search Created with Sketch.

Интервью с Олегом Скрипкой

04 июля 2014

В эти выходные, 5 и 6 июля в Киеве пройдет 11-й этнофестиваль «Країна мрій». Редактор отдела культуры Voguе Украина Валентина Клименко расспросила организатора и идеолога фестиваля Олега Скрипку о том, почему «Країна мрій» переехала в парк «Феофания», что входит в его украинский lifestyle и почему он решил сделать первый джазовый тур.




Национальный вопрос


- Этнофестиваль «Країна мрій» - это  и есть отображение вашего «украинского способа жизни»?

- Есть одна ошибка в восприятии меня, моей социальной деятельности и фестиваля. «Країна мрій» это международный этнофестиваль. Для меня патриотизм – это глубокие знания и почитание своих традиций, но в контексте мировой культуры. На «Країні мрій» мы можем лучше узнать свои традиции, а также пообщаться с гостями страны, сравнить их и наши обычаи, культуру и фольклор. 

 

- Сейчас на официальном уровне начали активно интересоваться крымско-татарской  культурой.  На вашем фестивале кримско-татарская сцена  появилась несколько лет назад.

- Во-первых, я давно ощущал, что мы теряем Крым. Даже судя по тому, что в Крыму практически невозможно было организовать концерты ВВ - мы там почти не выступали. Во-вторых, у меня  есть друзья крымские татары, и я понимаю, что у них такая же ситуация с языком и культурой, как и у нас, украинцев. В-третьих, это народ, который живет в Украине, а мы почти ничего не знаем об их культуре, музыке. Сегодня весь мир увлекается балканской музыкой, восточной, а в крымско-татарской музыке все это есть. В-четвертых, в этом году мы впервые внедряем акцию «Робимо «Країну мрій» разом» - то есть, присоединяем людей, которые на нашей территории устраивают свои активности и  являются нашими соорганизаторами. Так вот, крымско-татарская сцена работает по такой схеме уже несколько лет - они делают это на свои деньги, своими усилиями, но в сотрудничестве с нами и на нашей территории.


- Украина – мультиэтничная страна, проявляют ли болгары, гагаузы, греки такую же инициативу по презентации своей культуры на «Країні мрій»?

Я много езжу по миру и могу сказать, что по сравнению с другими европейскими странами - Францией, Англией, Германией, Россией, Украина почти мононациональная. Но у нас наблюдается дикий дисбаланс – украинская культура в стране, где 80% называют себя украинцами, представлена намного меньше, чем титульная культура в мультикультурных странах. И это наша главная проблема. Об этом непопулярно говорить, но если мы этот дисбаланс не устраним, страна просто исчезнет.

На нашем фестивале были греки, болгары, гагаузы, но самые активные все-таки крымские татары. Еще одна проблема с фольклорными коллективами: настоящей аутентики – это называется первичный фольклор - сейчас практически нет, а если есть, то это старые люди, которые не очень могут путешествовать. Честно говоря, мы и украинскую аутентику из-за этого перестали возить. По большей части работаем с вторичным фольклором – это молодые люди, как правило, профессионалы,  которые могут даже не быть жителями этого региона, но они точно воспроизводят фольклор и с удовольствием ездят на фестивали. У народов, которых классифицируют как нацменьшинства, людей, способных воссоздать традиционную  музыку на профессиональном уровне, крайне мало.




Где звезды и почему Феофания?


Какие дополнительные опции появились на фестивале из низовых инициатив?

- В этом году будет 8 наших,  официальных сцен и 6 – по инициативе проекта «Робимо «Країну мрій» разом»: площадка, где  будут делать огромную ляльку-мотанку, полевая фотостудия, которую инициировал фотохудожник Игорь Карпенко – там есть народные костюмы, декорации, реквизит, человек может сам выставить мизансцену с собой, нажать на кнопку спуск и получить фотографию; сцена тулумбасов – ее делает школа игры на барабанах;  бандур-лаунж, где в отличие от традиционной  кобзарской сцены молодые музыканты будут  экспериментировать с бандурой; альтернативная козацкая сцена.


-  Почему «Країна мрій» переехала в Феофанию?

- Основная причина  - амбициозные  планы, которые я не мог реализовать на Певческом поле. Территория парка "Феофания" в 6-7 раз больше, всю площадь мы не освоим, но будет намного комфортнее, чем раньше – во всяком случае, звук от одной сцены не будет покрывать другие. И еще один  важный момен - возможность организовать палаточный городок,  потому что фестиваль без палаточного городка – это все-таки недофестиваль.


-  На фестивале совсем мало звезд.

- Звезды вообще мало занимаются этнической музыкой. У нас есть правило – мы никогда не повторяем репертуар: всегда новые артисты и новые программы. И когда нам пишут, почему  нет Тартака» с «Гуляй-городом или почему нет  Чубая с «KozakSistem», я отвечаю:  потому что за 11 лет фестиваля они все у нас уже были. «Країна мрій» - это не междусобойчик, отличие нашего фестиваля в том, что здесь мы постоянно узнаем что-то новое. Мировой шоу-бизнес устроен так, что публика всегда видит только маленькую верхушку айсберга, а 95% интересного, талантливого, гениального просто не замечает. Люди часто видят одно громкое имя под занавес и думают, пойду на него, потому что все остальное фуфло. И 95% контента люди не видят. Какой смысл тогда делать фестиваль?  Нужно чтобы публика посмотрела, послушала и прочувствовала все от начала до конца.




- Но в конце же все равно выступает Олег Скрипка…

- Да, но я ни разу не повторился, каждый год я готовлю новую программу, новый формат. Я переиграл все, что мог – с джазовым оркестром, и с симфоническим, и с ВВ, и с Василием Попадюком, в этом году я просто выйду и сыграю под акустическую гитару две песни - закрою фестиваль. А полноценное выступление будет на сцене «Джаз-кабаре» - будем играть французскую программу с кабаре «Забава».


- Вы уже знаете, какие концерты и мастер-классы посетите?

- Фестиваль всегда проходит  на  Купальские праздники,   много лет подряд в эти дни  у меня выпадают концерты, и в эту субботу тоже. Поэтому «Країна мрій» запускается без меня, я приеду на второй день, и поскольку у меня будет 4 выступления, ничего другого, боюсь, не увижу.

  



Охота на аутентику: музыка + кулинария


- В  путешествиях вы специально охотитесь за аутентикой?

- Найти настоящую  аутентику, на самом деле, очень тяжело. Иностранцы, которые приезжают в Украину, часто даже не догадываются, что она здесь присутствует. По принципу подобное притягивает подобное, я недавно снимал виллу в Хорватии у людей, которые занимаются хорватской народной музыкой. От них я узнал о хорватских традициях, кухне, одежде. Но попробуй, например, поехать в Голландию и найти там аутентику. Разве сувениры…


- Вы с ресторатором Димой Борисовым открыли ресторан украинско кухни «Канапа» - это продолжение аутентичной линии?

- Это опять из-за ощущения дисбаланса. Я уверен, если в столице Украины посчитать количество украинских ресторанов, их будет в 10 раз меньше, чем итальянских. Ну, мы же не Рим,  почему у нас так  непропорционально много итальянских ресторанов? Я бы понял, если бы мы не имели собственных кулинарных традиций, или наша кухня была бы невкусная, или мы бы не умели готовить. Но это абсолютно навязанная история.  Кулинария – это часть культуры. Чтобы уничтожить народ, сначала  у него надо забрать культуру, потом исчезнет государство, и на этой земле уже можно сеять что-то новое. Если мы с этим соглашаемся, тогда не нужно открывать рестораны украинской кухни. А если нет, необходимо делать свои рестораны и кабаре, свою моду и телевидение, возрождать свой джаз.




- Что в «Канапе» ваше – концепция и культурная программа?

- Это моя идея. Когда-то я очень эмоционально сказал ресторатору Диме Борисову: мол, я устал в Киеве от азиатской, французской, итальянской кухни. На мои мероприятия часто приезжают гости из других стран, и они хотят попробовать украинскую кухню. Я не адресовал эту претензию Диме, просто сказал: для меня странно, что этого не существует в Киеве. А через год позвонил Дима и сказал: Я готов. – К чему? – Я готов открывать ресторан высокой украинской кухни. 

Я что-то советовал с дизайном, где поставить сцену, но в ресторанном бизнесе Дима – профи, и я особо не встревал. Мне хотелось более лаконичного меню, но Дима сказал: я знаю, что европейская ресторанная культура предполагает мало блюд, но наши люди любят, чтобы было большое  меню. Как на украинской свадьбе, где одна тарелка стоит на другой. Это со временем пройдет, а пока  так.

Я хотел сделать не просто ресторан, а ресторан-салон для музыкальных и светских вечеров. Они не так часто проходят, как хотелось бы, по двум причинам: мало места и  бэнды особо не пригласишь,  и вторая причина -  во французских кабаре с задушевной атмосферой музыканты часто играют «на шляпу», как ни странно. Это не попрошайничество, а традиция,  и такой формат не затратный для ресторанов. Мы не хотим назначать плату за вход,  значит,  ресторан берет все расходы на себя, а это тяжело. Поэтому вечера проходят раз-два в месяц, а хотелось бы раз-два в неделю.


-  Вечера в «Канапе» - это продолжение ваших вечерниц, которые вы устраивали  с Татьяной Мироновой?

- Самые первые вечера я начал делать 20 лет назад в Париже. Друзья виделяли мне трехэтажный ресторанный комплекс «Архипелаг» на Бастилии, и на все три этажа я делал музыкально-гастрономическую украинскую вечеринку. Тогда я понял форму, и сколько бы вечеров я после этого не делал – это всегда было сочетание музыки и гастрономии. Потом  были «Вечорниці на Могилянці» - этно-диско-вечера, потом «Шляхетні вечорниці» с Татьяной Мироновой,  с  разной тематикой – джаз, барокко, украинский романс.


- В Париже мне не смогли назвать  ни одного украинского ресторана. Их там нет. Открывайте ресторан украинской кухни в Париже.

- Это проблема – и культурная, и политическая. И даже в тех украинских  и русских ресторанах за рубежом, где я был, плохо готовят. Но тут важную роль играют ингредиенты, правильные продукты.  Помню, когда я жил в  Париже и пытался приготовить борщ,  это было сложно!  Режешь лук – и не плачешь от него, сколько бы я не варил мясо, оно не дает навара.  Тогда я начал покупать кости в магазинах для животных – в  обычных магазинах мясо продают без костей, и все равно не помогало. И я придумал: брал из холодильника старое желтое сало, резал его мелкими кусочками, чтобы оно полностью вытапливалось,  и на нем делал зажарку, которая давала аромат и богатый вкус. Французы очень любили приходить ко мне в гости на борщ и котлеты, и всегда говорили: какой у тебя божественно вкусный соус, и я начал добавлять сало в разные соусы, потом наслаивал оливковое масло и так далее. Это был мой секретный ингредиент.

За границей можно  делать и украинские рестораны, и магазины украинских продуктов – украинцам нужно воспитывать в себе коммерческую жилку, потому что у нас с этим не очень. Типичная ситуация: не смотря на то, что по всему миру огромная украинская диаспора, концерты ВВ в Америке, Израиле и так далее делали русские. А украинцы  на них с удовольствием приходили.




Семья по-укрански


- На каких традициях вы воспитываете своих детей?

Семейные обеды-ужины, у каждого за столом свое место. В нашей семье культивируется особое уважение детей к родителям


На Вы вас называют?

Нет, хотя я помню эту традицию – мой отец называл моего дедушку на Вы. Но в отличие от давних традиций, когда отношения с детьми строились по принципу начальник-подчиненный, у нас все-таки сотрудничество – дети-помощники, и я стараюсь делать так, чтобы им было интересно нам помогать.

Мальчики ходят «на козаки» - ездят на лошадях, исполняют боевые козацкие упражнения, еще занимаются шахматами, музыкой – играют на фортепиано. На Пасху и Рождество мы все надеваем вышиванки, а сыновья – еще и профессиональные колядники, в этом году на Рождество у них было больше концертов, чем у меня: они поют  в детском этническом  коллективе.


- Что вы  обычно покупаете на фестивале?

-  В основном это полезные в быту вещи -  керамические тарелки, чайники, чашки.  У мене есть косовская керамика и что-то а-ля нео-триполье и мы постоянно пользуемся этими вещами. Еще есть бокалы для вина из художественного стекла.  


Скрипка многогранный


- Сегодня человек не может заниматься чем-то одним, чтобы выжить, нужно быть гибким и осваивать несколько параллельных направлений, но не мешает ли ваша многогранность развитию ВВ?

- Я  давно набрался этого в Европе, во Франции так делают все – там не бывает, чтобы человек делал что-то одно. Я точно так же функционировал и понял, что таким образом ты сам обогащаешься и обогащается твой проект.  Я же организовываю много мероприятий и как организатор приглашаю на свои мероприятия свой коллектив. С ВВ мы уже создали и лаунж-программу, и джазовую, и фольклорную. Сначала парни пугались, но со временем увидели, что это приносит дивиденды.  75% моих концертов – с ВВ, еще и потому, что в Украине большой спрос на рок-музыку.




- Музыканты отмечают совершенную ненужность альбомов, их не покупают, но публика все равно мыслит форматом альбома. Когда ждать вашего нового?

- Я абсолютно разделяю ваше мнение и давно не мыслю альбомами. Мы выпускаем синглы, и все говорят: когда выйдет новый альбом, когда-когда? В октябре прошлого года мы выпустили  студийный альбом «Чудовий світ», сделали тур, я выпустил к нему коллекцию одежды, и этого никто не заметил. Кстати, скоро выйдет винил, но это 200-400 экземпляров на 45 миллионов людей, а усилий потрачено очень много. Наверное, это будет последний альбом.


- Вы сделали коллекцию одежды, в которой соединили украинские традиции и фирменный стиль Олега Скрипки, планируете продолжать или наигрались?

- Сначала я был полон энергии и энтузиазма продолжать дизайнерское дело, но события в стране притормозили  эти процессы. Несмотря на то, что я даже проехал с  коллекцией по трем городам - Донецк, Одесса и Хмельницкий, оказалось, что сделать коллекцию намного легче, чем ее продать. Поскольку это не моя основная профессия, я не очень переживаю  по этому поводу – время покажет.


- В этом году вы не делали парад вышиванок, из-за политической ситуации?

- Парад вышиванок не я придумал, слава Богу, в последнее время это уже традиция и такие парады делаются во многих городах. Несколько последних лет этот парад в Киеве  делал Игорь Добруцкий, я просто примкнул к этой идее, не знаю,  будет ли в этом году такой парад  на День Независмости. Вообще-то я мечтаю и стремлюсь делать это в кооперации с государством – чтобы перекрывали улицы, останавливали движение, чтобы в колоннах шли представители разных районов Киева. Это может быть очень интересно – не как советские парады, а как бразильские карнавалы. На бразильский карнавал  заводы, банки, улицы, кварталы, разные конторы представляют свои костюмы и свою программу. Я думаю, со временем наши громады тоже активизируются и будут представлять  разнообразные, креативные,  традиционные и современные  вышиванки.


- Кстати, какие у вас отношения с новым министром культуры?

- Нового министра культуры я знаю давно, мы с ним вместе делали мероприятия, Женя Нищук – прекрасный человек и прекрасный ведущий. Я долго добивался с ним встречи – месяца 2, встреча длилась 15  минут.  Я хотел, чтобы мы вместе поработали на  «Країні мрій» -  сделали выставку артефактов Майдана или фотовыставку на тему Майдана. И насколько я понял, от Министерства культуры не стоит пока ждать активной деятельности. Это очень громоздкая и неповоротливая бюрократическая структура. Даже когда я хотел передать на фронт музыкальные диски через Министерство, они ничем не смогли помочь. Мы нашли другие пути.

Я очень хочу работать с государством, но пока они  не могут справится со своими проблемами. С одной стороны это печально, с другой - хорошо: в конце концов, мы научимся функционировать без государства. Но в таком случае нужно, чтобы государство выполняло одну интересную и эффективную функцию – не мешало нам, и не было обузой. Если удастся реформировать государство  - будет прекрасно!


- Я знаю, что осенью вы едете в джазовый тур. Что это будет?

- Сразу после «Країни мрій» я  беру свой баян и еду в Америку и Канаду - у меня совместный тур с прекрасным украинским скрипачем Василием Попадюком и его PapaDukе band. Будем выступать на самом большом украинском фестивале на североамериканском континенте  -  «Союзівка», потом выступление в Кливленде, а потом  везде, где договорился Василий.  

В октяре будет мой первый сольный тур без ВВ. Джазовый проект существует уже 5 лет, программа обкатана, теперь я хочу показать ее в разных оперных театрах страны. Это будет джаз-кабаре в двух отделениях –  галицкие джазовые песни 1930-40-х годов, там была прекрасная традиция, и второе отделение – песни ВВ и песни из старых кинофильмов, переведенные на украинский язык. Это не интеллектуальный джаз в современном понимании, это джаз в понимании 1930-40-х годов, когда он был эстрадным жанром, люди на концертах могли подпевать и танцевать.  


Смотрите бэкстейдж-видео с участием Олега Скрипки для Vogue Украина (июнь 2013) в разделе Vogue.tv

музыканты · фестиваль · этно ·

Еще в разделе Культура

Популярное