search Created with Sketch.

Обзор арт-трендов в Нью-Йорке, Киеве, Лондоне и Пекине

12 марта 2015

Нью-Йорк

Станислава Чижикова, специалист по продажам artsy.net

Бесстрашие и эксперименты современных художниц
Женщины редко оказываются в списках самых дорогих и востребованных художников, но несколько событий, случившихся в конце 2014 года, предвещают тектонические сдвиги на арт-рынке и рост интереса к женщинам-художникам. В ноябре «Белый цветок № 1» американской модернистки Джорджии О’Киф побил рекорд Джоан Митчелл (11,9 млн долларов): на аукционе Sotheby’s его продали за 44,4 млн долларов, и инвестиционный интерес к женскому искусству тут же вырос. Второй звоночек: авторы большинства работ, представленных на последней выставке 2014 года в МoМА, The Forever Now, – женщины. Столь серьезный сигнал от столь влиятельного музея – лишь начало масштабной переоценки роли женщин в искусстве.
Женьев Фиггс, «Социальный портрет», 2014. Акрил, полотно, 100 х 60 см
Женьев Фиггс, «Социальный портрет», 2014. Акрил, полотно, 100 х 60 см
Молодым коллекционерам, ищущим актуальные работы и прогрессивные идеи в искусстве, самое время обратить внимание на авторов-женщин. Их работы отличаются разнообразием тем, техник и материалов. Художницы бесстрашнее коллег-мужчин, задают сложные вопросы и расширяют границы возможного в искусстве.
Вонгечи Муту, «Маленькая непростительная нелепая иерархия», 2005. Тушь, акрил, коллаж, светочувствительная бумага для контактного копирования, 205,7 x 132,1 см
Вонгечи Муту, «Маленькая непростительная нелепая иерархия», 2005. Тушь, акрил, коллаж, светочувствительная бумага для контактного копирования, 205,7 x 132,1 см

Фокус на гендере, расе и сексуальности

Самые громкие темы в искусстве – расовая дискриминация, гендерное равноправие и сексуальная ориентация. Лидеры этого направления – художники Вонгечи Муту, Микалин Томас и Гада Амер. Томас и Муту исследуют восприятие обществом черных женщин и их место в социуме. А Амер посредством эротической вышивки на холстах размышляет о женственности и отношениях с противоположным полом.

Переоценка традиционных техник и жанров

Лоск и вычурность стиля рококо – инструменты ирландки Женьев Фиггс, которая в своих полотнах переакцентирует внимание с роскоши и консюмеризма на личность и семью. Гречанка Деспина Стокоу ищет нишу для абстрактного экспрессионизма в современном контексте, а Марго Воловиец пытается возвысить традиционное ремесло – вышивание – до уровня искусства.

Джорджия О’Kиф, «Белый цветок № 1», 1932. Масло, холст, 121,9 х 101,6 см
Джорджия О’Kиф, «Белый цветок № 1», 1932. Масло, холст, 121,9 х 101,6 см

Новые медиа

Молодые начинающие художницы экспериментируют с компьютерными технологиями и лидируют в новом жанре современного искусства – постинтернет-арте. Дуайер Килколлин делает 3D-скульптуры обыденных предметов, Хайал Позанти создает цифровые коллажи и ищет связь между виртуальным и физическим пространством, Петра Кортрайт посредством видео- и фоторабот показывает, как интернет-механизмы и общественные медиа могут сделать знаменитым обычного маленького человека и как люди пользуются этими возможностями.

Петра Кортрайт, коллаборация для Izquierda caviar, № 4. Фотография и компьютерная графика
Петра Кортрайт, коллаборация для Izquierda caviar, № 4. Фотография и компьютерная графика

Киев

Ольга Балашова, историк искусства, арт-критик

Выход за пределы зоны комфорта

В борьбе за внимание зрителя побеждают независимые и некоммерческие инициативы: художники, кураторы и арт-менеджеры действуют в унисон с новейшей украинской тенденцией – нарушить привычный ход вещей и победить обстоятельства. По формуле «не так, как принято» организует арт-мероприятия художница Алевтина Кахидзе: проводит арт-ярмарки в деревне, иронизируя над отсутствием в Украине арт-рынка, устраивает резиденции иностранных художников и делает выставки. Вот только чтобы на них попасть, избалованным столичным зрителям приходится ехать в резиденцию Кахидзе в селе Музычи. Но самая красноречивая иллюстрация этой тенденции – работа команды Национального художественного музея, который пересматривает архаичные каноны работы украинских музейных институций, подвергая серьезной ревизии не только собственную коллекцию, но и всю историю украинского искусства – например, в проектах «Герои. Попытка инвентаризации» или «Спецфонд».

«Арт-Музычи» Алевтины Кахидзе
«Арт-Музычи» Алевтины Кахидзе

Увидеть необычное в обыденном

Благодаря концертам, которые музыкальное агентство «Ухо» устраивает в рамках вокального цикла «Архитектура голоса» в странных помещениях вроде бассейна, кинотеатра или церкви, киевская архитектура обрела новое, фантастическое звучание. А донецкая галерея «Изоляция» сразу после вынужденного переезда в Киев провела проект «Захоплення»: художники делали однодневные перформансы, хэппенинги и размещали инсталляции и объекты в парке КПИ, Павловском саду, Мариинском парке и на пешеходном мосту – в общественных местах, не предполагающих художественного вторжения, – то есть по принципам оккупации.

«Изоляция», «Захоплення». Хэппенинг Саши Курмаза «Заложники»
«Изоляция», «Захоплення». Хэппенинг Саши Курмаза «Заложники»

«Изоляция», «Захоплення». Проект «Открытой группы» «Освещенная территория», 2014
«Изоляция», «Захоплення». Проект «Открытой группы» «Освещенная территория», 2014

Если не мы, то кто?

Вслед за гражданскими активистами и волонтерами этот вопрос регулярно задают себе и участники кураторской группы «Худрада», которые заняли бывшее помещение магазина «Фарфор – фаянс» ради исследовательского проекта «Нецелевое использование помещения», или кураторы пространства Closer и его сверхуспешной образовательной программы Ксения Малых и Ольга Бекенштейн. Художественная жизнь Киева покидает подмостки больших гламурных комплексов вроде «Мистецького Арсенала» или PinchukArtCentre и перемещается в некоммерческие, часто самоорганизованные artist-run spaces, где художникам и их зрителям дышится легко и свободно.

Искусство мыслить критически

Художники и кураторы все меньше хотят делать искусство «для себя» и все больше учат публику думать и говорить о нем. Огромное внимание образовательной программе уделяет Центр визуальной культуры, доказывающий, что искусство – территория интеллектуальной работы. Небольшое светлое пространство ЦВК на Подоле уже стало своеобразным «местом силы» для киевских интеллектуалов. Если ЦВК во главе с его идеологом Василием Черепаниным культивирует рациональные подходы к творчеству, то минималистский и эстетский «Альянс 22», организованный художниками Тиберием Сильваши, Сергеем Момотом и Константином Рудешко, настраивает на философский лад. Уже два года 22-го числа каждого месяца в музее Булгакова встречаются два автора, чтобы устроить своеобразный диспут на избранную тему. Например, в этом году «Альянс 22» работает с темой времени.

Выставка «Герои. Попытка инвентаризации», НХМУ
Выставка «Герои. Попытка инвентаризации», НХМУ
Выставка архитектуры киевского неомодернизма «Надстройка», Центр визуальной культуры
Выставка архитектуры киевского неомодернизма «Надстройка», Центр визуальной культуры
CVK-2.psd

Лондон

Юлия Федоренко, искусствовед

Молодым дорога

В динамичном и пресыщенном искусством Лондоне тренды возникают и исчезают молниеносно, но YBA – «Молодые британские художники» – остаются неизменной величиной. Сара Лукас, одна из самых оригинальных и противоречивых художниц группы, в мае будет представлять Великобританию на 56-й Венецианской биеннале. На острове считают, что ее остроумные скульптуры с использованием ready-made-объектов «принесут наслаждение посетителям выставки».

Еще один член группы YBA – великий и ужасный Дэмиен Херст, казалось бы, уже ничем не сможет удивить публику. Но именно ему принадлежит самый амбициозный проект этого сезона – галерея, где будет выставлена собственная коллекция произведений искусства художника, включающая более 2000 работ, в том числе Фрэнсиса Бэкона, Джеффа Кунса и Бэнкси. Несколько лет архитекторы престижной фирмы Caruso St John Architects превращали три огромных склада в Южном Лондоне в арт-пространство длиной в целую улицу. Открытие галереи Newport Street Gallery запланировано на май этого года.

Мир искусства

Галерея Дэмиена Херста – это еще и индикатор нового музейно-галерейного тренда, когда кураторы представляют публике не только работы художника, но и вещи, фотографии людей, которые повлияли на его творчество. Этой же тенденции придерживается выставка «Удивительная одержимость: художник как коллекционер» в одном из ведущих лондонских арт-центров Barbican Centre. Она проходит с февраля по май, и в экспозиции представлены артефакты, произведения искусства и просто интересные и неожиданные вещи, которыми себя окружали такие художники, как Энди Уорхол, Арман, Хироси Сугимото и Дэмиен Херст.

Галерея Дэмиена Херста
Newport Street Gallery
откроется в мае 2015 года
Галерея Дэмиена Херста Newport Street Gallery откроется в мае 2015 года

Южный поток

В Лондоне в моде латиноамериканское искусство с его яркими цветами и поразительными инсталляциями. Интерес к прошлогодней выставке в Saatchi Gallery «Новое искусство из Африки и Латинской Америки» был огромен, а фотографии инсталляции колумбийца Рафаэля Гомеса Барроса из гигантских муравьев на стенах галереи обошли все арт-издания. 4 марта в Saatchi Gallery откроется вторая часть выставки, посвященная новым именам из этих регионов. Музеи и некоммерческие галереи тоже все чаще включают работы латиноамериканских художников в экспозиции важных международных выставок: в Whitechapel Gallery до апреля представляют ретроспективу мирового абстракционизма, где можно увидеть работы хорошо известного в Лондоне Габриеля Ороско (Мексика), Лиджии Кларк и Гелио Отисики (Бразилия), а в сентябре Tate Modern продемонстрирует исследование по развитию поп-арта, где Бразилия будет представлена загадочными работами Анны Марии Майолино.

Сара Лукас, инсталляция «Туз в рукаве», 1998. Капок, проволока, колготки, чулки, хомуты, четыре стула, стол, сукно, карты. Размеры варьируются
Сара Лукас, инсталляция «Туз в рукаве», 1998. Капок, проволока, колготки, чулки, хомуты, четыре стула, стол, сукно, карты. Размеры варьируются
Рафаэль Гомес Баррос, «Занятый дом», 2013. Смола, стекловолокно, мадера, хлопковый экран, уголь
Рафаэль Гомес Баррос, «Занятый дом», 2013. Смола, стекловолокно, мадера, хлопковый экран, уголь

Пекин

Екатерина Русецкая, искусствовед

Восток есть Восток

Главный тренд в китайском искусстве последних лет – отход от имитации западного искусства, ориентация на собственные традиции и свою идентичность. Примеры – и открывшаяся в 2014 году, но уже зарекомендовавшая себя на международной арт-сцене галерея Ink Studio, которая фокусирует внимание на современных работах, написанных тушью, и арт-институции, полностью сконцентрированные на продвижении современного китайского искусства: The Ullens Center for Contemporary Art (UCCA), Beijing Commune, Long March Space и Pace Gallery Beijing.

Beijing Commune занимается продвижением
только китайского искусства
Beijing Commune занимается продвижением только китайского искусства

Политическая экология

Актуальными остаются темы культурной революции, свободы слова, глобализации, симбиоза социализма и капитализма. Самые известные промоутеры этого направления – Чжан Сяоган (в прошлом году его работу «Генеалогическое дерево: большая семья № 3» на аукционе в Гонконге купили больше чем за 12 млн долларов) и, конечно же, диссидент номер один – Ай Вэйвэй. Оттого что Пекин страдает от смога и застройки исторических районов, тема экологии и урбанистики – одна из самых волнующих: Сонг Донг и его жена Хин Сьоучин работают над этими темами и вместе, и порознь, но всегда убедительно и успешно. Андеграундная и экспериментальная сцена больше развита в Пекине, чем в Шанхае и Гонконге.

Чжан Сяоган, «Генеалогическое дерево: большая
семья № 3», 1995. Масло, холст, 179 х 229 см
Чжан Сяоган, «Генеалогическое дерево: большая семья № 3», 1995. Масло, холст, 179 х 229 см

Рынок растет

Предсказания о том, что рынок современного китайского искусства лопнет, как пузырь, не оправдались: он растет и выходит на совершенно новый качественный уровень. Неизвестные на международном рынке еще 10 лет назад китайские современные художники сейчас перетягивают на себя 39 % (590 млн евро) от продаж произведений современного искусства (для сравнения: доля американских художников – 35 %, 530 млн евро). При этом на китайских и международных аукционах Christie’s и Sotheby’s, базирующихся в Азии, за последний год продано около 16 тысяч работ современных художников – это больше, чем на аукционах США, Англии и Франции, вместе взятых. Пекин занимает второе после Нью-Йорка место в десятке наиболее динамичных городов мира по продажам произведений современного искусства. Коммерческим лидером в китайском современном искусстве остается Зенг Фанжи (оборот за год на аукционах составил 59,6 млн евро, он же занимает 4-е место в топ-10 самых продаваемых художников современности), за ним следуют Чжан Сяоган (10-е место) и Чжоу Чунья (12-е).

Секрет популярности китайского современного искусства в мире прост: художники получили доступ к качественному образованию, международным резиденциям и хорошие презентации за пределами КНР. В феврале, например, в Solomon R. Guggenheim Museum открылась персональная выставка Ванг Джанвей.

T528HK0528_7CGNK_A.psd
Wang%20Jianwei%20Hostage%20Campbelltown%20William%20Newell%2c%20low%20size.psd
Ванг Джанвей, инсталляция «Заложник», 2008. Смешанная техника. Размеры варьируются
Ванг Джанвей, инсталляция «Заложник», 2008. Смешанная техника. Размеры варьируются
6-zeng-fanzhi-portrait.psd
Зенг Фанжи,
«Портрет», 2004.
Масло, холст.
200 х 150 см
Зенг Фанжи, «Портрет», 2004. Масло, холст. 200 х 150 см

выставка · украинские художники · Тенденции весна-лето 2015 ·

Еще в разделе Культура

Популярное