search Created with Sketch.
Suzy Menkes Международный редактор VOGUE
РУС ENG

Моя борьба со стервами

03 июня 2014
Заявления Гвинет Пэлтроу, свадьба Ким и Канье или очередное появление Кейт - неважно Мосс или Миддлтон - поток язвительных комментариев в ленте Twitter неиссякаем. 

Недавно Кейт Миддлтон обвинили в том, что выходя из самолета в Новой Зеландии, она была в форме стюардессы Virgin Air. 

Другая Кейт, по-прежнему соблазнительная в свои 40, явно продемонстрировала оставшиеся от десятилетий жестких тусовок морщины. 

Выход Николь Кидман в Каннах не остался незамеченным - актрису назвали принцессой Грейс Ботоксной, а Ким Кардашиан в версальском свадебном наряде - сплошным декольте, без рода, племени и вкуса. 

/>
Николь Кидман на премьере "Принцесса Монако" в Каннах

Интернет открывает миру безобразное лицо модной критики. Если существует гадость, которую можно уместить в 140 символов, всегда найдется кто-то, готовый с радостью полить грязью дурно сидящее платье haute couture или чьи-то неуклюже высокие каблуки. 

Если существует гадость, которую можно уместить в 140 символов, всегда найдется кто-то, готовый с радостью полить грязью дурно сидящее платье haute couture или чьи-то неуклюже высокие каблуки. 

Милый комментарий, хваливший бы ту или иную звезду - такая же редкость, как громадный бриллиант. (Который тоже окрестили вульгарщиной, когда Джордж Клуни наконец нашел спутницу жизни). 

Мое личное восприятие того, что значит быть модным критиком, отличается в корне. Моя мантра в новой роли международного редактора Vogue - не пакостить! 

Я счастлива видеть прекрасные коллекции и отдавать им должное - когда это уместно. А если случается так, что шоу - провал, я стараюсь комментировать конструктивно - а не злобно. Здесь речь идет о глубокомыслии и тщательном анализе, а не подлости и резких высказываниях. Вне модного бизнеса всегда бытовало мнение, что мир моды 'дерьмо-центричен'.  

Ведь существуют истории родом из 1930-х, когда Коко Шанель едко и язвительно называла головокружительно остроумную конкурентку Эльзу Скьяпарелли 'той итальянской художницей, что делает одежду'. 

Карл Лагерфельд тоже когда-то шокировал французское общество, назвав Ива Сен Лорана 'черноногим', намекая на проведенное в Северной Африке детство кутюрье. Еще один момент - долгоиграющая перепалка маэстро минимализма Джорджио Армани и Джанни Версаче с его бушующей сексуальностью. 

Впервые я осознала, что мир моды воспринимается как царство глянцевой злости в 90-е. Тогда меня пригласили поучаствовать в ТВ-шоу Absolutely Fabulous - передаче о двух стареющих коллегах из мира моды, которые отчаянно пытаются отстаться на волне. 



Приехав в студию, я застала Джоанну Люмлин, которая что было мочи орала на парикмахера. Она буквально закипала от ярости, пока он пытался изобразить на ее волосах подобие моей челки - так называемый 'помпадур'. В еще большую ярость она пришла когда ее прическа развалилась в первом эпизоде, а моя продержалась до самого конца съемок. 

В реальном, а не виртуальном, мире моды люди редко бывают злобными. В нем есть ощущение семьи - биологической или сформировавшейся за время совместной работы. 

Архетип в этом отношении - семья Миссони. Недавно я присутствовала при их семейном съезде в Сан-Франциско, где Анжела и ее дочь Маргарита получали докторскую степень в Академии Искусств, а команду возглавляла матриарх Росита. 

/>
Розита Миссони с внучкой Маргеритой

Даже не будучи семьей биологически, как в кланах Феррагамо, Фенди и Лорен, существуют настолько преданные команды, что если дизайнер переходит из одного модного Дома в другой, как Николя Гескьер в Louis Vuitton, с ним вместе уходит вся 'семья'. 

/>
Карл Лагерфельд и Николя Гескьер на вручении награды LVMH Young Fashion Designer Prize 

Но это мир реальных игроков моды, где существует физическая связь между творцами и критиками - даже если эта связь ограничивается двумя шоу в год и сопутствующими светскими мероприятиями. 

/>
Жюри премии LVMH Young Fashion Designer Prize 

Говорят, что рост интернета - великая демократизация, где общедоступность источников и онлайн связь перевернула силы и власть с ног на голову. 

Но мнение, высказанное с помощью клавиатуры или веб-камеры - почти всегда монолог. И единственный способ для онлайн-комментатора быть замеченным - быть спорным, противоречивым или попросту злым. 

Достаточно взглянуть на сайт TMZ и его раздел "Мы обязаны спросить", как становится ясно, что злобные комментарии- словно сахарный сироп для читателей. И эти комментарии, которые становятся все озлобленней, идут в ногу с возможностями, созданными социальными медиа.

Что же делать, когда гонка на выживание несется со скоростью света? 

Меня расстраивает не сам факт критики, но то, что из-за нее никто не осмеливается вести себя смелее и раскованнее - если не хочет оказаться в списке "хуже всех одевающихся". 

Я всем своим существом поддерживаю в моде многообразие, а не диктатуру - во имя радости, а не бесконечных придирок. 

У стерв есть преимущество скорости - ведь необдуманный комментарий легко превращается в вирус, образуя новые блоги и ссылки. Но синяки Линдси Лохан, неудачно обнаженные бикини, растяжки на животе только что родившей Натальи Водяновой и последнюю круизную коллекцию не стоит судить скоропостижно.

/>

/>
Наталья Водянова во время и после беременности

Если стервы побеждают, по-настоящему влюбленные в моду проигрывают. 

Сьюзи Менкес в Vogue будет бороться со стервами.