search Created with Sketch.

Квартира дизайнера интерьеров Марии Уссейми в Бейруте

03 февраля 2017

Большую часть предметов обстановки для квартиры в Бейруте дизайнер интерьеров Мария Уссейми собрала в путешествиях. В ее доме на первом этаже здания 70-х годов XIX века побывал Иан Филлипс.

 

В бейрутской квартире дизайнера интерьеров Марии Уссейми есть несколько вещей, напоминающих о путешествиях. Посреди гостиной с высокими потолками стоит английская походная кровать начала XIX века. В спальне – винтажный дорожный сундук Louis Vuitton с зеркалом Line Vautrin, подарок на ее 50-летие. «Мне всегда нравились сундуки, – признаётся дизайнер, – наверное, на каком-то подсознательном уровне: ведь мне пришлось немало попутешествовать».

Многие годы Уссейми вела кочевую жизнь. Родилась в столице Ливана, там же прошли первые десять лет ее жизни. «Мое детство было чудесным, – рассказывает она. – Я помню самые обычные вещи: мороженое, вкусную еду, пляж и катание на лыжах». Однако с началом гражданской войны в 1975 году ее семье пришлось выехать из страны, и Марию определили в школу-пансион в Швейцарии. Затем последовала учеба в Бостонском и Колумбийском университетах. Несколько лет она провела в Лондоне. В 90-х Мария в течение года путешествовала по Эль-Сальвадору и Мозамбику, где собирала свидетельства детей для своей книги «Под перекрестным огнем: детство в зоне боевых действий» (Caught in the Crossfire: Growing up in a War Zone).

В 2002 году Уссейми решила вернуться в Бейрут с двумя сыновьями. «Это очень необычный город, – говорит она. – Здесь тебе поневоле приходится быть изобретательным, потому что многое не работает. Тебе все время нужно приспосабливаться. Но по сравнению с другими арабскими странами в Ливане чувствуешь себя по-настоящему свободным. Думаю, благодаря этим двум факторам здесь так много творчества».

Другая сторона медали – исчезающее архитектурное наследие города: строительные компании сносят традиционные жилые дома, чтобы на их месте возвести многоэтажные высотки. Квартира Марии располагается на первом этаже восхитительного в своей величавости здания 70-х годов XIX века – одного из немногих уцелевших строений того периода. Укрывшийся за высокой изгородью и зеленью деревьев квартала Джемайза дом, спроектированный, по легенде, итальянским архитектором, долгие годы не менял своего владельца. «Каждый раз, проезжая мимо, я задавалась вопросом: кто здесь жил раньше и почему сейчас дом пустует?» – вспоминает Уссейми.

Малая гостиная. Винтажный журнальный столик Jumbo работы Гаэ Ауленти, винтажный диван авторства Ле Корбюзье, маска «Лебедь». Справа – британское кресло XIX века. На заднем плане – прототип торшера Studio 63, созданный Мариано Фортуни в 1907 году

 

О том, что владелец решил отреставрировать дом, чтобы сдавать постояльцам, Мария узнала от друга. «Когда я впервые оказалась внутри, квартира была совсем обветшалой, – продолжает она. – Но хозяин предложил: «Раз вы собираетесь здесь поселиться, скажите, что бы вам хотелось изменить». Одним из пожеланий стал цвет потолков – ярко-бирюзовый. Однако большинство элементов интерьера осталось без изменений, в том числе живописные мраморные полы и стены, расписанные в технике «тромплей». По словам Уссейми, понимание того, каким будет внутреннее убранство жилища, пришло очень быстро. «Я управилась буквально за три дня», – вспоминает она. Немаловажную роль сыграл тот факт, что большинство предметов мебели у нее уже были. «Весь декор – это вещи из домов, в которых я раньше жила, и от моих родителей, – рассказывает Мария. – У каждой вещи есть история».

Главная гостиная. На переднем плане – походная кровать, Англия, начало XIX века, справа – металлическая софа, образец французской садовой мебели XIX века. Ковер из северного Ирана со сценами из персидской мифологии, приблизительно XIX век, черный диван, George Sherlock 
Общая комната. Фонарь из бейрутского магазина Orient 499, диваны с льняной обивкой изготовлены на заказ, турецкий ковер «гиордес» начала XIX века, китайские табуреты эпохи поздней Цин, XIX век

Ее собственный стиль – эклектика с легким налетом богемности, при этом он очень индивидуальный и в высшей степени элегантный. Одна из самых больших поклонниц ее таланта – Лиза Ассейли, для которой Уссейми оформила три ресторана (все три под названием Liza) в Бейруте и Париже. «Мария умеет создать атмосферу, – не скрывает восторга Ассейли. – У нее дома хочется мечтать. Это не просто продуманный до мелочей интерьер – в нем живет романтика».

Сама Уссейми равнодушна к предметам роскоши. «Мне неинтересны дорогие вещи, – говорит она. – Я предпочитаю изделия с характером, с изюминкой, с историей». Например, зеркальный шар, свисающий с потолка в гостиной в передней части квартиры. Его повесили в качестве украшения на Новый год – да так там и оставили. Или серия китайских статуэток, которые можно принять за бесценные фамильные реликвии. На самом деле Уссейми купила их в парижском универмаге «Галерея Лафайет» по 15 евро за штуку.

ПО ВСЕМУ ДОМУ классика дизайна ХХ века – работы ГАЭ АУЛЕНТИ и ЛЕ КОРБЮЗЬЕ – мирно соседствует с «сокровищами», которые годами кропотливо собирались в дебрях АНТИКВАРНЫХ МАГАЗИНОВ и РЫНКОВ

При этом некоторые вещи имеют для Марии особую ценность. Например, венецианская маска в виде лебедя, подарок американского декоратора Банни Уильямс. Или серия настенных панно с воспроизведенными на них страницами из книги персидских сказок XV века – их Уссейми заказала у бельгийской художницы Изабель де Боршграв в качестве элементов декора для собственной свадебной церемонии. По всему дому классика дизайна ХХ века – работы Гаэ Ауленти и Ле Корбюзье – мирно соседствует с «сокровищами», которые годами кропотливо собирались в дебрях антикварных магазинов и рынков. Гербарий XIX века на стене в комнате для завтрака Мария нашла на парижском блошином рынке, а каталог доспехов в комнате одного из сыновей Уссейми приобретен у антиквара в Нью-Йорке.

Прихожая. Фонарь, Франция, XIX век. Справа – сундук, Англия, XIX век. Стену над сундуком украшает французская ширма. На рейлах – коллекция платьев Марии из Ливии, Марокко и Индии

На первый взгляд может показаться, что не хватает последнего штриха – люстры в гостиной. Но это осознанное решение хозяйки. «Разве можно сюда что-то подобрать? – спрашивает Уссейми. – Комната сама по себе настолько винтажна, что здесь была бы уместна только какая-нибудь грандиозная конструкция». Вместо этого Мария решила остановиться на обычной лампочке. Что ж, понадобится очень высокая стремянка, чтобы заменить эту лампочку под семиметровым потолком.

Читайте также:

Корсиканский дом основателей бюро Studio KO

Летний дом художников Маши Шубиной и Ильи Чичкана

интервью · предметы искусства · Интерьер ·

Еще в разделе Lifestyle

Популярное