search Created with Sketch.

Эксклюзив: интервью с Джованни Булгари

26 ноября 2013

Джованни Булгари, праправнук основателя ювелирного дома BVLGARI, рассказывал о новом бизнесе семьи – виноделии – редактору раздела lifestyle Vogue Украина Евгению Алефиренко.

 

Джованни Булгари показывает на своем планшете не ювелирные коллекции или исторические украшения за 130 лет бренда, а зеленые холмы итальянской Сиены, усаженные виноградниками. Семья два года назад уступила акции ювелирного дома конгломерату LVMH и занялась новым, но вполне уместным для жителей Тосканы делом.




Джованни Булгари

Джованни Булгари


Джованни и управляющего директора их винодельческой компании Podernuovo a Palazzone Джулио ди Гропелло привели в Украину деловые переговоры. Роль начинающих виноделов явно нова для людей, в прошлом бизнесе занимавших место на самой вершине, известных почти всякому на планете.


Мой первый вопрос касается именно этой смены рода деятельности – стоило ли оно того? Джованни отвечает без малейших раздумий: «О, для меня это слишком много значит. Я люблю синее небо, чистый воздух, эти просторы, чувствовать под ногами землю, дышать полной грудью, смотреть, как колышутся листья. Для меня это само по себе роскошь и вершина мира. Я чувствую себя очень счастливым сейчас. Два-три дня каждую неделю я провожу в Риме, но каждый раз начинаю себя чувствовать некомфортно, мне физически не хватает Сиены, Тосканы».



Тосканский пейзаж, открывающийся со стороны винного завода Джованни Булгари Podernuovo a Palazzone


Я спрашиваю, насколько спонтанным было решение. Джованни рассказывает, что знает эти места еще с детства, когда он приезжал сюда с родителями: «У меня всегда была тяга к сельской жизни. Окончательное решение я принял в 2005 году. В 2007 мы высадили первые лозы, и еще через пару лет стало ясно, что пути назад уже нет. Над проектом у нас работает два десятка человек, и это постоянный процесс, работа кипит без перерывов. Мы трудимся так же, как сменяются сезоны в природе – следуем за ними».


Речь заходит об интересном феномене – колоссальном влиянии итальянской культуры на Украину. Влияние итальянской моды огромно, Милан – одно из самых популярных мест для шопинга, Италия – трендовое туристическое направление, но также у нас очень любят итальянскую кухню, вина из Италии сейчас продаются у винных импортеров лучше всего, хотя многие из них начинали с вин Франции. Для Джованни приятная новость, что это насколько большое явление, и он говорит, что догадывается о причине.


«Я знаю, в чем дело. Французы, правильно подмечено, часто прибывают на рынок первыми. У них отличные продукты, очень роскошные, бесспорно. Но есть разница. Например, французское вино – это роскошь, уникальный опыт, а итальянское – способ насладиться жизнью. Оно легче пьется, не такое дорогое, менее помпезное, если так можно выразиться. Итальянское вино – это в большей мере dolce vita, вот в чем итальянский подход к вину и к жизни вообще. Не то, чтобы я не любил французские вина, но итальянские дают больше возможностей почувствовать полноту жизни в разные ее моменты».


Я интересуюсь вкусом Джованни в винах, и он говорит, что любит пробовать новые, а не фиксироваться на одном или нескольких сортах и пить их постоянно: «Как тосканец я люблю вина из сорта санджовезе, северо-итальянского барбареско, мне нравятся белые вина из Сицилии, но все же фантастическая вещь в винах это их многообразие, и что ты можешь постоянно пробовать что-то новое. Это такое удовольствие – распробовать новый терруар, новую для тебя страну».



Джованни Булгари


Для столичного человека переезд в сельскую провинцию неизменно воспринимается как попытка «снизить обороты», и я интересуюсь, считает ли Джованни перемену занятия дауншифтингом? Он отвечает, что скорее наоборот: «Это апшифтинг, я чувствую себя занимающимся любимым делом, а не пассивно отдыхающим. Я реализую детские мечты, движусь в направлении, которое мне всегда казалось правильным, и очень счастлив этому. Я получаю удовольствие, когда приезжаю в Рим. Мне очень нравилось работать в BVLGARI, нравилось держать в руках драгоценные камни, я был байером какое-то время и даже думаю, что этот опыт помог мне позже, когда я начал заниматься виноделием».


Сходство между вином и драгоценными камнями кажется мне преувеличением, и Джованни развивает мысль: «Как я учился распознавать суть и качество камней, так сейчас делаю примерно то же самое с виноградом. Как раньше ощущал в руке, оценивал цвет, чистоту, плотность камней – так сейчас делаю с ягодами или вином в бокале, смотрю, как оно переливается, какова плотность, как через него проходит свет. Вино даже более сложная материя, потому что можно ощутить его аромат, попробовать на вкус. Кроме того, вино быстро меняется: камни стабильны, они не созревают, не достигают лучшего возраста, не портятся».


Мой собеседник так увлеченно рассказывает о тонкостях ювелирного искусства, что я интересуюсь, не бывает ли у него сожалений, не думает ли он иногда о том, чтобы вернуться в мир моды и ювелирный бизнес? Джованни качает головой: «Мне по-прежнему нравятся камни, и я люблю ювелирное искусство, но куда больше люблю сельскую жизнь, если речь идет о занятиях. Мой личный ювелирный стиль это довольно простые по дизайну ожерелья, которые бы подчеркивали красоту самих камней. И мой подход к вину такой же: я хочу раскрывать естественный вкус вина, который дают особенности терруара, почвы, лозы, климат этой земли».


«Я также ценю сельский образ жизни. Как раз близится зима. Я люблю этот сезон, он очень уютный, я люблю после работы возвращаться в свой дом, разводить огонь в камине. У меня нет городских штук вроде телевизора, только музыка и, возможно, радиопрограммы. И мои собаки, самой старой уже шестнадцать лет. Она смешанной породы с волком, выглядит как маленький серый волк».



Винный завод Джованни Булгари Podernuovo a Palazzone в Тоскане


Семейство Булгари – один из самых впечатляющих примеров династии, на протяжении поколений достигшей высот в своем бизнесе, и я интересуюсь, рассчитывает ли Джованни учредить род винодельческий, как его прапрадед Сотирио учредил род ювелирный. Для начала мой собеседник уточняет, почему их лучшее вино названо Sotirio: «Мы чтим не просто память легендарного предка, это салют человеку, который сумел создать нечто новое – как сейчас пытаемся мы. А если говорить о винодельческом роде, у меня двое маленьких детей, а виноделие таково, что на него одной человеческой жизни не хватит. Я очень надеюсь, что моим детям будет интересно присоединиться ко мне, продолжить это дело».


«Даже если им не будет так интересно, как мне, жить у виноградников, растить лозу, делать вино, здесь много другой работы – путешествовать, заводить связи, заботиться о бизнесе другими путями. Это семейная работа, всем найдется место».

интервью · драгоценные камни ·

Еще в разделе Бренд

Популярное