search Created with Sketch.
Suzy Menkes Международный редактор VOGUE
РУС ENG

Празднование открытия смелой конструкции Фрэнка Гери для Louis Vuitton

23 октября 2014

Музей The Louis Vuitton Foundation в Булонском Лесу, максимально объединивший искусство и роскошь, открылся на этой неделе на высокой ноте.

Но насколько высокой? Достигающей высоты строения из стали и стекла, придуманного Фрэнком ГЕри, с закругленными парусами, взмахивающими до небес.  

“Айсберг, стекляный дом – лодка”, - сказал Бернар Арно, председатель и директор LVMH (Moët Hennessy Louis Vuitton), называя различные имена, которые давали этому зданию, расползающемуся, как облако по зеленому парку на окраине Парижа. 

Магнат люксового бизнеса, филантропия которого превратила в жизнь мечту о современном арт-фонде, поблагодарил архитектора до того, как сам получил награду за свою щедрость от президента Франции Франсуа Олланда. 

Хотя идея богатых покровителей, создающих частные храмы искусства уже развита в Америке, и жертвовать деньги на реконструкцию уже принято в Италии, Louis Vuitton Foundation – редкое явление во Франции, где государство брало на себя роль главного поставщика культуры. 

Окруженный модой и влиятельными людьми из мира искусства – от Карла Лагерфельда до Джеффа Кунса – 65-летний Арно описывал исключительное строение, в котором воплотилась его давняя мечта и вкоторое он сам считает самым сложным из всех существующих зданий, но при этом, созданном с юмором и пропорциями, комфортными для посетителей. 

В свою очередь, наполовину американец, наполовину канадец, 85-летний Гери, извиняясь за свой неидеальный французский, сказал, что знает - парк, созданый в память о детстве многих парижан, был священным, и он отлично понимал тяжесть своего задания, а затем добавил: “Надеюсь, я ничего не испортил.”

From left: designers Raf Simons of Dior, Nicolas Ghesqui?re of Louis Vuitton and Riccardo Tisci of GivenchyРаф Симонс (Dior), Николя Жескьер (Louis Vuitton) и Рикардо Тиши (Givenchy)

From left: Delfina Delettrez, Carla Fendi, Sofia Coppola, Louis Vuitton’s chairman and CEO Michael Burke, and Silvia Fendi
Дельфина Делеттре, Карла Фенди, София Коппола, исполнительный директор Louis Vuitton Майкл Барк и Сильвия Фенди

Он продолжил, сказав, что находит  Арно “немного художником, судя по его методу мышления”, и интересу к искусству и музыке. И что он даже “также меня слушал”.

“Это смесь интеллигентности, творчества, воображения и технологий”, - сказал Олланд, высказывая похвалу архитектору за его предыдущий успех в возрождении испанского города Бильбао в 1997 с помощью создания драматичного, модернистского музея Гуггенхайма.

Президент верил, что этот новый “собор света”, с его уникальной архитектурой, был индустриальным зданием, которое задает направление “революции искусства и технологий”.

Событие, происходящее на драматичном ландшафте, привлекло таких звездных гостей как Мариса Беренсон, София Коппола, Марион Котийяр и Мишель Уильямс, также как и директоров разных музеев со всего мира.

 Frank Gehry, the Foundation’s architectФрэнк Гери

Fish sculptures in the entrance to the Louis Vuitton foundation, symbolising the star sign of both Bernard Arnault and Frank GehryСкульптуры рыб в аттриуме фонда Louis Vuitton как символ союза Бернара Арно и Фрэнка Гери

Гости блуждали по зданию, обращая меньше внимания на скульптуры Герхарда Рихтера и Элсворта Келли в простых, квадратных комнатах, чем на возвышающуюся скульптуру со ступеньками, ведущими на верхний уровень, с которого открывался вид на мерцающий Париж и даже Эйфелеву Башню. 

Для Арно это было семейным делом, к которому подключились его жена, пианистка Элен Мерсье, дочь Дельфин и сын Антуан с женой Натальей Водяновой. Они собрались в комнате с ранними архитектурными планами здания и серией завораживающих видео, которые показывали, как оно строится на большой скорости или в замедленной сьемке, сделанной с помощью воздушных дронов. 

Собралась здесь также и модная семья, от Карла Лагерфельда до Анны Винтур и Пьера Берже, соучередителя Yves Saint Laurent. Среди других гостей-дизайнеров были  Раф Симонс из Dior, Крис Ван Аш из Dior Homme, Фиби Файло из Céline, Джонатан Андерсон из Loewe и, конечно, Николя Жескьер из Louis Vuitton, который поставил свой сентябрьский показ в этом здании. 

Именно он впервые показал модному сообществу серебряную поверхность и водную гладь внутри этого строения.

Paris at night from the rooftop of the Gehry buildingНочной Париж с крыши строения Гери

Suzy with the plaque of the Louis Vuitton foundation
Сьюзи Менкес 

Основой этого светлого и воздушного здания, если уж изъяснятся с помощью метафоры, являются кожаные сумки Vuitton, платья Dior, меха Fendi и пальто Céline – не говоря уже об украшениях, часах и горах из бутылок шампанского.

Но после четверти столетия того, как мода копирует искусство и дизайнеры стремятся к бессмертию, которое ассоциируется с чистым искусством, Бернару Арно удалось создать объект, идеальный для вечности.

На этом радостном мероприятии, где оранжевые рыбы – зодиакальный символ Арно и Гери – плавали над входным залом – для меня был только один момент грусти.

Я вспомнила свой первый взгляд на эту культурную мечту, когда покойный Ив Карсель показывал мне макет дома после первой сваи, забитой в землю этого парка.  

Когда я сказала, что сомневаюсь, что этот клубок проводов, похожий на запутанные волосы куклы Барби, когда-нибудь на самом деле случится, он улыбнулся и сказал: “Так будет”.

Я бы хотела, чтоб Ив был здесь, чтоб он увидел крылья из стекла, взлетающие высоко в небо. 

Фото: Getty Images

Карл Лагерфельд · Louis Vuitton · открытие · Наталья Водянова · Анна Винтур · Сьюзи Менкес ·