search Created with Sketch.

ЖУРНАЛ: Лилия Пустовит

18 декабря 2013
Самый знаменитый украинский дизайнер Лилия Пустовит вышла замуж и родила первого ребенка в 46 лет. О новом смысле жизни и влиянии дочери на творчество она поговорила с Машей Цукановой

Я все время думала, что нужно учиться, работать, реализовывать себя. Но теперь, когда у меня есть полноценная семья, есть ребенок, я понимаю, что та жизнь – просто иллюзия. Но это трудно объяснить человеку, у которого нет детей»,?– говорит мне самый именитый украинский дизайнер Лилия Пустовит, родившая этим летом своего первого ребенка, дочку Лизу. 


Плащ, Burberry Prorsumсерьги, Bottega Veneta

Мы долго договаривались о встрече: составление Лилиного графика сейчас напоминает решение сложной математической задачи. Каждые три часа – кормление ребенка, которым Пустовит принципиально занимается сама. Во-первых, так лучше для здоровья Лизы. А во?вторых, говорит Лилия, в эти моменты она ощущает божественное присутствие: «Я много лет занимаюсь медитацией и обнаружила, что в процессе кормления мать автоматически входит в это состояние. Кормить ребенка – прекрасно. Это какой-то особенный контакт».

Лилия по-прежнему ведет творческую и деловую стороны бренда Poustovit: каждый день бывает в студии, ежедневно пишет десятки писем. Когда мы договаривались о встрече, она готовилась к показу весенне-летней коллекции в рамках Ukrainian Fashion Week, так что дел было невпроворот. Но все же Лилия нашла время для обстоятельного разговора. 

Пустовит назначила встречу в Under Wonder – любимом ресторане киевского креативного класса. Я удивилась, почему не в одной из пироговых «Николай», которыми владеет Лилин муж Игорь Кириков. То есть логически-то я понимаю, что даже если ты жена ресторатора, то вовсе не обязана всю жизнь прожить на одних пирогах. Но в сознании светского Киева, и моем в том числе, Лилия и Игорь настолько крепко спаяны воедино, что ее предложение встретиться за чаем в Under Wonder вызвало у меня удивление.

Впрочем, главное кафе, с которым Пустовит изменяет «Николаям»,?– «Дом кофе». У них там за долгие годы сформировался целый кружок кофейных маньяков, и это ее любимая отдушина. А еще среди Лилиных сообщниц по кофе есть многодетная мама с очень легким и радостным отношением к детям, которому у нее учится Пустовит.

Стать вдруг матерью было страшно. «Я никогда не была фанатом детей и не испытывала острого желания их завести. Мы очень близки с моим братом, и он все время рассказывал, как тяжело быть родителями, как у них поменялась жизнь, сколько усилий это требует. Поэтому я боялась, что жизнь изменится, а я к этим переменам не готова. Я никогда не считала, что мое главное предназначение в жизни – быть мамой. Но эмоции подсказали мне, что я пожалею, если не сделаю этого».

Беременность прошла легко: никто не охал и не ахал над решением Лили впервые родить в 46 лет. В основном потому, что мало кто об этом знал. Лилия не афишировала свою беременность, а любимые дизайнером многослойные и oversize вещи позволяли скрывать ее до 6-го месяца. Пустовит вспоминает, как в мае пришла на праздник в честь запуска сайта Buro 24/7, где был весь свет Киева и Москвы,?– и никто не заметил ее положения: «Все сфокусированы на самих себе». А те, кто знал, нервных разговоров не заводили. «Только потом, когда я уже родила, стали говорить: «Ну ты и рисковая женщина». Может, с одной стороны, оберегали, а с другой – боялись меня». 


Толстовка, Poustovit; жакет, Ann Demeulemeester; брюки, Comme des Gar?ons; ожерелье, 
браслет (справа) – все Pradaбраслеты (слева), Bottega Veneta

Впрочем, Лилия Пустовит – не тот человек, которого сильно растревожило бы чужое мнение. У нее по каждому вопросу есть свое собственное, причем железобетонное. Так было с самого детства: «Родителям со мной было сложно. В 10 лет мне уже никакие советы не были нужны, я сама решала, как себя вести, как учиться, как одеваться. В 12 лет я попросила родителей не покупать мне одежду: мне не нравилось то, что они выбирают».

Из-за своего несгибаемого характера Лилия до сих пор не выходила замуж, хотя всегда была очень влюбчивой. «Самым лучшим для меня был парень с гитарой, хулиган, заводила». Но по-настоящему длительных отношений она ни с кем не строила. Пустовит – перфекционист: «Мне казалось, что если я не захочу прожить с человеком жизнь, то я с ним и одного дня не проживу. Компромиссы меня мало устраивали». Завести серьезные отношения решилась только с Игорем Кириковым – уже после 40 лет. И когда забеременела, поняла, что это шанс, который нельзя упустить.

Она не позволила материнству выбить себя из колеи. Предвидела авралы, перемены в привычных графиках – и подготовилась к ним заранее. «Я знала, что мне в августе рожать, поэтому в мае-июне коллекция была готова на 90?%. В июле она уже была в шоу-руме». Вот, видимо, и ответ на вопрос, как стать главным дизайнером страны.


Poustovit весна-лето – 2011


Poustovit осень-зима – 2013

Poustovit весна-лето – 2014

Poustovit весна-лето – 2009

Готовясь к нашей встрече, я ожидала узнать, чем ради дочери пришлось пожертвовать и от чего отказаться в работе. А вместо этого услышала удивительную историю, не имеющую с жертвами ничего общего. Впервые за долгие годы Пустовит решилась на эксперименты в дизайне. Раньше марка Poustovit была ее главным и единственным интересом, и Лилия не могла рисковать: если бы с брендом что-то пошло не так, под угрозой оказался бы труд всей ее жизни. А теперь, когда есть ребенок, Poustovit перестал быть для Лилии абсолютной ценностью: она разделила свою любовь между работой и семьей.

«Я стала смелее. Появилась какая-то свобода. Раньше я отказывалась от идей, которые мне нравились, если они казались мне далекими от стиля марки. Я все время спрашивала себя: «Это Poustovit или не Poustovit?» Обычно стараешься все всегда делать правильно, но когда в тебе появляется больше граней, можешь позволить себе поэкспериментировать. Излишняя ответственность мешает творческому развитию».

Коллекция весна-лето – 2014, которую Лилия готовила, будучи беременной, получилась более смелой, чем обычно. Это «фьюжн», как она сама говорит. К фирменным длинным платьям и принтам добавились более молодежные решения из 1980-х, чего у Poustovit раньше никогда не было: брюки-бананы, юбки-тюльпаны, свитшоты. «Сейчас это модно называется «свитшот», а раньше это были просто регланы». Она уже думает о следующей коллекции, в которой вновь будет что-то, чего она раньше не делала,?– возможно, золотые ткани.


 Рисунок Гамлета Зиньковского для коллекции футболок L.P. by Poustovit, весна-лето – 2012


Рисунок Павла Макова для Poustovit, 2011

Сумка, Poustovit for Braska

На эти эксперименты, помимо личной, она решилась еще по двум причинам – профессиональной и социальной. Суть последней вот в чем: Пустовит всегда трудилась для того, чтобы изменить внешний вид людей на украинских улицах, воспитать их вкус: «Я работала не столько для того, чтобы самовыразиться, сколько для того, чтобы показать: вот так одеваться – правильно. А теперь я наконец-то могу освободиться от этого комплекса. Сейчас все прекрасно одеваются, знают, что модно, что нет, видят, что происходит в мире. Теперь можно не загонять себя в рамки».

Профессиональная причина Лилиных экспериментов – это новое поколение 30-летних дизайнеров-интеллектуалов, которое сформировалось в последние годы. Они создают чистую умную моду, за которую всегда боролась Пустовит. «Раньше мне приходилось рассказывать, что украинская мода – это не бархат, кружева и шляпы с перьями. Сейчас этого делать не нужно, потому что появились Лилия Литковская, Саша Каневский, Наталья Каменская и Олеся Кононова. Это соратники, видение которых совпадает с моим. Они сделали нашу моду даже чересчур урбокосмополитичной. Теперь можно от этого двигаться немного в другую сторону». Поэтому когда летом Лилия, оценивая практически готовую коллекцию, нашла ее слишком серьезной, она дала себе волю пошутить с восьмидесятыми.

Были и другие отступления от привычек. Из-за беременности первый раз за 15 лет Пустовит не поехала в Париж на выставку тканей Premier Vision. С одной стороны, расстроилась – из-за того, что не смогла лично оценить новинки и тенденции, не получила свою порцию вдохновения, а с другой – убедилась, что создала мощную команду, которой можно со спокойной совестью поручить любое задание.

Профессионалов на украинском fashion-рынке и сейчас можно пересчитать по пальцам, а когда Пустовит основала свою марку в 1998 году, их не существовало вовсе. Тогда она как раз вернулась в Украину из Парижа, где работала в Daniel Hechter. В те годы работать в модном доме означало скрупулезно воспроизводить коды этого дома из коллекции в коллекцию, практически не проявляя своего собственного почерка: практика выставлять на первый план самобытные дизайнерские идеи сформировалась позже. А для тех, кто хотел делать коллекции с собственным лицом, оставался один вариант – открыть свою марку. Пустовит не испугалась отсутствия специалистов, вернулась домой и начала бизнес. Большая часть команды Poustovit работает с ней с того самого 1998 года. Люди практически не менялись – только добавлялись.

«Самая сложная позиция,?– признается Лилия,?– это ассистент и пиар-менеджер по совместительству. Многие не выдерживают и уходят в крупные корпорации. Я понимаю, что иногда бываю слишком жесткой, сильно давлю, могу быть неправа. Но для тех, кто немного со мной поработает, это очень хорошая школа. Очень».

Впрочем, оставаться руководителем-перфекционистом, когда ты стала матерью младенца, сложно. И Лилия понемногу смягчается. «Я отпустила морально, но руки от управления еще не убрала. Думаю, коллективу становится легче. Сейчас я им дала чуть больше свободы, и это правильно. Я только учусь быть нормальным руководителем. Если люди – профессионалы, им нужно доверять, иначе они не развиваются, а только выполняют то, что нужно тебе».

Пустовит уверена, что молодым агрессивно настроенным маркам придется хорошенько постараться, чтобы вытеснить Poustovit с первого места в украинском fashion-бизнесе, потому что ее бренд наработал сильное имя и внутреннюю энергию, которые толкают его вперед. Кроме того, она трезво оценивает себя, рынок и инструменты, позволяющие марке всегда оставаться свежей и интересной: «Если я перестану чувствовать и видеть, что интересно публике, я буду привлекать в команду совсем молодых».

Я уверена, этот момент наступит не скоро. У Пустовит неиссякаемая жадность до всего нового. Когда в Киеве открывается выставка, спортивный чемпионат или проходит концерт – она обязательно там, в гуще событий. Однажды любопытство привело меня в Малую оперу на концерт 20-летних хипстеров the Retuses, поющих Есенина под гитары. В осыпающемся зале, битком набитом подростками, я чувствовала себя в свои тридцать по-настоящему старой: всем остальным вокруг было от силы восемнадцать. И тут я увидела Лилию Пустовит: она выглядела абсолютно довольной и расслабленной. И когда условности мешают мне сделать что-то или пойти куда-нибудь, я всегда вспоминаю ее на том концерте.

Лиля не собирается превращаться в мамашу-наседку. Ее собственная мама чрезмерно переживала за Лилию и ее брата, так что Пустовит намерена не повторять ее ошибок. Она планирует дать Лизе столько свободы, сколько та пожелает, и сама себе в этой свободе не отказывает. Концерт ее добрых друзей «ТНМК», выставка Burberry Art of the Trench, премьера «Сталинграда» для Лилии веские причины, чтобы оставить дочку с няней на вечер. Сейчас Пустовит ждет не дождется, когда ребенка можно будет оставить достаточно надолго, чтобы куда-нибудь съездить или слетать. Она обожает путешествия и командировки и за время беременности очень по ним соскучилась.

Единственное пожелание, которое у Лилии было к ребенку,?– это чтобы родилась именно дочка. «Для девочки очень важно, какой папа. У меня папа был очень требовательным – наверное, поэтому я выросла с комплексом отличницы. Мне кажется, с таким папой, как Игорь, девочке будет лучше. Он каждый день будет говорить, как он ее любит, какая она красивая, и не станет очень много требовать». Пока Лилины прогнозы сбываются: сама она молчаливая мама, а Игорь с Лизой постоянно общается, что-то ей рассказывает, балует.

Когда мы заговариваем о Лизе, у Лилии на глаза выступают слезы, голос дрожит, а пальцы шарят по дивану: она очень эмоциональна относительно всего, что касается ее семьи и ее ребенка, но, несмотря на очевидное волнение, продолжает вежливо и подробно отвечать на мои вопросы. Открытость вообще важная черта и ее личности, и ее стиля. Она практически никогда не делает макияж (хотя, кажется, когда начались их отношения с Игорем, это стало случаться чуть чаще), собирает волосы в хвост и хранит верность простой темной одежде.

Но как только речь заходит о деле, эмоциональная женщина исчезает и передо мной возникает собранный, уверенный в себе профессионал с четкими и ясными суждениями. Лилия рассказывает, какими удачными оказались образцы домашнего текстиля, созданного вместе с легендарным украинским графиком Павлом Маковым, и как она хочет запустить их в широкое производство. Обещает развивать направление демократичных аксессуаров: уже несколько сезонов ее коллекции для марки Braska продаются лучше, чем ожидалось,?– и Пустовит очень нравится идея сделать моду доступной для людей с самым разным доходом. В продолжение темы она напоминает, что по-прежнему развивает свою вторую линию – L.P.

Еще одна грань ее характера раскрывается, когда приходит время платить за наш чай. Это интервью для Vogue, которого добивались мы сами, и совершенно очевидно, что счет за эту деловую встречу – на нашем издательском доме. Но даже тот факт, что, оплачивая его, я не несу никаких личных расходов, Лилию не успокаивает. Она хочет оплатить счет целиком, ну хотя бы частично, и, наконец, когда я наотрез отказываюсь, настаивает на том, что сама даст чаевые. На эти препирательства уходит добрых пять минут, хотя сейчас Пустовит как никто знает цену времени. И тем не менее ее сердобольность берет верх. Ох, кажется мне, Лилин план не опекать чрезмерно дочку будет не так-то просто осуществить.

Фото: Andrew Ivaskiv
Стиль: Olga Yanul
Прическа: Theo Dekan
Макияж: Vitalia
Ассистент стилиста: Olga Zhyzhko
Продюсер: Valentina Tarkovskaya
Лилия Пустовит · Poustovit ·

Еще в разделе Мода

Популярное