search Created with Sketch.

Секреты парфюмера Сесиль Зарокян

18 декабря 2015

По приглашению Parfum Buro в Украину приехала известный французский парфюмер Сесиль Зарокян и дала интервью Vogue UA 

Сесиль 30, у нее двое детей, собственная компания и 23 аромата, созданных для известных Домов нишевой парфюмерии, включая Jovoy, Majda Bekkali, Hayari Parfums, Laboratorio Olfattivo. Вслепую она может различить 200 парфюмерных нот. «Могу ошибиться, определяя оттенки мускусов, - скромничает она. - Они действительно очень похожи», - и умалчивает о том, что для многих людей запах мускуса не различим в принципе. «Хорошо быть одаренной от природы, - говорит Зарокян. - Но в парфюмерии, как и в игре на фортепиано, надо без конца тренироваться и оттачивать мастерство». Сесиль со своим звездным коллегой Франсисом Куркджяном - самые известные в мире парижские парфюмеры армянского происхождения.

Зарокян с детства обожала запахи – сначала мамины Femme Rochas, потом - свой первый детский Tartine et Chocolat (Givenchy), ароматы свежевыстиранного белья и запахи домов своих друзей. Она мечтала стать педиатром и потому усердно изучала медицину и химию. Химия ей, конечно, пригодилась: когда по совету друга она поступила в I.S.I.P.C.A – парфюмерную школу, которую основал Жан-Жак Герлен еще в 1970. «Химия помогает понять, как компоненты духов реагируют друг с другом», - объясняет Сесиль.

В 2016 ее собственной компании исполнится 5 лет, и Зарокян хорошо помнит первый заказ от Jovoy Paris. Тогда она придумала глубокий соблазнительный аромат - кожаный, оттененный восточно-древесными нотами ветивера, сандала, индийского папируса. Собственник марки Франсуа Эна пришел от работы в восторг: сказал, что харизматичный парфюм создан, будто лично для него. И назвал его соответственно – Private Label.

Сесиль работает по брифам заказчиков. Говорит, это нисколько не ограничивает ее свободы. Правда, и брифы у заказчиков часто творческие. Так, итальянский нишевый дом Laboratorio Olfattivo вместо описания задачи прислал картинку: полностью укутанное женское лицо, на котором видны только томные глаза с макияжем smokey. Стало ясно, что аромат должен быть загадочным, привлекательным, дурманящим. Зарокян преуспела с первой же попытки. Заказчик не поверил, что такое возможно, и попросил парфюмера доработать композицию, но в итоге все равно вернулся к первому варианту. Так родился восточный древесный Kashnoir.

В следующий раз Laboratorio Olfattivo прислал Сесиль рисунок, где красовался король хиппи в шлепанцах на босу ногу. И она создала аромат на основе пачулей. Только не тяжелый и удушающий, как это обычно бывает с подобными ароматами, а солнечный, легкий, переливчатый, полный воздуха. Сегодня озорной, веселый Patchouliful с нотами корицы и франжипани – один из бестселлеров марки.

Сесиль уверена, что для создания ароматов нужны эмоции и воображение. А вдохновение можно найти в чем угодно: в тканях, словах, музыке, скульптурах, рисунках. Это не пустые слова. Одно из творений Сесиль - Mon Nom Est Rouge («Меня зовут красный») для Majda Bekkali, вдохновленный романом турецкого писателя, нобелевского лауреата Орхана Памука. Густой аромат розы, припыленной ладаном и розовым перцем, сдобренный амброй и специями, заключен в особый флакон – ольфакторную скульптуру.

Зарокян с удовольствием исследует тему связи ароматов и искусства. Один из ее экспериментов, когда она переводила картины своего приятеля, иллюстратора на парфюмерный язык, был настолько успешен в Париже, что потом ей пришлось повторить его в Милане и Лондоне. «Я делала ароматы для удовольствия, а не для того чтобы они понравились кому-то еще, - признается она, - но к моему удивлению, люди пришли в восторг. И периодически спрашивают, когда можно будет их купить. Может быть, когда-то я вернусь к этому вопросу», - улыбается Сесиль.

Как и большинство парфюмеров, Сесиль не выносит разговоров о трендах в парфюмерии – считает, это чистый маркетинг. Но признает, что людей вдохновляют одни и те же вещи. Так, - говорит она, - в последнее время появилось много ароматов с ветивером, ванилью и удом. Сама она планирует работать в 2016 с серой амброй – говорит, что поставщики обещали ей достаточное количество этого драгоценного ингредиента. С ним ведь обычно непросто: амбру, продукт жизнедеятельности кашалота, находят в прибрежном песке – ее выбрасывают волны. Второй ингредиент, с которым собирается экспериментировать Сесиль, - синтетический. «Его синтезировали всего несколько месяцев назад, но запах интересный, древесный, мощный», - говорит она.

Сесиль считает, что у нее нет ольфактивной подписи – какого-то парфюмерного кода, который бы она вставляла в свои ароматы, зато есть любимая нота – бобы тонка. Ароматами вне моды Зарокян называет Femme Rochas, Eau Savage Dior, Chanel #5, Shalimar Guerlain, а величайшими парфюмерами – Доминика Ропийона и Франсиса Куркджяна. Сама она никогда не пользуется духами, пока работает над новой композицией, но для вечера предпочитает Kashnoir или Private Label, а днем – разнообразные колони.

По изготовлению колоней Сесиль провела в Киеве мастер-класс. Сначала участники знакомились с парфюмерными ингредиентами вслепую, причем результаты были неожиданными: бергамот отчетливо пах черным перцем, а можжевельник – камфарой. Затем Зарокян предложила смешать понравившиеся компоненты – и создать собственный аромат.

Можно было выбирать от 5 до 12 ингредиентов, среди которых были тимьян, грейпфрут, мандарин, лимон, лаванда, шалфей, розмарин, апельсин, петигрен (пахучее вещество из листьев и веток апельсинового дерева) и другие. Надо было написать формулу на листке, чтобы парфюмер могла оценить, насколько удачной выйдет композиция, а потом всешать все вещества прямо во флаконе с пульверизатором. «Я сделала аромат с нотами баргамота, тимьяна и лаванды на мускусной базе, - говорит Алена Пономаренко, бьюти-редактор Vogue. – Аромат получился, и я думаю, что буду его носить».

 

Читайте также: 

За кадром: Шарлиз Терон в рекламе Dior J'adore 

парфюм · ароматы · духи ·

Еще в разделе Парфюм

Популярное