search Created with Sketch.

Личный опыт: экспедиция на крайний Север

28 декабря 2015

Ольга Сушко отправилась в экспедицию на полярный архипелаг Шпицберген в Северном Ледовитом океане, чтобы увидеть северное сияние, белых медведей и влюбиться в синие закаты.

Крупный белый медведь спешит по заснеженному ледяному острову Шпицберген куда-то по своим делам, когда метрах в трехстах над ним появляется пассажирский самолет. Он стремительно снижается прямо над медведем, выпускает шасси – и хищник резво убегает в направлении Северного полюса. 

«Дамы и господа, мы совершили посадку на архипелаге Шпицберген, в самом северном аэропорту мира – Свальбарде. Температура воздуха за бортом – минус 31 оС. Местное Север В самом северном в мире городке Лонгйир живет чуть больше тысячи человек время – 17 часов 40 минут. Пожалуйста, оставайтесь пристегнутыми и не вставайте с мест до полной остановки самолета» – под нежное бормотание бортпроводницы через обледеневшее окошко иллюминатора я смотрю в затухающую бело-синюю пустоту. Ни одного деревца или дома, кроме крошечного здания аэропорта, и то – оно тут выросло чуть больше десяти лет назад. С первого взгляда в окно Шпицберген стал для меня самым красивым местом на свете. Таких закатов – не пошло-розовых, не пламенеющих, а синих – я не видела нигде. Стэнли Кубрик здесь без декораций мог бы снять фантастический фильм: практически безлюдный полярный архипелаг Шпицберген – огромная тихая льдина, застывшая, как рыбный поплавок, посреди Северного Ледовитого океана. 

В самом северном в мире городке Лонгйир живет чуть больше тысячи человек

Полюбить его можно уже только за то, что здесь нет жары, а значит, нет массового туризма, нет пляжных городков с безумными аттракционами и торговых улиц. Зато есть ничем не загрязненный воздух, лед всех оттенков зеленого, синего и голубого, а еще – яркое солнце днем и северное сияние ночью.

В городке Лонгйир всего три улицы (главная и две прилегающие), у которых нет даже названий. По ним и местные жители, и туристы перемещаются либо пешком, либо на сноумобилях, либо на собаках. Медведи тоже заходят в город. В старых статьях и книгах о полярниках белых медведей убивают налево и направо. Нынешние жители понимают, что человек для белого медведя гораздо опаснее, чем белый медведь для человека. Так что и отношение сейчас совсем другое: стоит северному хищнику появиться на виду – люди деликатно удаляются в помещения, могут спугнуть выстрелом в воздух и убивают только в крайнем случае. Вот, к примеру, владелец местного ресторана Huset Ричард Кнутцен всегда рад рассказать о медвежьей шкуре на стене ресторана: «Убил этого белого в 1982 году, сразу же приготовил и сервировал его к ужину всем гостям Huset под старую норвежскую песню – детскую колыбельную “Спит медведь”». 


Ледники покрывают более половины площади всего Шпицбергена

 

Шпицберген – это километры бескрайней белой панорамы и удивительные синие закаты

На Шпицберген можно попасть по воздуху, а также на круизном или научном судне-ледоколе. Я добиралась в Лонгйир зимой почти двое суток: вылетела из Киева во Франкфурт, из Франкфурта – в Осло, из Осло – в Тромсе (город, находящийся уже за Северным полярным кругом), а из Тромсе летела еще 4,5 часа до ледяного Свальбарда, где по прибытии на «ничью землю» в паспорт мне шлепнули круглую печать с белым медведем.

Арктика невероятно романтична. я приготовила три пары штанов, термобелье, свитера, три пары варежек и перчаток, две балаклавы и горнолыжную маску. Температура в городе выше минус 20 не поднимается

Арктика невероятно романтична, и я очень давно мечтала тут оказаться. Приготовила три пары штанов, термобелье, свитера, три пары варежек и перчаток, две балаклавы и горнолыжную маску. Здесь температура в городе выше минус 20 не поднимается. Я приехала, чтобы насладиться холодными монохромными пейзажами и съездить в восьмичасовую экспедицию на сноумобиле, исследовать пустоту и холод ледника. 

В «хранилище Судного дня» – на 120-метровой глубине – спрятано почти 4 млн семян дикорастущих и культурных растений, собранных со всего мира на случай глобальной катастрофы вроде изменения климата или падения метеорита

В дорогу нас отправилось шестеро: пятеро туристов и смотритель – главарь нашей банды швед Маттиас. К его сноумобилю пристегнули небольшие сани с провизией и парой запасных баков с бензином. В пути кормят один раз, через три часа после отправления в дорогу: Маттиас каждому заливает кипятком резиновую овощную смесь с макаронами в пластиковых оранжевых пакетах и предлагает черный чай. Раз уж отправились на край света, потратив кучу денег, будьте добры есть что дают. Тогда есть хотелось так, что я слова не сказала о том, что это не просто невкусно, а невероятно, запредельно чудовищно. Тогда же, во время привала, я увидела, что все мое специальное обмундирование – супертеплый комбинезон, каска и маска – покрыты слоем даже не инея, а льда. «Отобедав», мы расселись по сноумобилям в прежнем порядке и гнали по льду и снегу друг за другом еще несколько часов. Дорог здесь нет, но особенно стараться не надо: поверхность и так ровная. Достопримечательностей тоже нет. Пейзаж для всех заезжающих на край земли одинаковый: куча белого снега и гигантские прекрасные айсберги. И да, за время путешествия мечта сходить в туалет так и осталась мечтой: слишком холодно. Самое приятное впечатление от поездки – возвращение в теплый городок.

В Лонгйире можно перемещаться пешком, на сноумобилях, на собаках – или же обратиться в единственную службу аренды лимузинов

За шесть безумно холодных дней в Лонгйире я научилась очень тепло одеваться (буквально во все, что привезла с собой в чемодане), пожила в двух гостиницах городка из трех и поужинала в третьей, раззнакомилась с шеф-поварами местных ресторанов и выпила виски 30-летней выдержки с мэром города Кристином Кристофферсеном, потому что очень хотела приехать в Лонгйир еще. Мистер Кристофферсен, кстати, уже после второго стакана рассказывал мне о здешнем лете и – по секрету – о ничейной земле, которую продать не может, но хочет сдать хорошему человеку в аренду на 90 лет по цене 1 евро за квадратный метр. Говорит, туризм и инфраструктура здесь разрастаются как на дрожжах. Я, конечно, пообещала про землю подумать и вернуться ближайшим летом, чтобы увидеть совсем другой ледник – в цветах и зелени. Возможно, здесь и будет мой второй дом.

Рестораны
 

Kroa

Копченое мясо кита с листьями салата и яблочный чатни, говяжий пеппер-стейк в ресторане Kroa (в переводе – «На краю земли») запивают водкой под рассказы о шахтах и белых медведях.


Huset

В меню ресторана – гребешки с карамелизованным яблоком, свиные щеки с грибами, красная нерка с луком-пореем. Есть винный погреб на 20 000 бутылок и регулярно проходят винные дегустации.


Karlsberger Pub

Это место называют лучшим баром Норвегии. Здесь под две сотни сортов виски и вертикальная линейка арманьяка начиная с 1960‑х годов.

Отели

Svalbard Hotel

Отель на пригорке с панорамным видом на город Лонгйир. Внутри – номера с ванными комнатами, ресторан и крошечный бар с внушительными запасами виски.

Radisson Blu Polar Hotel

Отель в 1300 метрах от Северного полюса с хрустальной люстрой в лобби, круглосуточными услугами консьержа, рестораном Nansen, баром с камином и сауной.

Basecamp Hotel

Отель в стиле охотничьего домика, с деревянной мебелью и шкурами медведей, в баре – панорамная крыша с видом на полуночное солнце или северное сияние.


 
ресторан · отели · путешествия ·

Еще в разделе Путешествия

Популярное