search Created with Sketch.
Suzy Menkes Международный редактор VOGUE
РУС ENG

Azzedine Ala?a: что скрывается за швами

17 ноября 2014

Мы должны были смотреть фильм о его последней коллекции вместе – Азеддин Алайя и я.

Но еще до того, как первый жакет-сафари с поясом или воздушное трикотажное платье появились на экране, у Аззедина возникли новые идеи.

Он взял кусок ткани, вырезал из нее воротник, наметил швы и пошел к гладильной доске.

В облаке пара вырисовывалась маленькая фигура, вся в черном – от волос до туники и ног.

Алайя переделывает узор воротника
Алайя переделывает узор воротника

"Я просто сделал маленькую поправку", – сказал Аззедин. Мне кажется, он единственный дизайнер, ответственный за весь процесс от начала и до конца: от выкраивания ткани теми самыми ножницами до работы с итальянскими мастерами трикотажа, превращающими нити в кружево.

В работах  Azzedine Alaïa есть элемент магии – и он заключается не только в том, что сорочка может быть настолько прозрачной и при этом называться "трикотажем".

Наша встреча началась с обеда на кухне – модная версия кормления пяти тысяч человек: работники, швеи, русские посетители и большие и маленькие собаки, бродящие повсюду.

Video of the Alaia showВидео показа

Knit as fine as lace
Трикотаж тонкий как кружево

После мы прошли через примерочную, за которой наблюдает кроваво-красный портрет Алайи американского художника Джулиана Шнабеля. Даже тот факт, что компания Аззедина сегодня является частью The Richemont luxury group, не меняет представления о ней как об оркестре из одного человека.

Когда мы прошли в зал для показов, украшенный кованым железом, я узнала много нового, дотрагиваясь до тканей и слушая объяснения Аззедина о технике.

Portrait of Alaia by artist Julien Schnabel
Портрет Алайи художника Джулиана Шнабеля

"Это рафия, вшитая в тюль, а эта ткань более матовая и не такая прозрачная", – объяснял мне дизайнер нюансы плетения "кольчуга" или особенности трикотажа, подходящего и для дня, и для вечера.

Однажды я – как минимум десятилетие назад – назвала Алайя "величайшим кутюрье, которых никогда не было". И я по-прежнему не изменила своего мнения.

Главный талант  дизайнера заключается в грамотной работе с пропорциями, понимании женского тела и, конечно, умении улавливать модные тенденции.

Alaia in his studioАлайя в его студии

Взять, например, шорты или скорее гибрид "skorts" – шорты-юбка, который можно найти в любом магазине fast-fashion. Вот как их делает Азеддин: сложная система швов и стежков позволяет создать волшебный эффект грации и гламура, кажущийся таким ествественным.

Мне понравилось более длинное платье – гораздо более утонченное, чем популярная сейчас тяжеловесность 1970-х, несмотря на бахрому на юбках.

"Люди хотят длинных подолов", – говорит Азеддин – и минутой позже показывает мне милые маленькие юбки из красного крокодила.

Lace effect bagsСумки с эффектом кружева

Во время самого шоу сложно охватить масштаб предложения Алайи. Меня привлекли самые простые вещи: сорочки – элегантные, из японского хлопка или оригинальные, из поплина с кружевом.

Особое внимание я уделила туфлям и сумкам, так как это один из редких сегодня брендов, где вещи являются базой, а аксессуары – приятное дополнение. Сумки из резной, словно кружево, кожи – хороший пример.

И на десерт Аззедин предложил мне подняться в ателье, где кутюрные швеи создавали свадебное платье (имя клиентки держат в секрете).

Еще один кутюрный наряд – маленькое черное платье с позолотой.

Хотя лично мне во всей обширной коллекции самыми прекрасными показались очевидно простые и лаконичные маленькие белые платья Alaïa.

сумки · Azzedine Alaia · Сьюзи Менкес ·