search Created with Sketch.

ЖУРНАЛ: В поисках утраченного племени

06 сентября 2013

Два дизайнера, Гарет Пью и Прабал Гурунг, посвятили свои осенне-зимние коллекции женщинам асгарда, которых они воображают как карпатское племя амазонок. Маша Цуканова поехала в горы, чтобы выяснить, что такое асгарда на самом деле


Фото: Catherine Nikolaichuk 

Стиль: Olga Yanul 




На  показах осень-зима 2013-2014 только и было разговоров, что об Украине: Прабал Гурунг в Нью-Йорке, а следом за ним Гарет Пью в Париже показали коллекции, посвященные украинским девушкам асгарда. Мы с журналистами, переглядываясь, спрашивали друг друга: «Что за асгарда? Ты о них знаешь?» Но никто не знал.


Впрочем, Украина в глазах европейцев и американцев – вообще мифическая страна, вроде Атлантиды. Им в принципе нравится о нас фантазировать. Мой любимый пример здесь – украинская жена доктора Хауса по имени Доминика, приготовляющая народное лакомство под названием книш. У меня, например, нет ни одной знакомой с таким именем. А о том, что такое книш, я узнала только в далеком Нью-Йорке: оказалось, соленые книши – это что-то вроде картофельных зраз, а сладкие – вроде сырников. Но даже там их готовят не украинцы, а евреи.


Объясняя свои коллекции, Гурунг и Пью говорили о современных амазонках, женском племени, которое живет в украинских Карпатах, не подпускает к себе мужчин и при этом борется против гендерного неравенства и торговли людьми. Оба дизайнера ссылались на Интернет в качестве источника информации.

Действительно, в Сети на разных языках множество историй о женщинах асгарда – и все они друг другу противоречат. На украинских сайтах придерживаются мнения, что асгарда – боевое искусство, вид спорта. На русских – что это подразделение Femen и сторонницы Юлии Тимошенко. А на англоязычных – что это горное племя воительниц-отшельниц.


Впрочем, при всем разбросе сведений я обнаружила одну безусловную точку опоры – все упоминали Катерину Тарновскую, известную в боевых искусствах спортсменку, основательницу и главного учителя асгарды. Естественно, я тут же собралась к ней в гости. Назначить свидание Тарновской было, с одной стороны, легко, а с другой – сложно. Она оказалась открытой, приветливой и с радостью согласилась принять меня. Но у Катерины плотный график соревнований, и под него пришлось подстраиваться.


Наше свидание назначено в селе Тухля Львовской области, в котором Катерина ведет занятия в летнем лагере для детей. Я еду туда из Киева, а она из Афин, где только что стала чемпионкой мира по кикбоксингу WPKA 2013. Ассистентка редакции удивленно переспрашивает меня: село Тухля? Она привыкла, что в командировочных листах нашего журнала стоят совсем другие пункты назначения. Мой приятель шутит: Тухля – это так во Львовской области называют модные аксессуары. У меня в голове тоже не укладывается: деревня со смешным названием, альтернативные дизайнеры, чемпионка мира, племя амазонок.



Платье и брюки, Versace; жилет из кожи, Peachoo?+?Krejberg; перчатка из кожи, Frolov; маска из кожи, Bob Basset; серьги, Versace; серьги в форме инжира, кольца, все – Velar



Ранним утром я выхожу из электрички Львов?Мукачево, готовая ко всему. И замираю посреди перрона обезоруженная. Кажется, я в Швейцарии. Тот же воздух, те же зеленые горы, расчерченные трекинговыми тропинками. Из-за очаровательного старинного вокзала выглядывают коровы. Самую симпатичную зовут Зоряна, представляет мне ее дедушка-погонщик. Тухля – чистое ухоженное село с мелкой, но бурной речкой. Я бы с радостью проводила тут выходные, гуляя и поедая домашний творог. Видимо, не одна я об этом задумалась: сейчас тут как раз развивают туристическую инфраструктуру.


Катерина Тарновская ждет меня в пансионате «Лев» на границе села и леса, где по ее программе в летнем лагере занимаются дети. Она – веселая 35?летняя женщина со стальным телом, косой до пояса и агрессивными татуировками на плече и крестце. Пансионат окончательно убеждает меня, что Тухля похожа на Швейцарию. Это просторное и светлое деревянное шале с зеленой лужайкой.


Я захожу в тот момент, когда на стену вешают пейзажи Карпат: дети нарисовали их накануне. «А где же мой минимализм?»?– беспокоится маленький мальчик. Я удивлена услышать это слово от ребенка и подхожу ближе – взглянуть, что же он так называет. И еще больше удивляюсь, обнаружив, что это действительно минимализм: три идеальных полукруга разных оттенков зеленого – нарисовано чисто и с большим вкусом.

За два дня, что мне предстоит провести в лагере, меня еще не раз поразит, какие развитые тут дети. Им 10-14 лет. Здесь они изучают основы созданного Катериной Тарновской боевого искусства асгарда, учат английский, рисуют, лепят, ездят верхом, играют в шахматы – одним словом, это весьма буржуазный лагерь. «Дети способны полноценно воспринимать асгарду с 14 лет, а до того мы просто помогаем им рационально развиваться и учим владеть своим телом»,?– поясняет Катерина. Единственное, чего здесь нет – это Wi-Fi – но с современными детьми иначе, наверное, нельзя.


Я была в восторге от одного дерзкого мальчика. На занятии, когда он вертелся и плохо слушал воспитательницу, она в качестве наказания велела ему провести урок вместо нее – и он как ни в чем не бывало провел. Рассказывал о том, как СМИ превращают людей в стадо и как этому противостоять. Я не могла поверить, что это всего лишь подросток.


Однако подумала, что СМИ, и верно,?– большая сила, если, с одной стороны, мы имеем светскую спортивно-оздоровительную базу, а с другой – фантазии Гарета Пью и Прабала Гурунга о лесной чаще, населенной амазонками-отшельницами.


Gareth Pugh осень-зима 2013-2014
Gareth Pugh осень-зима 2013-2014
Prabal Gurung осень-зима 2013-2014
Prabal Gurung осень-зима 2013-2014


Эти дети сейчас – практически единственные, кто изучает боевое искусство асгарда у Катерины Тарновской. Раньше она учила взрослых, но недавно почувствовала, что забуксовала в качестве наставницы, взяла перерыв и сейчас делает карьеру в спорте. Ездит по соревнованиям, нарабатывает опыт спаррингов, чтобы вновь открыть полноценную школу – но уже с новыми силами и навыками. Единственное, от чего она не смогла отказаться – от летних занятий с детьми. Раз в 12 дней к ней в Тухлю приезжает новая смена. Изредка она проводит семинары для взрослых женщин. Но сейчас это единичные случаи, и по крайней мере еще год в полную силу она тренировать не собирается.


Проблемы становления и роста для асгарды вполне объяснимы – это совсем новое боевое искусство, ему чуть больше десяти лет. Катерина училась на тренера гимнастики в институте физкультуры, когда увлеклась боевым гопаком и скоро стала его преподавать. Боевой гопак был тогда молодым видом спорта, позволял экспериментировать – и на его базе в 2002 году Тарновская создала женское украинское единоборство асгарда (от мифологического города богов под названием Асгард), которое в конце концов отделилось и развивается самостоятельно.



Боди, MaxMara; воротник из кожи, черный палец из каучука, круглое кольцо, все – Area di Barbara Bologna; юбка, Frolov; кольца из серебра, Velar



Тут не нужна такая сила, как в боевом гопаке – тяжеленной булавой никто не размахивает. Зато в асгарде собраны элементы восточных единоборств и многие приемы самозащиты, необходимые женщинам. Я наблюдаю, как тренируются девочки в Тухле, и отмечаю для себя удар – вроде бы простой, но эффективный – каблуком по стопе противника: кости там хрупкие, легко ломаются, а женщины ходят на острых каблуках, так что получается очень больно.


В асгарде нет картинных поз и живописных движений, как в каком-нибудь восточном боевом искусстве. Кулаки сжаты, колени присогнуты, плечи ссутулены, стопы внутрь – все, как в настоящей драке. Тренер учит меня сжимать кулак – большим пальцем внутрь, чтобы не поломался. Я в восторге от украинских названий: тузень – это высокий удар рукой, например, в глаз; чыга – боковой удар открытой ладонью, что-то вроде пощечины; и, наконец, разнообразные копняки – удары ногами. Я встречала слово «ко?пать» в украинской литературе и никогда его не понимала, так что в Тухле пробую свои первые копняки с особым удовольствием от разрешившейся загадки.


Впрочем, как и во всяком приличном боевом искусстве, битва в асгарде – далеко не единственное. Катерина создала целую программу духовного и телесного развития, и уроки теории здесь так же важны, как тренировки. Ее основа – веды, которые, как считается, попали к индусам от славян. «Женщина должна быть совершенной. У моих учениц меняется восприятие жизни, появляется способность объединять духовное с физическим, они приобретают правильные черты характера – объясняет Катерина.?– На первое место мы ставим гармонию».


Девушек с 14 лет, согласно правилам асгарды, учат гигиене, здоровому питанию, истории, основам семейной жизни – из учениц ни в коем случае не пытаются вырастить монашек. (У самой Катерины есть сын Данарий, что значит «воин из воды», и он занимается в лагере вместе с остальными детьми.) Женщин асгарда вразумляют: прежде чем очертя голову рожать ребенка от первого встречного, нужно честно себе ответить, достаточно ли мужчина здоров, умен и надежен, чтобы стать хорошим отцом и мужем. В конце концов, именно женщина выбирает, чьи качества унаследует ее потомство. Тарновская говорит: «Сильных женщин сейчас мало, и мы воспитываем из них воинов – эмоционально уравновешенных, без розовых очков, отдающих себе отчет в своих действиях».



Пояс и юбка из кожи, все – Area di Barbara Bologna; туника, Frolov; ожерелье, Zinaida Likhacheva & Jean Pierre Braganza 



Народная мудрость, а вслед за ней и асгарда, гласит, что женская сила – в длинных волосах и, чтобы не расходовать ее зря, волосы надо собирать в косу. Или, например, что вода – носитель энергии, поэтому перед едой и питьем нужно молиться либо просто наговорить добрые слова, равно как и перед мытьем. Тут учат работать с энергиями: быть для своего ребенка землей – опорой и кормилицей, для своего мужчины – нежной водой, для любовника – огнем, для учеников – ветром. Но я не ученица школы, поэтому много информации мне не положено – только базовые факты.


Знания и физическое мастерство женщины асгарда совершенствуют от уровня к уровню. В зависимости от ранга, девушки одеваются иначе и тренируются с разным оружием: палкой, серпами, цепью, мечами, топориком. Тарновская перечисляет: «Настоящая амазонка должна стрелять из лука, ездить верхом, фехтовать, владеть всеми видами огнестрельного оружия и плавать на корабле».


Всего есть семь степеней мастерства, и сама Катерина еще только на пятой – поэтому она и вернулась в спорт. Ей нужно стать еще лучшим бойцом и тренером, чтобы выйти на высшие уровни своего искусства. «Я ощутила, что мне не хватает знаний. Мне не удавалось идти вверх, поэтому я заморозила свои занятия,?– рассказывает она.?– Даже если не завоюю сейчас всех медалей, то почувствую свои силы, пойму, что переживает чемпион, как проходит серьезный бой, что надо воспитать в себе для победы – и тогда смогу передать эти знания своим ученицам».


Катерина – требовательный тренер. Новенькую вроде меня занятие с ней изматывает за полчаса. Я пробую сделать пару движений с двумя мечами. Восьмерка у меня получается, но вместо того, чтобы разрубить воображаемого соперника, я бью его мечом плашмя. Уже через двадцать минут руки ужасно болят, а потом еще несколько дней трясутся от перенапряжения, стоит мне поднять чашку чая или телефон. Тарновская забирает мечи и вручает мне топорик. С ним куда веселее – он легкий, удобный, да еще и выглядит эффектно.


Одеваются женщины-воины так: шаровары и вышиванка с символом твоего уровня. Например, первый – это зоряница, утренняя звезда, а второй – сходница, то есть калина. Символы несут энергию, необходимую девушке на данном этапе занятий. Вроде бы Катерина – спортсмен, воин и вообще женщина серьезная, но ее асгарда – это большая и сложная система отношений с миром, поэтому к одежде Тарновская относится с повышенным вниманием. Более того, она ей просто по-женски нравится. Рассматривая фотографии с показов Гарета Пью и Прабала Гурунга, она расцветает от восторга. Радуется, как точно дизайнеры ухватили суть асгарды, и мечтает о том, как носила бы все это каждый день. Листая фотографии, то и дело восклицает: «Это мое, это абсолютно мое».


Однако она может в деталях объяснить, что в каждой из коллекций отражает принципы асгарды. В вещах Прабала Гурунга Катерина видит строгость, женственность, загадочность и законность, сочетание военного и фольклорного. «Кожаные наряды амазонок из прошлого он соединил с современной военной формой. Кожаная одежда вообще и пояса в частности – символы воина: наши костюмы для показательных выступлений тоже сшиты из кожи. Красный и черный – воинские цвета, а хаки означает закон и консерватизм. Эта женщина не боится открытости и сексуальности, потому что может за себя постоять. И в то же время она строгая и целеустремленная»,?– Катерина признается, что сама носит брюки цвета хаки и строгий кожаный жакет, совсем как в коллекции Прабала Гурунга. «Суть асгарды передана до мозга костей».


Следом мы рассматриваем коллекцию Гарета Пью. Катерина говорит, что одежда Гурунга соответствует третьему-четвертому уровню мастерства асгарды, а стиль Пью – это уже шестой или седьмой. «Сейчас я как раз заканчиваю с одним уровнем и перехожу на другой. Духовно я уже там, а телесно все еще здесь»,?– Тарновская удивляется тому, как коллекции отразили ее нынешнее двойственное состояние.


«Gareth Pugh – состояние моей души. Моя последняя татуировка – волк и знак инь-ян. Так же и у него – черные, белые и серые цвета, в которых собран весь спектр. Кожа. Поиск духовности, мистицизм, закрытость, консерватизм. Длинные широкие юбки – это возможность творческого развития, а закрытое горло означает, что полученные знания и силы ты пока не передаешь другим. Это королевы. Как он это почувствовал? Наверное, на уровне энергетики»,?– восхищается Катерина.


Пью и Гурунг, хоть и опирались на недостоверную информацию, но суть и дух асгарды уловили точно. Я недоумеваю, откуда взялась легенда о карпатском племени воинствующих отшельниц. Катерина знает откуда. В 2004 году в Украину приехал французский фотограф Гийом Эрбо – снимать Оранжевую революцию. Ему здесь так понравилось, что Украина стала его постоянным источником вдохновения: с тех пор он снял Чернобыль, активисток Femen (за один из их портретов в прошлом году он даже получил вторую премию World Press Photo), казаков, мастеров боевого гопака и, конечно, девушек асгарда.


Вообще-то школа Катерины Тарновской базировалась во Львове, но как раз в ту пору она проводила в Карпатах выездной семинар. Фотограф не стал разбираться, что девушки делают на природе и почему на занятиях нет мужчин – и привез на родину миф о горных отшельницах. Он был очарован Юлией Тимошенко и попросил спортсменок позировать в футболках с ее портретами – так возник второй миф, об их политических взглядах, хотя асгарда совершенно аполитична. И, наконец, близость его репортажей о женщинах-воинах и об активистках Femen породила третий миф.


Тарновской не очень нравятся выдумки о ее школе боевого искусства, но есть от них и польза: без каких-либо пиар-усилий с ее стороны к ней плотным потоком ездят журналисты со всего мира. Всем хочется посмотреть на диковинных украинских амазонок. Искателям амазонок Катерина отвечает легендами: о незамужних скифских девушках, которые предпочитали жить, охотиться и сражаться в группах, пока не приходило время выходить замуж и возвращаться в смешанное племя; о женах казаков, которые сами вели хозяйство и защищали свои селения, пока их мужья жили на Сечи; о целых закрытых городах, которые киевские княжны устраивали для себя и своих соратниц на Руси. Одним словом, женщины на украинских землях всегда умели за себя постоять – этому учит асгарда, хотя ее последовательницы вовсе не амазонки.

Катерина сейчас проходит переломный момент. С одной стороны, ей интересно самореализоваться. Хочется выиграть побольше соревнований: в этом году, например, она чемпионка мира в кикбоксинге и бронзовый призер мирового чемпионата по тайскому боксу, а кроме того, участвует в MMA – боях без правил. Еще ей хочется хоть ненадолго вернуться в телохранители. Как-то на выборах она охраняла ребенка в одной влиятельной семье, и до сих пор ее глаза загораются, когда она вспоминает, на сколько шагов вперед приходилось продумывать каждое действие и как увлекательно было выстраивать систему безопасности в доме. «Хочется еще с автоматом побегать»,?– улыбается она. А с другой, она уже достаточно опытный и мудрый тренер, чтобы сконцентрироваться на преподавании асгарды. Это – смысл всей ее жизни, и с этой точки зрения спортивные победы и работа телохранителем – пусть увлекательная, но все же трата времени.


Цель Катерины – создать в Карпатах для женщин-воинов что-то вроде шаолиньского монастыря. А еще – хотя бы по одной школе с изучением асгарды в каждой области Украины. В юности гадалка сказала, что Тарновской открыты два пути: прославиться самой или создать славное дело, которое переживет ее саму. Катерина сразу решила, что это будет дело – и намерена увековечить асгарду.


Фото: Catherine Nikolaichuk 

Стиль: Olga Yanul

Прическа: Theo Dekan

Макияж: Vitalia

Продюсер: Valentina Tarkovskaya

Еще в разделе Мода

Популярное