search Created with Sketch.
Suzy Menkes Международный редактор VOGUE
РУС ENG

Жанна Ланвен: сила нежной моды

25 марта 2015

На столе разложено кремовое платье из тончайшей ткани, украшенное сверкающими бусинами в виде капель. У стола — откидная крышка как у рояля, благодаря чему платье можно рассмотреть с обеих сторон. Таким образом, я смогла рассмотреть искрящееся платье, созданное Жанной Ланвен, со всех ракурсов.

Left to right: Lanvin’s creative director Alber Elbaz, Suzy Menkes and the exhibition curator Olivier Saillard
Слева направо: креативный директор Lanvin Альбер Эльбаз, Сьюзи Менкес и куратор выставки Оливье Сайяр

Я уже многое знала о Жанне Ланвен. Она прославилась в 1920-х благодаря ее шляпам-колоколам, изысканным платьям, оттенкам синего цвета с фресок Фра Анжелико и ее красивой, идеально воспитанной дочери Маргарите, которая была вместе с матерью увековечена на логотипе Lanvin.

Lanvin — первый в истории lifestyle-бренд: детская одежда, приданное, ежедневная одежда, вечерние туалеты, спортивная одежда как для мужчин, так и для женщин.

 Jeanne Lanvin draping fabric on a model
Жанна Ланвен драпирует ткань на модели

Jeanne Lanvin
Жанна Ланвен

Выставка Jeanne Lanvin в парижской Pallais Galliera будет проходить до 23 августа. Курируют ее Оливье Саллар и Альбер Эльбаз, нынешний арт-директор бренда Lanvin, его альтер эго. Результат их взаимодействия — светлая, свежая и чарующая, как луговые лилии в майский день, экспозиция.

Некоторые платья выглядят очень хрупкими после почти 100 лет проведенных в сундуке и они истинное наслаждение для женщин: мягкие корсажи, утонченные талии и пышные подолы идеально повторяют контуры тела. Представляете, с каким восторгом женщины 20-х отказывались от твердых корсетов в пользу этих легких, как бриз, платьев.

‘La Cavallini’, evening gown, made of black taffetas ornamented with a knot embroidered with pearls, crystals and metallic threads, 1925
Вечернее платье La Cavallini из черной тафты, украшенное «узлом», расшитым жемчугом, кристаллами и металлической нитью

Одни выполнены в оттенках любимого Жанной синего цвета: от лазурного и цвета делфтского фарфора до нежно-голубого и индиго.

Другие платья нежно-розового и облачно-серого цветов созданы для прогулок в парке с вашей дочерью, также, как и короткое платье цвета желтой розы с блестящими полосками, напоминающими струи весеннего дождя.

Альбер Эльбаз вспоминает, как нашел на чердаке ателье сундуки— это было как раз после того, как он начал работать на Lanvin в 2001. В них было более 500 платьев, найденных в 80-х, а также 300 альбомов с эскизами и рисунками, которые хранились после смерти мадам Ланвен в 1946 году.

Первое, что мне показали, были эти платья. И я подумал: до чего же они хрупкие! — говорит Эльбаз. — Они больше походили на подкладку платья, чем на само платье. А подкладка это почти как пижама — наиболее интимный элемент одежды, который есть у нас в гардеробе, потому что он непосредственно прилегает к телу. Внешний вид - не самое важное в платьях Lanvin. Они скорее жемчуг, чем бриллиант - светятся не снаружи, а искрятся изнутри”.  

Lanvin Gouache illustration, ‘Lesbos & Claire de lune’, 1925
Платье Lesbos из зеленых шелка и атласа, расшитое парчой ламе, стеклянными бусами и серебряным стеклярусом, 1925

‘Marguerite de la nuit’, dress, summer 1929
Иллюстрация Lanvin Gouache ‘Lesbos & Claire de lune’, 1925

Lanvin — один из старейших модных домов во Франции, основанный в 1889 году. Его философия отражена в рисунке гуашью, на котором изображены изящная женщина с короткой стрижкой в стиле 1920-х и ее маленькая дочь в голубом платье, дергающая маму за пышный подол розового платья, украшенный рисунками цветочных букетов.

Выставку открывают лаконичные черные платья, на которых изысканно сверкают кристаллы Swarovski, а шелковая бахрома оттеняет блеск атласа.

Original painting representing mother and child, circa 1925
Оригинал рисунка, на котором изображены мама и дочь, около 1925 г.

Затем следуют наряды 1920-х годов в весенних оттенках — бледно-желтом, светло-зеленом, серо-коричневом и воздушно-легких тканях: крепдешине, тафте, тюле. Более плотные бархатистый шелк и ламе Ланвен начала использовать в 1930-х годах.

Примечательно, что в наши дни музейные выставки выполняют функцию рекламных кампаний для модных брендов. Так или иначе, между сегодняшним брендом Lanvin и этими хрупкими, изысканно украшенными платьями нет ничего общего.

“Мне хотелось дать ей больше свободы действий, — сказал мне Эльбаз. — Уже давно Жанна Ланвен исчезла со всех радаров: королевой техники признали мадам Гре, Вьонне объявили королевой узора, а Шанель — королевой всего на свете! И тут я вдруг понял, что Ланвен была первой, кто формировал определенный образ жизни, она была самым изобретательным дизайнером. Она создавала вещи Haute Couture, одежду для мужчин, мебель, детские вещи, выпускала духи, пудру, косметические средства. В этом она была действительно  первой и у нее это прекрасно получилось”.

Иллюстрация вечернего наряда ‘Bel oiseau’, 1928
Иллюстрация вечернего наряда ‘Bel oiseau’, 1928
Платье ‘Maharan?e’ иллюстрация, выполненная гуашью, 1925 г.
Платье ‘Maharanée’ иллюстрация, выполненная гуашью, 1925 г.

Выставка не показала все масштабы деятельности Ланвен. Здесь не были представленны свадебные наряды, нижнее белье, меховые вещи, спортивная одежда для мужчин и женщин, которая во времена Ланвен производила фурор. Экспозиция не упоминает и о бутиках Ланвен в Биаррице, Довилле, Каннах, Ле-Туке, а также далеких Барселоне и Буэнос-Айресе.

Тем не менее, на выставке был представлен купальный костюм 1924 года, украшенный пайетками в форме звездочек. Есть также секция, посвященная мотивам, повлиявшим на Ланвен: этническим, экзотическим, средневековым и восточным. Она экспериментировала с мотивами ар-деко, современными ей, и формами японских кимоно. Спектр ее интересов был гораздо шире формального парижского Haute Couture.

На самом деле, за этими утонченными и нежными платьями стоит женщина со стальной волей. Об этом говорит и запуск аромата Aprège, который задумывался как подарок для Маргерит на ее тридцатилетие: круглый черный флакон украшен логотипом Lanvin, изображением матери и дочери. Aprège был создан в честь музыкального таланта Маргерит, в аромате Жанна хотела запечатлеть свои эмоции от арпеджио в исполнении дочери.

Оливье Сайяр рассказал, как нынче Эльбаз пишет историю Lanvin: “Роль заглавных букв у него выполняют юбки, декоративность назаметна, а за скобками всегда остаются пальто и аксессуары”

На выставке нет работ Альбера, но его присутствие ощущается, в самом его отсутствии.

“Скромность Альбера Эльбаза — безгранична. Он не хотел, чтобы его работы фигурировали на выставке наравне с творениями дизайнера-основательницы, — сказал Сайяр. — Но его неоспоримое вложение выразилось в нашей совместной работе над выставкой, составлении описаний моделей, их отборе и их расположении в экспозиции”.

Вечернее платье La Cavallini из черной тафты, украшенное «узлом», расшитым жемчугом, кристаллами и металлической нитью
Вечернее платье La Cavallini из черной тафты, украшенное «узлом», расшитым жемчугом, кристаллами и металлической нитью

Это одна из самых спокойных модных выставок из тех, что я когда-либо видела. Она кардинально отличается от драматической выставки Alexander McQueen Savage Beauty, открывшейся в Музее Виктории и Альберта и от From the Sidewalk to the Catwalk - выставки, посвященной Жан-Полю Готье, впервые презентованной в Монреале в 2011-м и колесившей с тех пор по миру (наконец From the Sidewalk to the Catwalk будет открыта в Гран-Пале в апреле).

Это был успех, даже с платьями, заточенными в стеклянные коробки, Сайяру и Эльбазу удалось отразить вневременные принципы Lanvin - свобода в моде, равенство и братство.

Фото: Laure Albin Guillot / Roger-Viollet; Katerina Jebb, 2014; © Patrimoine Lanvin; Jeanne Lanvin par Harcourt. © Lanvin Heritage

платья · выставка · Lanvin ·