основательница бренда Instytutum, мастер спорта по парашютной групповой акробатике, рассказывает о собственном опыте – более 500 прыжков.

Наталия Деркач

Первый раз я прыгнула 4 года назад. Все было отлично: семья, двое детей, успешная карьера на топ-позиции в фармацевтической компании, пара собственных проектов. Но не было драйва. Одна из моих подчиненных увлекалась парашютным спортом, сделала уже 26 прыжков. Она мне казалась невероятно крутой, практически сверхчеловеком. В момент, когда уровень рутины достиг критического, я попросила ее отвезти меня на drop-зону. Прыгнула в тандеме с инструктором, приземлилась и сразу сказала: “Я остаюсь”. Так в моей жизни появилась новая цель.

Все начинающие парашютисты должны пройти тренинг AFF (Accelerated Free Fall). В программе 7 уровней, и на каждом сдается норматив: сальто вперед, назад, разворот в воздухе на 360 градусов. Чтобы прыгать в одиночку, нужно сдать все семь.

Многие на этом останавливаются. Приезжают на drop-зону в выходные, проводят там целый день, периодически прыгая для удовольствия. Ездят целыми семьями, компаниями, иногда годами. Такой себе выезд на природу — но с прыжками вместо пикника. А мне быстро надоело. Хотелось не тусовки, а развития.

Я перезнакомилась со всеми спортсменами в Киеве, начала выезжать на прыжки по Украине. Лучшей считалась дропзона в Майском, в Днепропетровской области. Там я окончательно попрощалась со страхами и влюбилась в профессиональный спорт. Начала готовиться к первым соревнованиям — по групповой акробатике для новичков, в двойке. Мы с напарницей так горели, что не просто выиграли, но и установили рекорд, который не могли побить до этого годами.

Фото: архив Наталии Деркач

Чтобы не заскучать, важно постоянно повышать планку. Этим и хорош профессиональный спорт — каждые соревнования подбрасывают новый челлендж. «Двойки» не признает Международная Авиационная Федерация FAI, потому я переквалифицировалась на «четверки». Сейчас тренируюсь с итальянцами — собрала команду из сильных спортсменов. У всех успешные карьеры — со мной в команде предприниматель, юрист и айтишник. А тренирует нас действующий чемпион мира.

На каждом чемпионате свои особенности, потому готовиться приходится фактически с нуля. Например, на чемпионате Италии очень маленькие самолеты. Кажется, что отделяешься прямо головой в крыло, эмоционально очень сложно решиться. Нужно несколько раз прыгнуть, чтобы убедиться, что нет — точно не врежешься.

Мы тренируемся кемпами — каждый месяц встречаемся в Европе на три-четыре дня. Правда, прыгаем мы только летом. Все остальное время тренируемся indoor — в аэродинамических трубах. В Украине профессиональных нет, ближайшая — в Польше. Они отличаются размером и скоростью воздушного потока, достигающей 190 км/час.

В день удается полетать не больше полутора часов, сессиями по 15 минут. Остальное время занимает накатка — мы разучиваем фигуры, катаясь на специальных тележках, прорабатываем задания с тренером и разбираем ошибки после полетов. Механика прыжка такая: мы все вместе отделяемся от борта по команде 'Shake – Shake –Shake – Ready – Set – Go'. Дальше нужно выполнить последовательно максимальное количество фигур за 35 секунд — вращения, перестроения, перегруппировку. Вместе с командой прыгает оператор, снимает прыжки, а потом по видеозаписи судьи оценивают выступление. Оценивают время, количество выполненных фигур и правильность их построения.

Фото: архив Наталии Деркач

После каждой сессии обязательно перекусывать медленными углеводами, иначе энергии на полет не хватает. Я предпочитаю орешки или сухофрукты с кофе. И пасту — я же с итальянцами тренируюсь. Между кемпами нужно уделять по 10-15 минут в день ментальным тренировкам, визуализировать в голове фигуры, иначе забывается последовательность.

Экипировка стоит несколько тысяч долларов: комбинезон, шлем, высотомер и парашютная система, она дороже всего. До 100 прыжков ее можно арендовать — летать начинают с самым большим куполом и с наработкой опыта постепенно уменьшают его размер. В систему входят ранец, основной и запасной парашюты и страхующий прибор. Он автоматически откроет запасной парашют, даже если что-то пошло не так, и спортсмен в отключке.

Когда я говорю, что занимаюсь парашютным спортом, в 90% случаев слышу: “Но это же так опасно!”. А у меня первый перелом случился даже не на тренировке. Мы поехали кататься на лодке с семьей, я споткнулась и сломала ногу. Наложили гипс, я плачу, меня спрашивают: “Так больно?” А я думаю только о том, что выпадаю из графика тренировок.

Парашютный спорт с одной стороны качественно разгружает мозг — в воздухе получается выбросить все лишнее из головы, сфокусироваться на последовательности движений. Работает как медитация — я давно заметила, что если нахожу в выходные время на прыжки, то успеваю больше и результаты лучше. С другой, конечно, требует хорошей физической подготовки и выносливости. После первых тренировок у меня болели даже те мышцы, о существовании которых я раньше и не подозревала — например, правильное положение в воздухе требует хорошего прогиба в пояснице. Плюс ты фактически ложишься на поток воздуха 190 км/час, потому напрягается все тело. Чем-то по ощущениям похоже на стояние в планке — когда напряжена каждая клеточка. В команде вес выравнивается под самого тяжелого участника — остальные летают с грузами. Так как я самая легкая в команде, мне приходится добавлять 5-7 кг к своему весу. Поэтому три раза в неделю я тренируюсь в зале, занимаюсь силовыми с тренером.
Родственники уже привыкли к моему увлечению и не пробуют отговаривать. Детям я не запрещаю и не планирую. Правда, младший сын парашютами совсем не интересуется. А вот старшая дочка, ей 11, такая же фанатка неба, как и я. С семи лет уговаривала разрешить ей прыгнуть. 

Первый раз мы прыгнули вместе, тайком от всех, ей было 9. Я поставила условие: закончит учебный год с похвальным листом — возьму на дропзону. Она прыгала с инструктором, сказала, что это лучший опыт в ее жизни. Правда, когда узнал муж, не разговаривал со мной две недели.

Через год она попросилась прыгнуть еще раз. Тут уже я отказалась скрывать, сказала, чтобы с папой сама договаривалась. Она написала ему письмо о том, что прыжки с парашютом делают ее по-настоящему счастливой. Тогда и он не устоял. Чувствую, растет моя будущая напарница.

спорт · фитнес ·

Еще в разделе Фигура

Популярное