search Created with Sketch.
Suzy Menkes Международный редактор VOGUE
РУС ENG

Смелая романтика выставки в Бонне, посвященной Карлу Лагерфельду

03 апреля 2015

«Я люблю, когда мода становится частью повседневной жизни», – гласит надпись, слова которой принадлежат Карлу Лагерфельду. Она освещает неоном вход на первую выставку, посвященную дизайнеру (организованную с его согласия), в его родной Германии. 

Chanel Haute Couture in the Paper Palace
Вещи Chanel Haute Couture в «Бумажном дворце»

Реконструированный рабочий стол дизайнера, заваленный фломастерами, цветными карандашами, книгами и смятыми листами бумаги, является лейтмотивом выставки Karl Lagerfeld: Modemethode, которая проходит в Бундескунстхалле в Бонне с 28 марта по 13 сентября.

«Бумага к бумаге» – сквозная тема экспозиции, в которой представлены рабочие наброски Карла для Fendi и Chanel. Главным достоянием выставки является «Бумажный дворец» для платьев haute couture, обрамленных арками из бумажных цветов и листьев, в основании которых лежат чистые книги для эскизов, в которых как-будто должны появиться наброски из новой коллекции Карла.

Karl Lagerfeld in one of only two images in the exhibition
Один из всего лишь двух портретов Лагерфельда, включенных в экспозицию

В начале мы видим желтое шерстяное пальто, с которым Карл Лагерфельд выиграл премию Woolmark в 1954 году. Это единственная вещь, которую пришлось воссоздать. Дизайнер настоятельно попросил Аманду Харлек, свою музу, креативного партнера и fashion-куратора выставки, создать пальто в точном оттенке «между лимонным и нарциссовым».

Дальше – стена из эскизов Карла для Fendi за последние 50 лет. Дизайнер выставки Герхард Штайдль и советник Карла по части фотографии, отобрал их из 40 тысяч рисунков. На фоне – грубый уличный вид, которого Штайдль добился с помощью цифровых изображений цементных стен, внизу которых – бордюры, сфотографированные в Берлине.

Когда ранее в этом месяце в Париже я говорила с ним о выставке, мне показалось, что и он сам удивлен, как долго он работает в Fendi.

«Я проработал в Fendi 50 лет – ты можешь это представить? Это мировой рекорд! – говорил он. – Никто! Даже в своих собственных компаниях никто еще так долго не работал. Но у меня чувство, словно прошло лишь несколько дней. И мне там сейчас нравится гораздо больше». 

Напротив неординарных меховых вещей Fendi – стена с разноцветными аксессуарами. На экране рядом идет фильм о Риме, что напоминает об итальянском происхождении компании. 

После я была очарована комбинезоном и персидскими шароварами в восточном стиле из коллекции Fendi 80-х годов, так что я прекрасно могу понять чувства Аманды, курировавшей выставку вместе с директором Бундескунстхалле Райном Вольфсом. «Я бы хотела сделать выставку в 10 раз больше, но пришлось ограничиться 126 манекенами, что было нелегкой задачей», – сказала она.

Штайдль изготовил, как он выразился, «сенсационные» манекены: созданные при помощи цифровой 3D техники, они получились максимально реалистичными. Особенно это заметно в радужной секции Chloé, состоящей из 20 нарядов: «модели», одетые в легкие и романтичные платья Лагерфельда 70-х годов, рассажены на диванах в окружении гигантских вееров. Затем следуют «танцующие» манекены в реконструированной обстановке «Студии 54». Среди нарядов, представленных здесь, есть и знаменитое платье с двумя вышитыми водопроводными кранами, из которых «льются» струи кристаллов. 

Fendi bags
Сумки Fendi

Еще до того, как зритель доходит до графичных вещей KL, собственного бренда Лагерфельда, и большой секции Chanel, начинающейся со строгих деловых костюмов, он не может не задаться вопросом: как Карлу удается буквально жонглировать брендами? Штайдль заполнил целую стену логотипами компаний Карла. И хотя по сравнению с масштабами Chanel его собственный бренд KL кажется довольно скромным, как все-таки восьмидесятилетнему дизайнеру удается совмещать работу над всеми проектами? 

«Мы живем во времена разносторонних личностей, – сказал Райн Вольфс. – И Карл Лагерфельд – прекрасный тому пример. Он всегда умудряется делать то, что от него меньше всего ожидают. В этом его сильная сторона. Он прекрасный фотограф, он отлично рисует. Но мы должны отдать ему дань уважения как модному дизайнеру. В музее мы обязаны показать все этапы его творческого развития». 

Выставка кажется мне удачной за счет своей многогранности. Вспомнила бы я о ранней работе Карла в модных Домах Balmain и Jean Patou? Возможно. Предпочла бы я показать фильмы Карла вместо рассказа о его коллаборации с о шведской компанией H&M в 2004 году? Наверное, да. А может быть, на выставке было слишком много информации о Chanel? Нет, не думаю. На экспозиции соблюден баланс между романтическим видением куратора и инновационным подходом Штайдля. 

Chanel Haute Couture in the Paper Palace
Вещи Chanel Haute Couture в «Бумажном дворце»

У меня нет сомнений в том, что  произведения Chanel – продукт зрелого стиля Лагерфельда. Выставка рассказывает о его работе для французского бренда, сначала представлен легендарный костюм, затем – черные вещи, аксессуары, среди которых и пара кроссовок Coco 1983 года, когда дизайнер начал работать в модном Доме. В экспозицию включена даже огромная коллекция пуговиц Chanel.

После «Возвращения твида», когда, как обьясняет Аманда, Карл увлекался в том числе и трехмерной вышивкой, дизайнер обратился к мотиву 18-го века. На его показах тогда появились пышные парики, созданные парикмахером Сэмом Макнайтом. Мне они напоминают о периоде «барокко» в жизни Карла, когда дизайнер не расставался с веером. 

Эскизы коллекций Chanel развешаны на пути в поразительный «Бумажный дворец», который на протяжении трех недель создавали вручную трое рабочих. Виртуозная отделка платьев отнимает дар речи: к счастью, по настоянию Штайдля кураторы отказались от стеклянных витрин. 

 Fendi from the 1980s
Вещи Fendi 1980-х годов

Fendi sketches against a printed Berlin cement street scene
Эскизы для Fendi на фоне «цементной стены» и «берлинского тротуара»

Этот бумажный сюжет приобретает смысл лишь в конце. И что это за финал! На последнем манекене платье Neoprene с длинным сверкающим шлейфом, а под ним заметен округлый живот. Манекен напоминает беременную модель, которая участвовала в показе Chanel Haute Couture прошлым летом. Скорее всего, этот жест символизирует, как из одного показа рождается следующий. 

Аманда не скрывает, своих эмоций и показывает, насколько для нее важна выставка, надеясь, что посетители внимательно проследят за «невероятным творческим путем Карла».

«Эта выставка заставляет влюбиться в Карла. Я думала, что знакома с его работами, но многое стало для меня откровением, — сказала она. — Он обладает энергией, страстью, он никогда не перестает стремиться к идеальным очертаниям. Он гений формы, текстуры, цвета, деталей, легкости и тактичности».

Как же удалось организовать выставку без участия Карла, хотя и с его одобрения?

Райн Вольфс сказал, что он обсуждал с Лагерфельдом возможность экспозиции за 18 месяцев до ее начала, а также заметил, что Карл, без всякого сомнения, является самым значимым немецким модельером. 

Карл, который хотел, чтобы выставка получилась динамичной, настоял на участии Аманды Харлек и Герхарда Штайля в ее подготовке. 

‘The reinvention of tweed’, from weave to embroidery
Возрождение твидового костюма: от плетения до вышивки

Wigs created by Sam McKnight
Парики, созданные Сэмом Макнайтом

Аманда сказала, что Карл назвал Бундескунстхалле, выставочный зал Federal Republic of Germany, «лучшим музеем в Германии». Но он доверил все Штайлю и не принимал ни малейшего участия в организации выставки — какая немыслимая легкость в отношении именитых брендов! 

Может быть, Карл все-таки соберется посетить выставку, чтобы вспомнить этапы своей карьеры. Во время нашей последней встречи в Париже я спросила у него, почему он так упорно отказывается ехать в Бонн. «Экспозиция может заинтересовать других людей, но не меня. Мне наплевать на нее, — сказал Карл. — Я не оглядываюсь  в прошлое, моя сегодняшняя жизнь мне нравится в сто раз больше. Когда тебе уже не 20 и не 30, чувствуешь себя свободнее. И нужно уметь пользоваться этой свободой».

Фото: David Ertl

выставка · Fendi · Карл Лагерфельд · Chanel · Сьюзи Менкес ·