search Created with Sketch.

Журнал: интервью с Риз Уизерспун

26 ноября 2014

Текст: Том Шон

Фото: Mikael Jansson

Стиль: Tonne Goodman

Шелковое платье, атласный корсет, все – Dolce & Gabbana; подвеска, желтое золото, оникс, Cartier
Шелковое платье, атласный корсет, все – Dolce & Gabbana; подвеска, желтое золото, оникс, Cartier
«Посмотри, что мы успели отснять», – приглашает Риз Уизерспун, примостившись на складном стульчике посреди огромного павильона на окраине Нового Орлеана. На ней короткое алое платье с поясом в серебристых заклепках и коричневые ковбойские сапоги с бахромой. На экране – один из эпизодов новой комедии, в которой вместе с ней снимается София Вергара. Большую часть фильма Вергара, играющая жену мексиканского наркобарона, проводит пристегнутой наручниками к Уизерспун, которой досталась роль частного детектива. Это, по сути, женская версия комедии «Успеть до полуночи». Мы смотрим сцену побега – выбраться нужно через крохотное оконце в туалете. Для Вергары, с ее роскошными формами, это настоящий подвиг. Наконец Софии удается протиснуться наружу, она падает, поднимается, отряхивается и быстро проверяет пальцем, все ли зубы на месте. Уизерспун заливается смехом.

В жизни Уизерспун гораздо приятнее своих героинь. И дело не в том, что она обаятельная «золотая девочка» с Юга, а в ее суждениях, которые всегда в точку

«Просто гениально, – говорит Риз. – Героиня Софии – колумбийка, а там зубы – дорогое удовольствие. Она похожа на Софи Лорен. Да кинокомпании должны заваливать ее предложениями!»

Платье из хлопка, Oscar de la Renta; кожаная сумка, Tod’s; очки, Burberry Prorsum
Платье из хлопка, Oscar de la Renta; кожаная сумка, Tod’s; очки, Burberry Prorsum

Ярко-голубые глаза, ослепительная улыбка, упрямый подбородок и выражение лица, как у победительницы конкурса красоты. Она совсем кроха, чуть выше полутора метров, – Вергара в шутку называет ее «моя маленькая пони». В жизни Уизерспун гораздо приятнее своих экранных героинь-перфекционисток. Она мгновенно располагает к себе спокойным прагматичным подходом к жизни. «Говоря с ней, кажется, будто беседуешь со старым приятелем, – рассказывает режиссер Джефф Николс, у которого она в прошлом году снялась в картине «Мад». – И дело не в том, что она обаятельная «золотая девочка» с Юга, предлагающая тебе чай с печеньем, а в ее суждениях, которые всегда в точку».

Новый фильм из-за откровенной гламурности и грубоватого юмора может показаться похожим на слащавые комедии начала 2000-х, благодаря которым Уизерспун прославилась. Однако это независимая работа. Режиссер фильма – Энн Флетчер, известная по картине «27 свадеб», а в качестве продюсера выступила сама Уизерспун – вместе с Бруной Папандреа, с которой они выпускают фильмы о женщинах и для женщин в своей продюсерской компании Pacific Standard. Риз очень устала, но умело это скрывает. Вчера съемки длились до 4 утра, а сегодня ей приходится разрываться между фильмом, маленькими племянницами Эбби Джеймс и Дрейпер, заглянувшими к тете в гости на съемочную площадку, супом для простывшей Вергары и согласованием графика с Папандреа. Но свои «звездные» обязанности она выполняет со спокойным изяществом, словно подписывает стопку благодарственных писем. Лишь позднее, уединившись у себя в трейлере за арбузным салатом, она признается: «Я совершенно измотана, я же жаворонок».

В начале года в Атланте Уизерспун с мужем остановила полиция – Джима обвинили в вождении в нетрезвом виде. После чего в Интернете любой желающий мог увидеть, как Риз скандалит с полицейским

В трейлере Уизерспун повсюду книги: она постоянно в поиске нового материала. Из последних находок – бестселлер New York Times «Большая маленькая ложь» Лиан Мориарти. При этом Pacific Standard нужна ей не для того, чтобы удовлетворять собственные амбиции. Два года назад она надеялась сыграть главную роль в экранизации романа Гиллиан Флинн «Исчезнувшая» и приобрела на него права. Однако режиссер Дэвид Финчер искал более «холодный и неприступный» типаж, и Риз без сожалений отказалась от своих планов – в конечном итоге роль досталась британке Розамунд Пайк. «Меня можно назвать какой угодно, только не холодной», – смеется она.

С автобиографическим романом Шерил Стрэйд «Дикая. Опасное путешествие как способ обрести себя» – о любви, смерти и пешем путешествии – все вышло по-другому. Книгу Уизерспун прочла в самолете по пути из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк и к концу полета не могла сдержать слез. Она точно знала, что хочет сыграть Стрэйд, и на следующий же день позвонила ей. Саму Стрэйд ошеломила скорость, с которой закрутилась работа над экранизацией. «Все происходит так стремительно», – сказала она Нику Хорнби, согласившемуся написать сценарий к фильму. «Не переживай, – ответил он. – Шансы на то, что из этого что-то получится, не больше 10 %». Через три месяца был готов первый черновой сценарий, и Хорнби неохотно увеличил шансы: «Ну ладно, пусть будет 17 %». В августе, когда стало известно, что режиссером ленты станет Жан-Марк Валле, автор «Далласского клуба покупателей», Хорнби написал Стрэйд: «25 %». За неделю до начала съемок, в которых вместе с Уизерспун участвовали Лора Дерн и известный по «Игре престолов» Михиль Хейсман, Хорнби признал: «Поверить не могу, но шансы выросли до 85 %».

«Не знаю, как ты, Ник, но я думаю, что фильм мы все-таки снимем», – ответила Стрэйд.

Хорнби не учел скорости, с которой решаются проблемы, когда звезда масштабов Уизерспун берется за независимое кино. Оскароносная актриса, в начале 2000-х получавшая по 20 миллионов за фильм, несколько сократила аппетиты и решила покорить независимый кинематограф с той же уверенностью, с которой до этого красовалась в шляпках-таблетках.

Шелковое платье, Carolina Herrera; подвеска, желтое золото, оникс, Cartier; кольцо, серебро, catbirdnyc.com
Шелковое платье, Carolina Herrera; подвеска, желтое золото, оникс, Cartier; кольцо, серебро, catbirdnyc.com

На следующий день мы договорились пообедать в ресторане La Petite Grocery. Несмотря на 30-градусную жару, Уизерспун выглядит свежей и элегантной в платье Stella McCartney и босоножках Valentino. Из украшений на ней нежное ожерелье с монограммой и браслет-манжет Mannin. Ее старшие дети (от брака с Райаном Филлиппом) – 15-летняя Ава и 10-летний Дикон – сейчас в лагере. Младший, двухлетний Теннесси, родившийся в браке с ее нынешним мужем Джимом Тотом, спит. Вчера его водили стричься, пообещав мороженое, если не будет вертеться. «Он белокурая копия мужа. Такой хорошенький. С возрастом все больше становится похож на папу. Так забавно».

Уизерспун прекрасно понимает, какой образ сложился у нее за долгие годы работы в кинематографе: хохотушка, которая так и сыплет словечками вроде «блин» и «кошмар». После череды провальных проектов – «Воды слонам!», «Значит, война», «Как знать...» – она наткнулась на статью в The New Yorker, где с ужасом обнаружила свое имя среди актеров (в числе которых упоминались Том Хэнкс и Мел Гибсон), «в прошлом гигантов коммерческого кинематографа». «А я-то думала, что статья будет о Бене Стиллере! – говорит она с наигранным возмущением, в котором проскальзывают вполне искренние нотки. – К счастью, у них всегда очень длинные статьи. Обо мне было на шестой странице – вряд ли кто-то дочитал».

В попытках по-новому реализовать свой талант она столкнулась с трудностями. «Не то чтобы я испытывала недостаток предложений, – делится Уизерспун. – Просто все роли, которые мне предлагали, были недостаточно динамичными или интересными». С одной стороны, киноиндустрия главным образом ориентируется на вкусы подростков, а не на возможности актрис «за 30», даже оскароносных. С другой – дело было в ней самой. Однажды один из режиссеров первого эшелона (чье имя она не называет) отказался пригласить ее на пробы из-за «сложившегося образа красотки с Юга». «И я решила все начать с нуля», – говорит Риз. Раз нужные роли не находят ее, она создаст их для себя сама. «Я только раззадориваюсь, когда люди меня недооценивают, – уверяет актриса. – Ах вот что вы обо мне думаете! Так я докажу, что вы ошибаетесь».

Риз тяжело давались сцены приема наркотиков, пришлось показать ей, как колоть героин. «Я удивилась: “Да ладно, ребята, вы что, никогда не кололись?”» – вспоминает сценаристка

Еще пару лет назад никому и в голову бы не пришло загуглить Риз Уизерспун в сочетании со словом «дикая». Вместе с тем совершенно ясно, почему, избавляясь от гламурного образа, актриса выбрала автобиографическую книгу Стрэйд – откровенную, эмоциональную историю женщины-одиночки, утратившей связь с обществом, потерявшей всякую надежду на счастье после смерти матери и неудачного брака. Она отправляется в пешее путешествие вдоль Тихоокеанского хребта, которое возрождает ее как личность и женщину. «Эту женщину я пестовала всю свою юность, представляя себя в разных образах, – пишет Стрэйд в своей книге, – земной девушки, панка, ковбоя, бунтарки, пробивной стервы».

Стрэйд познакомилась с Уизерспун за несколько недель до съемок. Актриса приехала к ней в Портленд: они гуляли, часами говорили «обо всем на свете – о детстве, родителях и старших классах, интимной жизни, любви и романтических приключениях», – рассказывает Шерил. Вспомнили и о неприятном инциденте, случившемся в начале года в Атланте, где в то время проходили съемки картины «Ложь во спасение». Уизерспун с мужем остановила полиция – Джима обвинили в вождении в нетрезвом виде. После чего в Интернете любой желающий мог увидеть, как Риз скандалит с полицейским.

«Она сказала мне: «Такие случаи – лишнее подтверждение того, что я не идеальна, – и я не устаю повторять это людям», – рассказывает Стрэйд. – В ней нет ничего искусственного. Думаю, в этом секрет ее великолепной игры и близости к зрителю. Риз – одна из нас. Она настоящая».

Поэтому Уизерспун так затронула история «Дикой». Она с 14 лет привыкла себя обеспечивать и не могла позволить себе ни малейшей оплошности, чтобы ее тут же не начала травить желтая пресса, – и вдруг получила возможность сыграть женщину, совершившую серьезные ошибки и нашедшую в себе силы признать их. Фильм с беспощадной точностью показывает пропасть, в которую Стрэйд упала после смерти матери: экспериментируя с героином и меняя сексуальных партнеров как перчатки, она будто пыталась пробудить онемевшее от горя сердце. Уизерспун понимала, что ни одна кинокомпания не позволит ей сыграть эту роль так, как видела ее она. «Я не хотела, чтобы мне говорили: «О нет, тебе нельзя сниматься в постельных сценах» или «А можно обойтись без мата?» – объясняет актриса. – Мне хотелось, чтобы фильм получился правдивым, жестким, без прикрас».

Вышитое платье из шелка, Peter Pilotto; браслет, желтое золото, бриллианты, Jennifer Meyer
Вышитое платье из шелка, Peter Pilotto; браслет, желтое золото, бриллианты, Jennifer Meyer

Автобиографическая история получилась такой искренней во многом благодаря тому, что Стрэйд писала ее не на заказ. Это ее личная история. Случалось ли Уизерспун самой переживать жизненные невзгоды? «Никто не знает, что происходит за закрытой дверью, но в общем и целом моя жизнь складывается... – она пытается подобрать подходящее слово, – достаточно неровно. В ней были ситуации, похожие на те, через которые пришлось пройти Шерил. Брак, потом развод. Я не теряла мать, но моя бабушка умерла так же внезапно. Шерил верит: все, что с тобой случается, становится частью тебя. Есть в этом что-то по-настоящему прекрасное».

«Не могу сказать, что разделяю ее мнение, – говорит Риз Уизерспун. – Кто-то скажет: «Меня изнасиловали. Неужели это стало частью меня? И я должна принять это?» А точка зрения Стрэйд именно такова». Вероятно, Риз не может полностью согласиться с писательницей, потому что все время помнит о том, как ее слова ловит подрастающее поколение. Она ревностная поборница религиозных принципов воспитания, водит детей в церковь и установила на их компьютерах программу, блокирующую нежелательные сайты. На съемках «Дикой» ей тяжело давались сцены приема наркотиков – Стрэйд даже пришлось показать ей, как правильно колоть героин. «Я удивилась: “Да ладно, ребята, вы что, никогда не кололись?”» – вспоминает писательница. Но еще сложнее было сниматься в постельных сценах – Уизерспун настолько их боялась, что даже обратилась за помощью к гипнотизеру.

«Она никогда раньше не снималась в таких сценах, – рассказывает Валле. – Ей это и не нужно: она достигла того этапа в жизни, когда у нее есть все. Муж, прекрасный дом, блестящая карьера, деньги, дети – все». Однако она чувствует потребность творить и дальше, выйти за привычные рамки, показать что-то новое. И дело не в стремлении произвести впечатление и поразить всех силой своего мастерства. Она такая на самом деле. «На мне почти нет одежды, мне 37, и мое тело далеко от идеала, но ничего страшного – я готова к съемке».

Фото: Mikael Jansson

Стиль: Tonne Goodman

Прически: Garren для Garren New York Salon @ R+Co

Макияж: Mark Carrasquillo

Маникюр: Deborah Lippmann

Производство: Ricardo D. Martins @ North Six

Сет-дизайн: Nicholas Des Jardins @ Mary Howard Studio

Премьера фильма · интервью · знаменитости · Кинопремьера ·

Еще в разделе Культура

Популярное