search Created with Sketch.

Журнал: интервью с Доменико Дольче и Стефано Габбана

24 сентября 2014

О единстве и противоборстве женственного и маскулинного, северного и южного, детского и взрослого Татьяне Соловей рассказали Доменико Дольче и Стефано Габбана.

На Хане: расшитое пальто  из жаккарда с меховым  капюшоном, бюстгальтер  и трусы из эластана, туфли  из металлизированной кожи,  все – Dolce & Gabbana. На Дмитрии: шерстяные  брюки, пиджак из жаккарда, все – Dolce & Gabbana

На Хане: расшитое пальто из жаккарда с меховым капюшоном, бюстгальтер и трусы из эластана, туфли из металлизированной кожи, все – Dolce & Gabbana. На Дмитрии: шерстяные брюки, пиджак из жаккарда, все – Dolce & Gabbana

Фото: Nagi Sakai Стиль: Julie Pelipas

«Kак ты думаешь, какие подарки к Рождеству вызывают бурный восторг у моих племянниц? – спрашивает Стефано Габбана. – Самые нелепые платья-пирожные, с волнами, пышными юбками, стеклянные и блестящие, к которым полагаются тиары в стразах и какие-то дополнительные штуки вроде палочки феи. Они приплясывают от радости, когда достают их из пакетов». «И вряд ли что-то изменится с возрастом. Женщины хотят жить в сказке, быть принцессами, носить красные платья и короны. Вот это ощущение мы и хотим передать в наших коллекциях», – продолжает Доменико Дольче.

Дизайнеры Доменико Дольче и Стефано Габбана с первого слова покоряют тем, что честно и смешно говорят о моде. Итальянцы обычно слишком серьезны по отношению к себе, но только не эти. «Мы не хотим идти в авангарде. Нам не льстит образ непонятых дизайнеров. Мы не мечтали об этом, когда начинали, и тем более не мечтаем сейчас, после тридцати лет работы. Надо быть впереди ровно настолько, чтобы люди в магазине находили то, что им надо прямо сейчас. А ты, соответственно, это придумал как минимум год назад».

Доменико Дольче и Стефано Габбана

Они скучают, стоит начать расспросы о том, какие музеи их вдохновляют. Зато оживляются, когда я рассказываю о своем маленьком черном платье Dolce & Gabbana. Прямое, до колена, из рыхлого черного бархата, с белым кружевным воротничком – создавая, в общем-то, учительский образ, оно имеет один нюанс – высокую шлицу спереди и линию разреза: до талии она прихвачена в нескольких местах, так что в движении вещь неожиданно раскрывается с новой стороны. Это платье всегда приводило к приключениям, которые случаются на почве безжалостного флирта. «Мы любим истории, связанные с нашими вещами. Эти бесконечные рассказы о том, что образ делает сумочка или туфли, так надоели. Образ делает вещь! Кто помнит, с какой сумкой ходила Софи Лорен? Зато ее декольте помнят все!»

Неудивительно, что знаковыми вещами дизайнерского дуэта стали черные платья «сицилийской вдовы», которые создают тонкую талию, высокую грудь и округлые бедра всем, кто их носит. Дизайнеры рассказывают, что искали и продолжают искать формулу идеального женского платья, и этот футляр придумали не сразу. «Главное – эта область, – Доменико показывает на часть, которую затягивают в корсеты. – Ее всегда нужно выделять. Строить силуэт мы начинаем именно отсюда». Для этого они используют шнуровки, широкие и тонкие пояса, добавляют детали нижнего белья, играют на сочетаниях кружевного и непрозрачного в области груди, открывают часть декольте и целомудренно прячут плечи. У каждого дизайнера есть своя эрогенная зона, и у Dolce & Gabbana она определенно расположена выше талии. За это их любят и не любят одновременно. Кому-то все это кажется слишком нарочитым, а кто-то жить без этого не может. Потому что Dolce & Gabbana – это, несомненно, о сексе, причем их сексуальность не агрессивная или порочная, а счастливая и даже семейная.

Мужской костюм-тройка из бархата, мужской галстук из шелка, все – Dolce & Gabbana

Мужской костюм-тройка из бархата, мужской галстук из шелка, все – Dolce & Gabbana

Платье из шелковой органзы, декорированное пайетками и заклепками, туфли, расшитые пайетками, все – Dolce & Gabbana

Впрочем, сам бренд живет как семья, типично итальянская famiglia. Это читается в кадрах рекламных кампаний с большими сицилийскими семьями; на мужских показах, в которых участвуют простые южные парни; по легендам марки, выстроенным вокруг итальянской сладкой жизни; в общности, которую чувствуют клиенты марки. «Ты как Бьянка Балти», – говорит одна девушка другой в киевском бутике Dolce & Gabbana. У второй от комплимента появляется мечтательная поволока во взгляде.

Семейственность проявляется и в стиле работы. Не принадлежащий ни одному крупному модному конгломерату, Дом Dolce & Gabbana живет как большая семья, объединенная одной идеей. Есть тут и наследственная история. Отец Доменико Дольче был родом из Сицилии и владел небольшим ателье по пошиву мужских костюмов – типичная история для юга, где выросли главные сарториальные бренды страны вроде Brioni, Kiton и Canali. Теперь это ателье работает под крылом Dolce & Gabbana, создавая фирменные костюмы марки с исключительной посадкой. «Взяли ли мы что-то из сарториальной южной традиции? Для мужской моды – безусловно. C женскими костюмами совершенно иная история. Мы не хотели, чтобы женские костюмы выглядели маскулинно. Стояла задача сделать женский костюм, который был бы таким же соблазнительным, как и платье», – говорит Доменико Дольче.

На Хане: платье из кружева, Dolce & Gabbana. На Дмитрии: брюки из вискозы с принтом, Dolce & Gabbana

На Хане: платье из кружева, Dolce & Gabbana. На Дмитрии: брюки из вискозы с принтом, Dolce & Gabbana

На Хане: платье из вискозы, Dolce & Gabbana. На Дмитрии: шерстяные брюки, Dolce & Gabbana

На Хане: платье из вискозы, Dolce & Gabbana. На Дмитрии: шерстяные брюки, Dolce & Gabbana

Как для южанина, Дольче не слишком эмоционален. Габбана, напротив, импульсивен, как для северянина (он родился и вырос в Милане). Жители Северной Италии называют южан «терроне» («от сохи») – и обычно не сильно жалуют: север считают более аристократичным, а юг – темпераментным и приземленным. Эти предрассудки – до сих пор повод для шуток у Доменико и Стефано. «Мы разные, по-разному мыслим и вдохновляемся совершенно разными вещами. Я люблю эстетику футуризма, чистые линии и некую аскетичность. А Стефано – романтик», – рассказывает Доменико. Романтик отмалчивается – ищет на планшете фото рисунков своей племянницы, которые стали основой для наивных аппликаций в зимней коллекции: все эти забавные совы, лисички и деревья из сказочного леса, оказавшиеся в итоге на оперных пальто и костюмах из плотной шерсти. «Разумеется, мы их доработали, но настроение оригиналов осталось», – говорит Стефано. Принцессам и феям в летящих шифонах противопоставили воительниц в шлемах и тяжелых кейпах с геральдическими гербами – как обычно, дизайнеры играют на контрасте женского и мужского.

На их показах со строгими fashion-критиками случается неладное – включаются эмоции. Если не в начале (например, когда на осенне-зимнем показе заиграл «Танец феи Драже» из «Щелкунчика» Чайковского), то уж точно в финале, когда модели в разнообразном неглиже гурьбой выходят на подиум. Этот прием Дольче и Габбана опробовали на показе осень-зима – 2010 и с тех пор применяют в каждом женском шоу pret-a-porter.

«Важнее завтра или вчера? Только настоящее! – на прощание учат меня жизни дизайнеры. – Об этом же все сказки мира».

Платье из кружева и шитья, Dolce & Gabbana

Платье из кружева и шитья, Dolce & Gabbana


Фото: Nagi Sakai @ De Facto Inc. 

Стиль: Julie Pelipas

Прически: Roberto Di Cuia @ L’Atelier NYC

Макияж: Steven Canavan @ L’Atelier NYC

Маникюр: Gina Edwards @ Kate Ryan Inc.

Ассистенты фотографа: So Yoshimura, Peter Panszczyk

Оператор цифрового оборудования: Chad Meyer

Декорации: Matthew Betmaleck@ De Facto Inc.

Производство: Quinn Buggs@ De Facto Inc.

Модели: Hana Jirickova @ Silent; Dmitry Brylev @ DNA Models

дизайнер · Dolce&Gabbana ·

Еще в разделе Мода

Популярное