search Created with Sketch.

Журнал: третий роман о Бриджит Джонс

15 апреля 2014

Весной вышел русский перевод третьего романа о Бриджит Джонс – «Без ума от мальчишки». Хлоя Фокс попыталась понять, где заканчивается писательница Хелен Филдинг и начинается ее героиня

Фото: Jason Bell

Порций алкоголя – 0. Сигарет – 0. Калорий – 500. Вес – минус пять фунтов (благодаря самодисциплине и волнению перед очень пугающей фотосессией для Vogue).

На первый взгляд кажется, что в элегантной женщине, сидящей в светлом, просторном пабе на Примроуз-Хилл и стучащей по клавишам ноутбука ухоженными пальцами, нет ничего от Бриджит Джонс. Рядом нет ни шардоне, ни переполненной пепельницы. Не заметно и слегка поплывшей талии. Филдинг, ухоженная и подтянутая, одета в темно-синее шелковое платье-рубаху Diane von Furstenberg, на ней со вкусом подобранные золотые украшения. «Это мой вариант рясы далай-ламы, – говорит она с заговорщицкой улыбкой. – Ансамбль, который никогда меня не подводит. Когда я не знаю, что мне надеть (то есть практически всегда), я надеваю наряд, который на мне сейчас».

Филдинг, которой ни за что не дашь ее 55, не расстается с очками. Сейчас она достает их, чтобы прочесть меню. «Зеленые бобы? Нет, от них пучит. Картофель? Боюсь, слишком калорийно для меня. Я только что сбросила пять фунтов и не могу пройти мимо весов, чтобы не взвеситься и лишний раз за себя не порадоваться». Она заказывает диетическую колу («Жить без нее не могу»).

Большую часть прошлого года Филдинг провела «в совершенно сумасшедшем состоянии» – за написанием «Без ума от мальчишки» (Mad about the Boy), долгожданной третьей части романа «Дневник Бриджит Джонс». «В разгар работы над книгой я месяцами не вылезала из черных брюк и черного свитера с собакой на груди и даже не задумывалась о том, чтобы причесаться, – продолжает она. – Только благодаря детям я придерживалась хоть какого-то подобия режима, а не сидела сутками за компьютером, питаясь остатками заплесневевшего сыра».

Искренняя, склонная к самоиронии, Филдинг вызывает мгновенную симпатию, как и ее рассеянная и сумбурная героиня. Но не стоит путать Хелен Филдинг с Бриджит Джонс. «Я придумала этот персонаж, чтобы отвлечь от себя внимание, но все равно все подумали, что речь идет обо мне», – говорит Хелен с размеренным северным акцентом.

Прошло 17 лет с тех пор, как мир увидел «Дневник Бриджит Джонс» – роман, который начинался как пародийная колонка в The Independent, а в итоге стал феноменом международного издательского рынка. На тот момент Хелен, как и Бриджит, была одинокой женщиной «за тридцать», жила в Ноттинг-Хилле и работала на телевидении. Это сейчас ее состояние оценивается в 17 млн фунтов стерлингов, а тогда выпускница «Оксфорда», получившая диплом с отличием второй степени, влачила довольно жалкое существование, подрабатывая внештатным сотрудником в различных детских передачах на канале Би-би-си.

Уже тогда она слыла отличным рассказчиком анекдотов. «В истории Хелен о собственных злоключениях на работе нельзя было не влюбиться», – говорит ее бывший бойфренд Ричард Кертис. – Она рассказывала о том хаосе, который творился на съемках «Синего Питера» (Blue Peter) и «Разноцветного магазина Ноэля Эдмондса» (Noel Edmond’s Multi-Coloured Swap Shop). Этим даром разглядеть смешное в самой себе она наделила и Бриджит. Конечно, Хелен – это не Бриджит, но нечто «бриджитовское» в ее поведении определенно есть».

«Однажды я написала статью об автосигнализации и отправила ее в The Guardian, – вспоминает Филдинг. – Я названивала в редакцию каждую неделю, чтобы узнать, прочитали ли они мою статью. И каждый раз получала ответ: нет, но скоро прочтем. После выхода «Бриджит» мне пришло предложение от The Guardian что-нибудь для них написать. В ответ я посоветовала воспользоваться имеющимся у них материалом о сигнализации».

Никто не ожидал, что из «Дневника Бриджит Джонс» что-нибудь получится, и менее всего – сама Филдинг, избравшая «Гордость и предубеждение» в качестве основы для книжной версии своей колонки по той простой причине, что «тогда по телику крутили этот сериал, и всем он очень нравился». «Мы отмечали выход книги в L’Escargot, – вспоминает она. – Нас было человек 20, и я так напилась, что, когда дело дошло до автографов, у меня не выходило ничего, кроме каракулей». А с выходом версии в мягкой обложке в 1997 году началось настоящее безумие.

Несколько месяцев Филдинг не могла избавиться от чувства растерянности. «Мне пришлось разбираться в том, что такое успех и что он для меня означает, – вспоминает она. – Меня преследовало чувство вины и замешательства; мне казалось, что если я пойду и куплю себе что-то дорогое, например билет в бизнес-класс или сумку Gucci, все деньги возьмут и пропадут».

В одночасье Хелен стала звездой – теперь, куда бы она ни пошла, что бы ни делала, все хотели поговорить с ней о Бриджит. «Ей приходилось очень непросто, – вспоминает давняя подруга Филдинг, писательница Джейн Уэллезли. – Весь этот ажиотаж выбил ее из колеи, она стала настороженно относиться к людям». Однажды Филдинг обнаружила мотоцикл возле своего дома в Ноттинг-Хилле и пришла в ярость, решив, что это папарацци следят за ней. Как оказалось, это был мотоцикл доставки Domino’s Pizza. Яростное возмущение тут же сменилось чувством жалости к себе. «Никому я не нужна. Они что, не знают, кто я? И вдруг я поняла, что мое желание обнаружить вместо курьера Domino’s Pizza фотографа, на которого я могла бы разозлиться, попахивает чем-то очень странным и нездоровым».

Следующую книгу – «Бриджит Джонс: грани разумного» – Филдинг писала в коттедже Котсуолдса в невротическом тумане. В рамках рекламной кампании второй книги она оказалась в Лос-Анджелесе, который очаровал ее «своими закатами и пьянящим воздухом Дикого Запада». Хелен неожиданно приняла решение переехать сюда, чтобы сбежать от преследующей ее шумихи. «К тому же я поняла, что вместо крошечного домика с террасой в Ноттинг-Хилле я могу за ту же цену заполучить один из этих пафосных домов с бассейном». В детстве Филдинг мечтала о собственном бассейне. «На каникулах мы отправлялись путешествовать в автофургоне, – вспоминает она. – Вшестером колесили по Европе в поисках кемпингов с бассейном. Я тогда была убеждена, что у каждого уважающего себя писателя есть собственный бассейн, и когда я стану писательницей, у меня он тоже будет».

Филдинг родилась в маленьком промышленном городке Морли в графстве Йоркшир. Ее отец работал управляющим на фабрике, выпускавшей ткань для шахтерских курток. Хелен была вторым ребенком из четырех и с самого детства мечтала стать писательницей (ее бабушка по отцовской линии тоже вела «колонку советов»). В подростковом возрасте Хелен писала стихи – как правило, «о поцелуях под автодорожными мостами».

Сатира для Филдинг – не только оружие, но и своеобразное убежище от невзгод. Ей гораздо проще сыпать шутками, чем вспоминать некоторые события своей жизни. Когда Хелен было 24 года, в автокатастрофе погиб ее отец. «Это было страшным шоком для меня, – тихо говорит она. – Я вдруг отчетливо поняла, насколько сложна и хрупка жизнь. Она похожа на рояль, в котором белые клавиши сменяются черными. И в моих произведениях присутствуют трагикомические элементы; счастливый конец – это лишь момент, на котором завершается книга. А жизнь со всеми ее перипетиями продолжается».

Стилист: Fiona Golfar

Прическа: Maarit Niemela

Макияж: Niamh Quinn 

Благодарность Викки из Daniel Hersheson Base Studio

Книга о новой, повзрослевшей Бриджит Джонс гораздо серьезней, чем две предыдущие. «Бриджит немало пережила и стала старше», – загадочно говорит Филдинг. Здесь Джонс, как и ее создательница, – мать-одиночка, лавирующая между подводными камнями материнства и среднего возраста. «Когда я писала первую книгу, трагический образ бездетной старой девы давно потерял свою актуальность, – говорит Филдинг. – Так и сейчас: женщина среднего возраста ни у кого не ассоциируется со старушкой в седых кудряшках и с продуктовой сумкой на колесиках. Женщины моего возраста продолжают ходить на свидания, наслаждаться сексом и великолепно выглядят. «Срок годности» женщины постоянно увеличивается, и для этого есть все основания».

Она не собиралась писать третью книгу. После переезда в Лос-Анджелес у 40-летней на тот момент Филдинг начался новый этап в жизни: она влюбилась в Кевина Каррена, сценариста «Симпсонов» (они даже объявили о помолвке, но до свадьбы дело не дошло), родила в 2004 году сына Дэша, а два года спустя – дочь Роми.

На какое-то время Филдинг забросила литературу, о чем ей однажды недвусмысленно напомнили в лос-анджелесской библиотеке. Библиотекарь, взглянув на карточку Хелен, не преминула объявить ее детям, что «когда-то их мама была очень известной писательницей». Филдинг тем временем продолжала работать в других сферах: помогала писать сценарии для экранизации романов о Бриджит Джонс, выступила в качестве исполнительного продюсера на съемках фильма. Кроме того, вот уже восемь лет она работает над сценарием и постановкой мюзикла «Бриджит Джонс» на музыку Лили Аллен. Проект вышел на финишную прямую, однако в настоящий момент приостановлен. И все же Филдинг питает радужные надежды в отношении его будущего.
 

В 2009 году после вполне цивилизованного расставания с Карреном Хелен вернулась в Лондон, чтобы дети имели возможность получить там образование (в свой лос-анджелесский дом они ездят на каникулах). Там у нее начала зарождаться идея новой книги. И уже в процессе написания Филдинг поняла, что голос главной героини принадлежит Бриджит. «Наверное, мне проще всего писать от ее имени. Интереснее всего. Будто говоришь с давним другом».

Долгое время она никому не признавалась, чем занимается. «Мне хотелось выплеснуть все, что у меня накопилось, не думая об ожиданиях читателей, – объясняет Хелен. – Я не хотела, чтобы книга стала пародией на саму себя». Так появилась новая, помятая жизнью Бриджит Джонс: одинокая женщина, рискнувшая вновь пуститься в сомнительные авантюры в надежде отыскать своего единственного.

За время, прошедшее с момента выхода книги «Бриджит Джонс: грани разумного», в дневнике у самой Филдинг (из которой удалось выудить только то, что она «получает массу удовольствия, вновь начав встречаться с мужчинами») скопилось множество наблюдений и фактов – «забавных, глупых и смешных». Например, слово man-whore («развратник, потаскун»); тезис «современное воспитание детей напоминает корпоративный тренинг»; мысль о том, что процесс ухаживания в наше время в большинстве случаев ограничивается флиртом в Сети. «Нынешний мир кардинально отличается от того, о котором я писала много лет назад, – шепчет она с потрясенным видом. – Это ошеломляет и шокирует».

Филдинг стала голосом современных женщин. «Она – подруга для каждой женщины, прочитавшей и полюбившей эти книги, – считает актриса Хелена Бонэм Картер. – Она всегда стремится произвести впечатление естественной, безукоризненной, красивой и сексуальной (каковой и является) – и при этом не боится быть неидеальной. Более того, она действует как живое лекарство против депрессии, превращая недостатки в достоинства. А это, скажем прямо, гораздо важнее, чем быть идеальной».

Филдинг и Бонэм Картер познакомились в Лос-Анджелесе в конце 1990-х, когда обе, по словам актрисы, «напоминали печальную, одинокую и переутомленную версию Бриджит Джонс». Почти в одно и то же время у них появились сначала сыновья, а потом дочери, и с тех пор они практически неразлучны. «Одна проблема: нам так хорошо вдвоем, что мы постоянно забываем о том, что у нас есть дети, и теряем их в парке», – вздыхает Бонэм Картер.

«Большая часть книги посвящена трудностям материнства, – сознается Филдинг. – Бриджит хочет, чтобы ее семья была воплощением итальянской мечты: ужин под деревом, пока дети весело носятся на теплом вечернем воздухе. Однако действительность оказывается гораздо более суровой».

Русский перевод третьего романа Хелен Филдинг «Без ума от мальчишки» выходит этой весной, и его обложка держится в секрете. На фото – обложка английской книги

В ноутбуке Хелен на рабочем столе скопилось огромное количество папок: «Тексты», «Дети», «Мелочи», «Мужчиномания», «Разрыв», «Снобы», «Воспитание старшего ребенка», «Списки». «Ох уж эти «списки», – смеется она. – Они управляют моей жизнью. Мой календарь забит всевозможными безумными списками срочных вещей в произвольном порядке: «Что делать в случае нашествия зомби», «Почему холодильник издает странные звуки», “Закончить второй черновик книги”»... Когда речь заходит о ее книге, Филдинг буквально лучится счастьем. «Мне очень, очень понравилось работать над третьей частью, – признается она. – Возможно, потому, что я стала старше, а может, потому, что у меня появились дети. Я больше не могу сидеть и часами ничего не делать: то мой ребенок застрянет где-то, то еще что-нибудь приключится».

Она продолжает изводить себя постоянными переживаниями и волнениями. «Однажды ко мне подошла женщина и сказала, что хотела бы в моем возрасте выглядеть так же, как я. Сначала мне стало приятно, а потом я подумала: «Стойте-ка! А сколько, по ее мнению, мне лет?» Сегодня женщины подвержены огромному давлению: от них ждут личных и профессиональных достижений, соответствующего внешнего вида. Мы постоянно создаем видимость чего-то. Если бы я могла дать совет молодой себе, то я бы сказала: «Перестань волноваться, потому что все будет хорошо». Но ирония в том, что я все так же продолжаю переживать. Это мне нравится и в Бриджит. Она обыкновенная женщина со своими недостатками, которая бредет по жизни и, несмотря на сыплющиеся на нее удары, находит в себе силы радоваться каждому дню. “Ура! – восклицает она. – Все будет хорошо!”»

интервью · книги ·

Еще в разделе Культура

Популярное