search Created with Sketch.
Suzy Menkes Международный редактор VOGUE
РУС ENG

Dolce & Gabbana: двойное видение

20 мая 2015

Модный динамичный дуэт впервые встретился в ранних 80-х, Доменико Дольче, тогда еще новенький в Милане, уроженец Сицилии, вспоминает о первой встрече со Стефанно Габанна.

"Я был одет как священник с хвостиком на затылке", – сказал он.

Разговор Доменико и Стефано с Сарой Мауэр в лондонской школе Central Saint Martins
Разговор Доменико и Стефано с Сарой Мауэр в лондонской школе Central Saint Martins

Разговор Доменико и Стефано с Сарой Мауэр в лондонской школе Central Saint Martins
Разговор Доменико и Стефано с Сарой Мауэр в лондонской школе Central Saint Martins

Доменико и Стефано со Сьюзи Менкес
Доменико и Стефано со Сьюзи Менкес
Разговор Доменико и Стефано с Сарой Мауэр в лондонской школе Central Saint Martins
Разговор Доменико и Стефано с Сарой Мауэр в лондонской школе Central Saint Martins

Так начались отношения, которые привели их на кафедру лондонского Central Saint Martins на этой неделе, где студенты услышали историю жизни, любви и тяжелого труда.

Им помогала журналист Сара Мауэр, которая занималась поддержкой молодых талантов, в то время как заслуженные итальянские дизайнеры по-доброму посмеивались. Мы слышали, что Доменико в возрасте шести лет пошил свой первый костюм, подражая своему отцу-портному в их маленькой деревне вблизи Палермо. И о его веселой игре в квача по телефону – задолго до появления мобильных устройств – когда молодой дизайнер пытался добиться встречи с Джорджио Армани, чтобы показать ему скетчи.

Стефано (слева) и Доменико (справа) ведут лекцию для студентов магистратуры Central Saint Martins
Стефано (слева) и Доменико (справа) ведут лекцию для студентов магистратуры Central Saint Martins
Стефано (слева) и Доменико (справа) смотрят работы студентов
Стефано (слева) и Доменико (справа) смотрят работы студентов

Он и Стефано работали вместе в Милане на Giorgio Correggiari, в итоге они связали свои имена и нашли свою собственную идентичность в теме Сицилии 1988 года. Как утверждал Стефано, американские критики плохо восприняли полосатые костюмы "мафиози", а после презентации первого корсета, в газетах написали "это слишком вульгарно и пригодно для женщин легкого поведения". На что дизайнеры ответили: "Каждый судит в меру своей распущенности, это всего лишь другое видение бюстгальтера".

"В Сицилии я нахожу свои корни. Потому что корни очень важны в жизни каждого человека", – говорит Стефано. "Я убедил Стефано задуматься о Сицилии", – говорит Доменико. – Это двойное видение, так как у нас диаметрально противоположные взгляды на вещи".

Стефано говорит, что никогда не верил в глобализацию, по крайней мере в творческую.

"Если ты теряешь свою идентичность, ты теряешь свою индивидуальность", – говорит Стефано в то время, как демонстрируются кадры из фильма о ранних днях их творчества. На этих кадрах - модель Марпесса, юбки с оборками, шали с бахромой и сочные цветы глубокого и жаркого Юга Италии.

Синди Кроуфорд, в знаменитом корсете коллекции La Dolce Vita весна/лето 1992
Синди Кроуфорд, в знаменитом корсете коллекции La Dolce Vita весна/лето 1992
Марпесса на показе коллекции Little Italy, осень/зима 1991
Марпесса на показе коллекции Little Italy осень/зима 1991
Линда Евангелиста в нашумевшем корсете Dolce & Gabbana осень/зима 91/92, коллекция "Пин-ап"
Линда Евангелиста в нашумевшем корсете Dolce & Gabbana осень/зима 91/92, коллекция Pin up
Линда Евангелиста на показе Dolce & Gabbana осень/зима 92/93, коллекция The Trip
Линда Евангелиста на показе Dolce & Gabbana осень/зима 92/93, коллекция The Trip. “Это всего лишь другое видение бюстгальтера”, – сказал Стефано

"Мода это любовь – basra!" – как выразился Стефано. "Придерживаться своего стиля - всегда самое сложное в мире дизайна, это то, что идет от сердца".

Во время лекции дизайнеры с иронией вспоминали свои ранние рекламные кампании с такими фотографами как Ричард Аведон и Хельмут Ньютон. В них снимались супермодели Кристи Терлингтон, Синди Кроуфорд и Линда Евангелиста, которая перед тем? как говорить с ними на итальянском языке, сначала оценила их fashion-навыки.

У Линды было пару козырей в рукаве, она позвала на показ своих подруг-моделей. "Мы сказали: Линда, у нас нет денег всем заплатить", – рассказал Доменико. "Не стоит волноваться, просто заплатите моделям одеждой”, – ответила Линда.

Тяжелые моменты случались также на жизненном пути дизайнеров: тернистый раскол в новом тысячелетии, они больше не жили вместе, но все также уважали друг друга, сохраняя любовь, но не делили постель.

“Это всего лишь другое видение бюстгальтера”, – сказал Стефано
Dolce & Gabbana осень/зима 2014, показ Alta Moda на Капри
Dolce & Gabbana осень/зима 2014, показ Alta Moda на Капри
Dolce & Gabbana осень/зима 2014, показ Alta Moda на Капри

Dolce & Gabbana весна/лето 2015, показ Alta Sartoria
Dolce & Gabbana весна/лето 2015, показ Alta Sartoria

Dolce & Gabbana Alta Moda Teatro Alla Scala, показ января 2015 года
Dolce & Gabbana Alta Moda Teatro Alla Scala, показ января 2015 года

"Семья – наша точка опоры, он моя семья и каждая коллекция это наш ребенок", – рассуждает Стефано.

Были и другие тяжелые моменты, например, когда стало понятно что D&G больше не может конкурировать с H&M или Zara, в то время как Доменико пытался сосредоточиться на его первичной любви к портному делу, где "каждый портной по-разному чувствует", как было в маленьком бизнесе его отца.

Так родилась новая мечта: высокая мода, индивидуальный пошив одежды. "Что-то особенное, очень личное". Так Стефано описывал Alta Moda couture, мероприятие, организованное три года назад в разных значимых местах от Капри до Венеции в рамках Italy’s Dolce Vita days. 

"Это как церковь... Наконец-то сегодня мы являемся одними из самых лучших и самых красивых портных в Италии, и я горжусь этим, – говорит Доменико. – Если вы посетите наше ателье, убедитесь, что все одеты в черно-белое, в этом есть что-то религиозное для меня".

Какой же совет дал дуэт студентам магистратуры, работы которых они изучили до лекции?

"Есть время в самом начале, когда ты молод, и тебе нужно пробовать и искать свой путь, но это хорошо, потому что ты учишься всему в это время", – говорит Стефано. "Когда ты начинаешь работать в этом бизнесе, ты понимаешь, что тебе нужно сопоставлять свое обоснованное мнение с тем, чего хотят люди. Стиль навсегда. Это самая большая сложность на пути дизайнера к собственному стилю… ты развиваешь идею, и, возможно, через 20 лет ты узнаешь, что люди узнают тебя по этому. Это что-то, что идет от души".

Разговор Доменико и Стефано с Сарой Мауэр в лондонской школе Central Saint Martins
Разговор Доменико и Стефано с Сарой Мауэр в лондонской школе Central Saint Martins

Для Доменико важны корни при создании каждого творения: "Я думаю, как для всех сегодня - это важно для китайцев, европейцев, пакистанцев.  Иногда мы хотим оторваться от наших корней, но я думаю, они дают нам большую силу". "Это наша ДНК… любые корни прекрасны. Пытаться отойти от корней – большая ошибка. Десять лет назад люди думали, что глобализация – это самое главное… но наша идентичность важнее. Если ты потеряешь свою идентичность, ты потеряешь личность, потеряешь себя".

Доменико добавил: "Мы абсолютно уверены в новом поколении. У нас очень много молодых дизайнеров".

Многое осталось за рамками этой беседы: проблемы с итальянскими налоговиками, теперь уже решенные; недавняя суматоха по причине абсолютно невинной и чарующей коллекции, посвященной матерям и детям, но подпорченная несогласием дуэта с тем, что мужчины-геи не могут построить семью.

Некоторые студенты пытались поднять тему разнообразия на подиуме. (На что Стефано ответил, что импульсивную итальянскую одежду должны демонстрировать итальянские модели.)

Дуэт был максимально искренен со студентами, аудитория отвечала тем же. 

"Мы должны рассказывать нашу историю, – говорит Стефано. – Это часть работы модного дизайнера".

Фото: Dolce & Gabbana; Suzy Menkes Instagram

интервью · модели · Dolce&Gabbana · Линда Евангелиста · Сьюзи Менкес ·