search Created with Sketch.

Журнал: дом, где царит кинематограф и искусство

26 мая 2015

В этом швейцарском доме царят кинематограф и искусство. Это и увлечение, и работа его хозяина: Матиас Бруннер – коллекционер и продюсер, комиссар ярмарок Art Basel и Art Basel Miami. Он проработал в киноиндустрии сорок лет, у него репутация одного из наиболее влиятельных и уважаемых киноведов Европы. Его приглашают в жюри фестивалей кино и видеоарта по всему миру, поэтому жизнь Бруннера делится между родным Цюрихом и множеством других городов: Лос-Анджелесом, Арлем, Локарно, Каннами, Берлином и Венецией. Это путешествие длиной в жизнь: за год Матиас должен посмотреть и оценить в среднем 650 фильмов. Кроме того, последние двадцать лет он курирует видеоарт на Art Basel и возглавляет этот раздел на Art Basel Miami, объединяя две свои страсти – искусство и кино.

Библиотека в красных тонах с уникальным портретом Мао работы Энди Уорхола и графикой Алена Жаке. На столе – лампа из горного хрусталя Жан-Мишеля Франка. Ореховый стул 50-х годов Нормана Чернера, обитый черной кожей
Библиотека в красных тонах с уникальным портретом Мао работы Энди Уорхола и графикой Алена Жаке. На столе – лампа из горного хрусталя Жан-Мишеля Франка. Ореховый стул 50-х годов Нормана Чернера, обитый черной кожей

Матиас
Матиас Бруннер
Столовая с винтажной французской мебелью 50-х годов и работой Луизы Лоулер, обыгрывающей парадоксы творчества Энди Уорхола
Столовая с винтажной французской мебелью 50-х годов и работой Луизы Лоулер, обыгрывающей парадоксы творчества Энди Уорхола
Гостевая спальня в шоколадно-коричневых тонах. Старинный сундук в традиционном энгадинском стиле, над ним – картина Чака Коннелли. Рядом шезлонг 50-х годов с кожаной оплеткой бразильского дизайнера Хосе Занине Кальдаса и винтажная лампа
Гостевая спальня в шоколадно-коричневых тонах. Старинный сундук в традиционном энгадинском стиле, над ним – картина Чака Коннелли. Рядом шезлонг 50-х годов с кожаной оплеткой бразильского дизайнера Хосе Занине Кальдаса и винтажная лампа

%d0%a1%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba%20%d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0%202015-02-10%20%d0%b2%206.32.04%20PM.psdНесколько лет назад на его карте появилась еще одна точка – Самедан, небольшой городок в швейцарском кантоне Граубюнден. «Меня восхитили горные пейзажи в этом районе. Взгляд на горизонт очищает сознание от водоворота образов, который проходит через мою голову», – говорит Матиас.

Самедан, расположенный на юго-востоке Швейцарии по соседству с оживленным светским Санкт-Морицем, приобрел популярность еще в XVIII веке – в том числе и по причине того, что итальянские вельможи искали в горах Швейцарии убежище от летнего зноя. Влияние итальянской культуры здесь чувствуется во всем: в элементах архитектуры, богатых фризах, деревянных розетках ручной работы и разноцветных картинах. Именно в тот период – в 1856 году – и построили элегантный дом патрицианской архитектуры, который Бруннер купил пять лет назад.

Дом отражает страсть хозяина к кинематографу и путешествиям. Современное искусство, фотография и дизайн составляют единое целое, стержень которого – мебель из 1950-х

Он искал уединенное место, где можно спокойно проводить время на пенсии, и потратил на поиски целый год. В объявлении дом описывали так: «Со вкусом преобразованные шестикомнатные апартаменты с балконом, тихие и солнечные, расположенные в деревне недалеко от трассы». Бруннер отреставрировал дом – местные ремесленники вернули ему первозданный вид.

Сегодня дом отражает страсть Бруннера к кинематографу и любовь к путешествиям. Современное искусство, фотография и дизайн составляют здесь единое целое, стержень которого – мебель из 1950-х. У каждого предмета в интерьере своя памятная история: это многочисленные безделушки и арт-объекты, найденные в антикварных магазинах Цюриха и Парижа или же в каталогах аукционов.

Сегодня этот горный дом рассказывает о прошлом и настоящем своего хозяина. Юный художник Бруннер начал писать обзоры фильмов, когда ему было 17 лет. Позже он руководил художественной программой легендарного клуба «Платт 27» в Цюрихе (в 70-х в Швейцарии процветали субкультуры), где встретил Энди Уорхола. Эта знаменательная встреча и побудила его коллекционировать произведения искусства. Поэтому каждая комната в доме Матиаса – своеобразный музей элегантного поп-арта, где нет ни одной случайной детали и все дышит кино.

У входа, рядом с кухонной дверью, фотография из серии «Ночь и день» швейцарского фотографа Уолтера Пфайффера. На кухне плиточный черно-белый шахматный пол, подчеркивающий вкрапления красного цвета в интерьере
В гостевой спальне: критская гончая Лампи спит на сделанной на заказ кровати, покрытой кожей и искусственным мехом

На входе в дом гостей встречает Киану Ривз, а голливудские звезды золотой эпохи кинематографа, такие как Мэрилин Монро и Рок Хадсон, желают «спокойной ночи» в спальнях. Работы Уорхола соседствуют с произведениями других авторов, отсылающими к тому же Уорхолу, – например, с изображениями коров американского фотографа Луизы Лоулер. От кино Бруннеру досталась страсть к свету, поэтому повсюду в доме бесчисленное количество всевозможных ламп: потолочных люстр, напольных торшеров, настольных светильников, а еще бра в виде хрустальных слез или бронзовых цветов.

На входе в дом гостей встречает Киану Ривз, а Мэрилин Монро и Рок Хадсон желают «спокойной ночи» в спальнях

Тут на каждом шагу легендарные объекты дизайна ХХ века. «Я страстный поклонник стиля 50-х годов, особенно мебели. У меня много работ Эймса и Аалто, но в конце концов мне наскучило видеть везде одни и те же вещи, и я начал искать что-то менее очевидное», – говорит Бруннер. Сегодня в его коллекции – Норман Чернер, Жан-Мишель Франк, Владимир Каган, весьма редкие вещи Сержа Муя, Пьеро Форназетти, Арне Якобсена, Шарлотты Перьен и Джо Понти.

Портрет Киану Ривза немецкого художника Джавида C. Боровера. Под ним – швейцарские темно-красные стулья дизайна 40-х годов, сделанные мастером, который принимал участие в создании кресел Корбюзье
Портрет Киану Ривза немецкого художника Джавида C. Боровера. Под ним – швейцарские темно-красные стулья дизайна 40-х годов, сделанные мастером, который принимал участие в создании кресел Корбюзье

Гостевая спальня: одеяло на краю кровати – подарок от подруги Элизабет Тейлор на Рождество. Спинка кровати обита мягкой шерстью; на стене – фотографии: кадры из фильмов друга хозяина, культового режиссера Джона Уотерса. Стул работы Шарлотты Перьен. Старинные лакированные прикроватные лампы работы
Сержа Муя
Гостевая спальня: одеяло на краю кровати – подарок от подруги Элизабет Тейлор на Рождество. Спинка кровати обита мягкой шерстью; на стене – фотографии: кадры из фильмов друга хозяина, культового режиссера Джона Уотерса. Стул работы Шарлотты Перьен. Старинные лакированные прикроватные лампы работы Сержа Муя
_38C7149.psd
интервью · предметы искусства · Интерьер ·

Еще в разделе Home

Популярное