search Created with Sketch.

ЖУРНАЛ: Женщина с ремеслом

20 марта 2013

Гранд-дама модной фотографии Елена Емчук прилетела на родину, чтобы снять лучших украинских моделей для первого номера Vogue. Ее приветствовала Маша Цуканова


 Елена Емчук в объективе Хелены Кристенсен

 

Я думаю, нигде в Украине с таким вниманием не следили за ураганом Сэнди, как у нас в редакции Vogue. Мы организовали одновременный приезд в Киев 10 лучших и, следовательно, самых занятых украинских моделей, практически ни одна из которых не живет на родине. В самый разгар съемки рекламных кампаний, когда марки категорически не делятся с прессой одеждой, мы шантажом и хитростью заполучили нужные вещи, чтобы одеть девушек. И вот краеугольный камень, хребет этого вавилонского проекта – самый прославленный в fashion-мире фотограф украинского происхождения Елена Емчук – оказалась заперта ураганом дома, в Нью-Йорке. Если бы мы с директором отдела моды Филиппом Власовым и без того не были седыми, то непременно поседели бы в те осенние дни.


    

 

Кармен Касс в фотосессии Myth and Folklore для японского Vogue,                 

октябрь 2005

 



Кадр из фотосессии с Кирстен Данст для итальянского Vogue 

 

Но она прилетела. Первый же рейс, вылетевший после бури в Борисполь из аэропорта Кеннеди, вез ее к нам. Без нее первый номер Vogue нельзя было бы считать показательным: спортсменка и отличница Елена Емчук родилась в Киеве, выросла здесь, и хотя в 11 лет ее увезли в Америку, она продолжает называть себя украинкой и возвращается сюда при каждой возможности. Для модного сообщества она звездный фотограф, для музыкантов – авторитетный режиссер, для арт-критиков – популярный художник, при этом она гордится своим происхождением, черпает в славянском фольклоре идеи для работы и показывает дочке Саше мультфильмы про Чебурашку и кота Леопольда. Естественно, такая женщина пройдет огонь, воду и ураган Сэнди.

Под конец съемок у нас нашелся вечер, чтобы не спеша побеседовать. Она посмеивается над помешанными на еде нью-йоркскими foodies, но сама демонстрирует изрядную искушенность в вопросе, выбирая для ужина итальянский «Пантагрюэль». Мы как благовоспитанные дамы заводим разговор о погоде – то есть об урагане.

В Елене говорит хладнокровный профессионал: «Когда работаешь в моде, ты летишь в любой момент и в любой ситуации, потому что понимаешь, насколько трудно организовать проект». Без дисциплины фотографу никак не обойтись, но я точно знаю, что настоящую звезду от крепкого ремесленника отличает сочетание несовместимых на первый взгляд черт. И ровно настолько же, насколько сквозь бурю ее вел профессионализм, настолько подхлестывал и авантюризм.

В 18 лет, как классическая искательница приключений, она с подружкой отправилась из Нью-Йорка в Лос-Анджелес по трассе 66 – начинать новую жизнь. Сейчас смеется над этим: «Родители не просто разрешили переехать в другой город, но даже дали свою машину – знали, что мы все равно скоро вернемся». Истории о приключениях Емчук из взрослой жизни раз от разу вызывают все меньше смеха и все больше удивления. 

Два года назад, например, она выпустила книгу о киевском Гидропарке и его причудливых обитателях. «Я ходила по Гидропарку целыми днями одна и только потом поняла, какой сумасшедшей была – меня же могли там просто прикончить, – вспоминает Елена. – Меня как будто тянуло туда. Я очень люблю характеры, выражения. В Гидропарке люди не одеты, поэтому ты просто видишь лица. Там странная архитектура, странный лес, и композиция выходит необычная – второго такого места на земле нет».



 

Обложка книги о киевском Гидропарке

 


Трудно сказать, кто кого находит – она странные места и чудные ситуации или они ее. Взять хотя бы ее эталонные кадры – шесть рекламных кампаний Kenzo, снятых при Антонио Маррасе: во Вьетнаме, Китае, США, Аргентине, Франции и Японии (при этом Америка попала в этот список только потому, что Елена была беременна, не могла летать, и в Kenzo готовы были снимать где угодно, лишь бы с нею).

Дружба между фотографом и Антонио Маррасом началась во время первой с Kenzo совместной работы – они снимали рекламную кампанию весна-лето 2006. Нужно было добраться до Вьетнама с Карибских островов: долететь до Атланты, оттуда в Сан-Франциско, потом в Гонконг и наконец во Вьетнам – дорога длиной 38 часов. У Емчук отменили первый самолет в цепочке, и все стыковки сдвинулись. «Творилась такая неразбериха, что только когда в Сан-Франциско мне подали газету, я поняла, что лечу в самую горячую точку птичьего гриппа в самый пик эпидемии. Я догадывалась, что будет опасно, но даже не представляла себе, до какой степени». Трое суток, что длилась съемка, Елена пила лишь кофе да вино и питалась одними орехами с крекерами, которые ей в чемодан положил заботливый бойфренд, актер Эбон Мосс-Бакрак («Игры богов», «Давай, до свидания!», «Дом у озера»). 

Емчук до сих пор дружит и работает с Антонио Маррасом, и у них действительно много общего. Маррас чуть ли не единственный дизайнер, предпочитающий коммерческому Милану родную Сардинию и не устающий любоваться островной этникой в своих коллекциях – причем так тонко, что одним только сардам это кажется очевидным. Елена Емчук тоже во всех смыслах редкий модный фотограф. Она, например, переехала в Бруклин с Манхэттена, когда он стал казаться ей слишком туристическим. Она работает с Vogue, Dazed & Confused и i-D, делала рекламные кампании для Carolina Herrera, Christian Lacroix и Vera Wang, однако дружит не с модной, а богемной публикой. 


     

Кадр из фотосессии с Мишель Уильямс работы Елены Емчук для британского Vogue, апрель 2008

 

 


Малгоша Бела в рекламной кампании Kenzo, весна 2008

 


И самое удивительное: у Емчук была возможность воплотить мечту каждой нормальной девушки – припеваючи жить, вдохновляя большого музыканта. Но ей важнее было самой реализоваться в качестве фотографа и художницы. Восемь лет Елена встречалась с лидером The Smashing Pumpkins Билли Корганом. Ей было 24, она только начала фотографировать, когда ее пригласили снимать для альбома Melancholy. Она приехала в Чикаго и произвела неизгладимое впечатление: «Билли ожидал встретить взрослую женщину за 40, а тут – я». Так Елена стала членом группы: вместе они решали, как должны выглядеть The Smashing Pumpkins, она оформила им несколько пластинок, нарисовала обложку к сборнику стихотворений Билли, сняла клипы Zero и Thirty-Three, в роли Саломеи исполнила танец семи покрывал в видео Stand Inside Your Love, слова которой Корган посвятил ей же. И отказалась от этого. «В какой-то момент я себя потеряла – это проще простого, когда ты чья-то муза. Но я снова себя нашла. Решила вернуться на свой путь, иначе мне всю жизнь пришлось бы быть всего лишь чьей-то женой». 

Впрочем, быть женой ей тоже по плечу. Просто это жена нового типа: она сама сделает из мужа музу, а он просто должен любить не выдуманный образ, а ее настоящую. Елена с удовольствием играет в художника и модель со своим парнем Эбоном Мосс-Бакраком, например, снимая его для Vogue Homme. Но сейчас ее любимая муза – даже не Эбон, а их дочь. Память Елениного телефона забита фотографиями семилетней Саши. «Я родила ребенка в 35 лет и прекрасно осознавала, что беспечные деньки кончились. Удивительно, но материнство сделало меня крайне продуктивной. Я знаю, что у меня нет времени рассиживать на обеде, шататься без дела, сидеть в кино. Либо я с семьей, либо на работе».



Живопись Елены Емчук

 

Работы много. Емчук сотрудничает с журналами и модными Домами, снимает музыкальные видео, набирает популярность в качестве художника. И все это время планомерно продвигается к своей заветной мечте – большому кино. Среди ее кумиров – Антониони, Феллини, Кассовиц, Бунюэль и Тарковский. В прошлом году Елена сняла свою первую художественную короткометражку – сюрреалистическую историю о женщине, переживающей срыв. «Я готова была сидеть на съемочной площадке вечно. Если бы все было не так, как я того хотела, я бы оттуда просто не ушла», – Емчук сняла фильм за собственные деньги, чтобы никто не мог повлиять на ее работу. Она уверена, что актеры – их с Эбоном друзья – будут сниматься у нее бесплатно, просто потому, что им хочется честных ролей. Емчук может справиться. За годы съемок для глянца она нашла подход к актерам. Порой фотографировать их сложнее, чем моделей: они думают лишь о том, не слишком ли толстыми выглядят в кадре. «В Голливуде настолько ретушируют снимки артистов, что они начинают стесняться камеры. Сравнивают свое отражение с фотографией и комплексуют. Женщины в тридцать кажутся себе старыми. Во Франции взрослением умеют любоваться, а в Америке его боятся». Елена Емчук фотографирует актеров такими, как они есть. На ее кадрах они красивы сами по себе и доверяют ей.

Она и правда верит в естественность. Я видела Елену в роли Саломеи в клипе The Smashing Pumpkins – соблазнительную змею с выбеленным лицом и яркими губами – и ожидала, что в жизни она окажется такой же, все-таки она инсайдер модного мира. В реальности же эта 42-летняя женщина не красится, собирает волосы в хвост, носит грубые ботинки и кожаные брюки и часто улыбается.

 


Кадр из клипа The Smashing Pumpkins с участием Елены Емчук

 

Быть собой – ее главное правило и на работе. Этому ее научил отец. Он ругал Елену за коммерческие проекты, по которым не видно, кто их создал. Елена повторяет его слова: «Нужно стоять на своем, если они пригласили именно тебя, то и будь собой».


Фото предоставлены из личного архива Елены Емчук

 

 

Еще в разделе Культура

Популярное