VOGUE UA CONFERENCE
search Created with Sketch.

Кто превращает позирование моделей на fashion-съемках в перформанс

06 июня 2017

Танцовщик СТИВЕН ГЭЛЛОУЭЙ освоил редкую профессию креативного директора по движениям и уже много лет отвечает за пластику моделей на fashion-съемках двигатель.

Присмотритесь к снимкам культового голландского тандема Инез ван Ламсвеерде и Винуда Матадина: на идеальной фотографии всегда найдется место погрешностям. Неловкая поза модели, неестественно поднятое плечо, застывшая в полувзмахе кисть руки – едва заметные штрихи разрушают общую гармонию кадра и делают снимок живым и динамичным. На съемочной площадке Инез ван Ламсвеерде и Винуда Матадина за эту магию много лет отвечает один человек – Стивен Гэллоуэй.

Под руководством Гэллоуэя позирование модели превращается в перформанс

В прошлом танцовщик франкфуртской труппы Уильяма Форсайта, американец Гэллоуэй освоил достаточно новую и редкую профессию креативного директора по движениям, которую просит не путать с работой хореографа. «Фотография – это всегда плоский снимок. Я пытаюсь придать ей эффект трехмерного пространства, вдохнуть в нее жизнь». Под его руководством позирование модели превращается в перформанс – сплав глянцевой фотографии, уличного танца и современного балета.

Съемки супермоделей для парижского Vogue, рекламные кампании Dior, Isabel Marant и Tom Ford несут едва уловимый отпечаток таланта Стивена. «Мои любимые снимки – те, на которых не видно моей работы. Я выступаю переводчиком в разговоре фотографа, стилиста и модели, пытаясь передать их идеи языком тела».

Жизель Бюндхен

На площадке Гэллоуэй вживается в историю, которую создает фотограф, но признается, что сам готовится к съемкам лишь отчасти. «Я бы хотел сказать, что в этой работе есть система, но это не так. Каждый раз я пристально всматриваюсь в героев съемки, изучаю их. Я исхожу из того, что в их движениях не может быть ошибок и любой их жест будет верным. Моя задача – с помощью этих жестов создать уникальное изображение».

Стивен Гэллоуэй при росте 193 см с активной жестикуляцией и сам выглядит как идеальный объект для фотосъемки. Хотя признается, что одна мысль об этом его пугает. «Я не люблю фотографироваться. Это очень странное чувство – быть в центре внимания огромного количества людей на площадке, которые следят за каждым твоим движением и оценивают тебя не по тому, что ты можешь сказать, а по тому, как ты выглядишь».

Кейт Мосс

За годы работы в индустрии через руки Гэллоуэя прошли поколения топ-моделей – от Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл и Жизель Бюндхен до Дарьи Вербовой и Лары Стоун. Стивен говорит, что разгадать их секрет непросто: «Талант позирования – это сочетание врожденного инстинкта и навыков. По-настоящему великие модели меняют пространство вокруг себя». На вопрос, кто все-таки является его фавориткой, Гэллоуэй недолго думая отвечает: «Ракель Циммерманн. Она готова пойти на любой риск, лишь бы получить совершенный снимок. Когда оказываешься на площадке с профессионалами такого калибра, понимаешь, что нет предела возможностям, – на съемках происходит настоящее волшебство».

Наоми Кэмпбелл

Танцевать Гэллоуэй начал в родной Пенсильвании в середине 80-х, а к труппе Уильяма Форсайта во Франкфурте присоединился в 16 лет. Тогда он начал создавать театральные костюмы, сценографию к модным показам, был хореографом концертного тура The Rolling Stones. В 1993 году Стивена назначили креативным директором Issey Miyake, где он проработал четыре года. Тогда же началось его многолетнее сотрудничество с ван Ламсвеерде и Матадином.

Помимо работы директора по движениям Гэллоуэй последнее время активно пробует себя в новом амплуа – режиссера видео. Недавно он руководил съемками рекламы для обувного лейбла ALDO и для проекта с молодым британским дизайнером Майклом Халперном. «Видео напоминает мне танец. К тому же лет через десять более 40 % рекламы будет создаваться именно в видеоформате».

Свой режиссерский дебют Стивен расценивает как возвращение в индустрию, из которой он на самом деле никогда не уходил. Правда, теперь он меньше времени тратит на посещение fashion-мероприятий, будь то гала-ужины или модные шоу: «Раньше я искал любую возможность попасть на показы, и неважно, были у нас пригласительные или нет. И оно того стоило: посетить дефиле Comme des Garçons в 80-х было все равно что увидеть живое выступление Марии Каллас. Сегодня модные показы не представляют для меня большого интереса. Но мне очень нравится то, как Алессандро Микеле в Gucci и Рик Оуэнс пытаются вернуть в моду элемент перформанса».

«Мои любимые снимки – те, на которых не видно моей работы»

При этом Гэллоуэй признается, что по-прежнему влюблен в моду и неравнодушен к одежде. «От того, как ты выглядишь, зависит твое восприятие окружающего мира, твое поведение. Для меня в этом плане примером для подражания всегда был Боб Фосс (режиссер фильма «Кабаре». – Прим. Vogue UA). Посмотрите на Тома Форда или Ника Найта на съемочной площадке – они всегда одеты безупречно. Для режиссера очень важно иметь свой почерк и характерный образ. Потому сейчас я в активном поиске своей режиссерской личности».

Текст: ВЕНЯ БРЫКАЛИН

Читайте также:

Точеные тела и откровенные наряды в июньской съемке "Бассейн"

Куда дует ветер: Веня Брыкалин о неизбежном возвращении моды нулевых

модели · модель ·

Еще в разделе Персона

Популярное