search Created with Sketch.

Журнал: за что любят артизанальные марки

08 апреля 2014

У брендов, которые демонстративно существуют вне fashion-системы, появляется все больше поклонников. В чем секрет, разбиралась Ольга Сушко («Ъ»)



Alessia ?Xoccato


 «Как это можно носить, если не видно ни груди, ни талии? Где фигура, секс, позитив?» Тоньше понимающие жизнь люди говорят: «Носить эти вещи – дар, и с наскока это умение в руки не дается. К такой одежде нужно прийти, до нее нужно относить массу всего другого».


Артизанальные, вручную сделанные вещи – одежда для фанатов качества, для которых надеть что-то проще кашемирового бесформенного жакета Paul Harnden, трикотажного кокона Nicolas Andreas Taralis или шелкового платья-пальто Alessia Xoccato – все равно что выкинуть из дома библиотеку. Создатели подобных вещей не следят за трендами и Instagram it-girls, они лучше закроются на несколько месяцев в мастерской где-то в тосканской деревне или копенгагенском сквоте и появятся с готовой вещью в одном-единственном экземпляре – зато c какой! Если берутся за кашемир, то варят его, трут, специально состаривают, окрашенный египетский хлопок оставляют на солнце выцветать, кожу только им известными способами делают такой мягкой и податливой, что на ощупь ее можно принять за свою собственную.



Редактор американского Teen Vogue Медисон Стивенс на показах в Нью-Йорке, 2013


Тот, кто хочет оказаться в числе посвященных, должен приложить усилия, чтобы найти магазин, в котором продаются такие вещи: он скрыт от обывателей и вывески с названием на нем нет. Артизанальные марки живут в необычных магазинах – с голыми стенами, стальными балками для вешалок, низко свисающими хрустальными люстрами, изодранными театральными занавесами из прекрасного шелка, антикварными диванами и креслами. Эти магазины могут быть размером с кладовку, а могут – с бальный зал. Это может быть даже заставленная мебелью и вещами квартира-магазин – как у берлинского мультибренда Bless. А последний нью-йоркский Dover Street Market Рей Кавакубо занял семиэтажное помещение старого еврейского колледжа в 20?000 м кв.





Шоу-рум Bless, Берлин


Искусно скроенные первопроходцем артизанальной моды американцем Риком Оуэнсом готические корсажи с угловатым верхом, пальто и жакеты с огромными, почти колючими плечами, напоминающими сломанные крылья, на деле оказываются очень удобными. Вся его одежда изумительно сидит независимо от особенностей фигуры: он раскраивает прямо на манекене или на собственной жене Мишель Лами. Оуэнс давно уже существует в рамках модной системы, равно как и его протеже Гарет Пью. Британскому дизайнеру особенно удаются полупрозрачные блузы со смещенными вырезами для горловины и рукавами, но узнаем мы его благодаря вещам с длинными синтетическими волосами – пальто-платьям с волосатыми плечами и мохнатым юбкам-баллонам.



Издатель Лилу Ганин с клатчем Kofta на показах в Париже, 2013



Fashion-дизайнер Васили ди Наполи и дизайнер интерьеров Джей Берден на показах в Нью-Йорке, 2013


Однако многие дизайнеры предпочитают оставаться вне официальных расписаний недель моды. Швед Ричард Содерберг дебютировал в 2007 году с маркой со зловещим названием Macabre, затем переименовал ее в менее мрачное Obscur и продолжает с успехом делать маскулинную одежду с жесткими резаными линиями – длинные тонкие кардиганы, вытягивающие силуэт.


Полунемец-полуперс Борис Биджан Сабери работает над одноименным брендом в пригороде Барселоны, предпочитая светской жизни эксперименты с тканью. К примеру, кожа в его коллекциях проходит долгую подготовку, один из завершающих этапов которой – ручная лепка.


Трикотажные вещи прекрасного качества, предоставляющие неисчерпаемые возможности для составления базового гардероба, стоит искать у Lost?&?Found. Маркой занимается осевшая в Тоскане канадка Риа Данн. Она делает меланжевые удлиненные кардиганы и мягкие свободные штаны с заниженным шаговым швом.

Многослойные наряды лучше всего удаются молодым артизанальным брендам Individual Sentiments, Lumen et Umbra и MarvieLab. Этими марками заведуют ученики итальянского андеграундного гуру Маурицио Алтьери, до начала нулевых принимавшие участие в его проекте Carpe Diem и создававшие с ним одежду, кожаные аксессуары и обувь. Крошечные коллекции рукотворной обуви самого Алтьери, отрастившего дреды до пят и засевшего в горной итальянской глубинке, до сих пор появляются в лондонском Dover Street Market.



Инсталляция с кожаными перчатками, Boris Bidjan Saberi


Достойные артизанальные марки есть и в Украине. «Я слежу за работами Comme des Gar?ons, Yohji Yamamoto и Rick Owens,?– рассказывает мне дизайнер марки Whatever Саша Бурзум и делится новостями: – Мы выпустили первую коллекцию Intro в июле 2010 года. Сейчас делаем две полноценные коллекции одежды в год. К осени расширим нашу ювелирную линейку и к серебряным украшениям добавим драгоценные камни. Эта весенне-летняя коллекция называется Origami. Она получилась самой сдержанной за всю нашу историю: это одежда-кимоно из мытого шелка, с халатным запахом и жесткими кожаными поясами».


Whatever


Шоу-рум и мастерскую, находящуюся в полуподвальном помещении, дизайнера аксессуаров Маши Проскуровской нелегко найти в лабиринте внутренних дворов в центре Киева. Дома стук ее молотка по коже мешает соседям. «А здесь я круглосуточно могу работать. Сейчас раскраиваю новые Movers – это ботинки, полуботинки и сапоги. Первый раз этой весной в моей коллекции появятся рюкзаки. На них я специально сохранила все натуральные изъяны кожи. Ни на чье творчество не равняюсь: мне интересен только мой внутренний мир».


Kofta
Ботинки из кожи, Kofta
Сумка из пластика с кожаными ручками, Proskurovskaя

Rick Owens · украинские дизайнеры ·

Еще в разделе Бренд

Популярное