search Created with Sketch.

Блог Татьяны Соловей: золото Парижа

05 января 2015
Блог Татьяны Соловей: золото Парижа

Hadar Nornberg. В доме 17 века на парижской набережной Бурбон раньше располагалась студия Камиллы Клодель, а год назад здесь открылся шоу-рум начинающего ювелирного дизайнера Хадар Норнберг. Белые стены, винтажная мебель в стиле ар-деко и книжная полка отличницы ESMOD по курсу модного дизайна. «Меня всегда завораживал металл – и сталь, и золото», - объясняет Хадар, как после стажировки у Рика Оуэнса и двухлетней пробы сил в Нью-Йорке пришла к дизайну ювелирных украшений. Она делает строгие собранные вещи с точечными вкраплениями ониксов и бриллиантов – ювелирные аналоги ее модных икон Джил Сандер и Хельмута Ланга. Показательный пример – коллекция «Шахматы»: и украшения, и ювелирный набор для игры. Фигурки вычерчены под линейку: формы квадратные, материалы – плексиглас, черненое, белое золото и бриллианты. Фигуры узнаются по тонким деталям: король с тонкой полосой из бриллиантов (потому что ходит только одним путем), королева – с двумя, слон с крестом, прямоугольные пешки сжаты металлическими пластинами, как броней. «Я обожаю музыку, и мне всегда нравилась идея воплотить ритм в форме украшений. К тому же, в этом столько семейных совпадений: мама пианист, кузина – виолончель, брат – профессиональный шахматист», - говорит Хадар. – К слову, свои шахматы я делала под 17 симфонию Бетховена».

Maxime Llorens. В дизайн ювелирных украшений Максима занесло случайно. «Я начинал как fashion-фотограф, и много общался с дизайнерами. Тогда я стал понимать, что хочу работать не глазами, а руками», - рассказывает он о том, как спонтанно решил стать дизайнером в 2012 году. Первые прототипы он сделал в студии своего друга, ювелира Гаспара Хекса, а через год уже начал продавать свои украшения в магазине O-Paris в квартале Марэ. Собственно, и сам Максим выглядит как аутентичная, а не туристическая часть Марэ – амбивалентно и артизанально, total black, этакое поколение «деток Рика Оуэнса». Украшения делает под стать. Обтекаемой формы браслеты, затекающие на соседние пальцы кольца-кастеты с плавными линиями и острыми наконечниками. Показательная (и вполне объяснимая, как для начинающего дизайнера) аскеза: камней нет, много изделий с фактурной шершавой поверхностью. Самые примечательные – браслет на ладонь и колье-воротник, который можно носить на обе стороны: как воротник-стойку или гигантский странный чокер.

Tamara Akcay. «Однажды я поняла, что появилось очень много девочек, которые начали делать мелкие ювелирные вещи. Это доводило меня до белого каления. Я поняла, что хочу делать более крупные вещи, не вызывающие, но фактурные», - рассказывает Тамара Аксай о том, как 3 года назад начала свою ювелирную линию. В аккурат после того, как решила покинуть семейный модный бизнес (не сошлись характерами с отцом) – бренд Axara, который основал ее отец. Теперь она делит creative space на Монмартре с другими творческими стартапами и работает над украшениями. Сейчас участвует в тендере: создает дизайн ювелирной подвески, которая будет идти в подарок к духам Nina Ricci в следующее Рождество. Для вдохновения летала в Лондон, чтобы посмотреть на работу викторианской эпохи с миллиардом розовых лепестков «Розы Гелиогабала» (1888) Лоуренса Альма-Тадема. Все потому, что главный источник вдохновения для Тамары – искусство, и свои коллекции она выстраивает с максимумом ассоциаций. К примеру, изделия Faded Abstractions - необработанные камни вроде кварца или кальцедония, обвитые металлическими «умирающими лепестками» - вдохновлены цветочными скульптурами Роберта Маллару и Лиз Ларнер.

Мудборд для участия в тендере Nina Ricci
Мудборд для участия в тендере Nina Ricci

В коллекции будущего сезона Rising Minds фактурные поверхности – камень, которым облицовывают здания или будто застывшие волны золотой лавы – крупных подвесок и серег напоминают дизайнеру о сложности эмоций. «В будущем хотела бы работать с дизайнерами. В идеале – с Риком Оуэнсом. Отсылала свое портфолио в его офис, пока нет ответа, - рассказывает Тамара. – Хотя самое главное – мне бы хотелось, чтобы мои работы рассматривались как art pieces». Трудный путь художника-ювелира Тамару не смущает: люди все равно устали от однообразия, а ее единичные вещи уверенно находят своих покупателей.

Nathalie Sevikian. «Мои мастера говорят мне, что для продаж надо добавлять камни, - вздыхает от несовершенства мира Натали Савикян. – Нет ничего проще, чем делать из множества дорогих материалов». Ее украшения Made in Paris with love в тех же мастерских, что поставляют сверкающий и броский товар на витрины Вандомских бутиков, главной ювелирной точке на карте Парижа. Она ювелир начинающий, но немолодой. Решила стать дизайнером в 40 лет, а до этого занималась маркетингом в мире моды. Ей нравится, что у нее нет профессионального образования: «Технические навыки не должны быть важнее кретива. Украшение нравится не потому, что оно сложное в изготовлении. Главное – генерировать эмоции». Ее коллекция Muse с цикадами напоминает о родном Провансе, где она росла под их песни, а Cosmic Lucky – о гармонии планет и звезд. Особенно Натали любит серое золото, которое предпочитает оставлять неполированным, а фасетированные камни - переворачивать в изделии, или прятать бриллиантовое паве под деталями.

Christophe Leka. Фетишистские крупные украшения Кристофа, которые он называет «бижутерией для тела», напоминают игрушки из элитного секс-шопа: бандажные перевязки, манто-кольчуги, ажурные металлические подпруги с крупными каменьями, браслеты-наручники и кольца-ошейники – в таких хорошо и на закрытую вечеринку like it is, и на открытое мероприятие с простыми вещами, чтобы придать образу горячо любимой парижанками небрежной развязности.

Подобное притягивает подобное: меня с Кристофом познакомила дизайнер Стефани Ренома, вместе они делают эпатажные фотопроекты с парнями, переодетыми в красавиц, и девушками, слизывающими молоко из блюдец, словно кошки.

В 2000 он начал работать в студии Paco Rabanne, в 2007 взял псевдоним Leka (настоящая фамилия - Lecas) и стал независимым дизайнером. «Мода и украшения – две мои страсти. В своих украшениях я смог объединить их», - считает дизайнер. Он продолжает делать металлические аксессуары для Paco Rabanne, а также Balmain, Givenchy, Azzaro, Thierry Mugler и Anthony Vaccarello. Для своего бренда создает больше бижутерии, хотя мечтает повторить самые провокационные украшения в драгоценных металлах. «Это так скучно – носить просто браслеты. Намного круче, когда в любой вещи есть двойное дно».

аксессуары · украшения ·

Еще в разделе Мода

Популярное