search Created with Sketch.

Дизайн из прошлого: экскурсия по старинному дому графа Гаэтано Безаны

20 июля 2015
Подкатанные треники, засученные рукава изрядно поношенной сорочки, суровые боты в стиле «танки грязи не боятся» – и невероятно живой взгляд человека, встречающего каждый новый день с азартом и вдохновением. Знакомство с Гаэтано Безаной огорошивает. Кажется, так может выглядеть художник, полностью увлеченный творческим процессом, – но граф?!
Впрочем, разговорившись, довольно быстро понимаешь: Гаэтано – не типичные «старые деньги», и догадки о его творческой профессии не лишены оснований. Тридцать лет Безана посвятил fashion-фотографии: работал с итальянским Vogue и другими европейскими журналами. Когда же в конце 1990-х он унаследовал состояние, распорядился им неожиданно – приобрел заброшенную ферму, реконструировал ее и открыл Oasi di Galbusera Bianca. Центр агротуризма, медитативное убежище, рукотворный рай для души и тела, «Оазис» был давней мечтой графа-трудоголика. Но, даже с головой погрузившись в реализацию любимого проекта, Гаэтано не забыл и о фамильной вилле семьи Безана, часть которой также унаследовал. Благо вдохновения и энергии хватало на все.

Вилла семейства Безана спрятана среди густых лесов, виноградников и гор в небольшом городке Сиртори в провинции Лекко – между Миланом и озером Комо. Здание появилось в XVIII веке на месте руин замка Феудатари – семьи, правившей городком за два столетия до того. Дом выглядит почти аскетично: его украшают лишь балясины балконов и широкие профилированные рамы окон.

А вот парк, окружающий виллу, способен поразить воображение даже видавшего виды путешественника. Раскинувшийся на восьми гектарах земли, он живописными террасами спускается по склону. Парк знаменит своими чудесами: например, здесь растет самое высокое в Италии 52-метровое тюльпанное дерево – лириодендрон. В собственность семьи Безана вилла с парком перешли в 1890 году, когда Тереза Превост – вдова правителя городка Карло Сиртори – завещала владения своей сестре Камилле, от которой произошел род Безана. Сегодня несколько ветвей родового дерева этой семьи соседствуют, разделив сферы обитания по этажам виллы.

Когда после смерти отца Гаэтано Безана унаследовал первый этаж, он сделал свою «квартиру» продолжением дивных пейзажей, окружающих виллу. Выкрасил стены комнат в природные оттенки, а одну из стен гостиной украсил монументальной росписью с изображением райских кущей. Вдобавок разместил на стенах обширную коллекцию фарфоровых тарелок: доставшуюся в наследство посуду граф дополнил собственными приобретениями, за которыми частенько охотится на антикварных развалах. Гаэтано смеется: стен для фарфора пока хватает.

Есть и другой «Эдем». Найденный в букинистической лавке потрепанный ботанический атлас Безана своеобразно реанимировал: бережно обрамил страницы в широкие резные рамы, которые украшают теперь «ботаническую» стену гостиной.

Особая история – мебель. Гаэтано говорит, что в семье Безана никогда ничего не выбрасывали. Столы и столики, диваны и кресла, комоды и консоли, люстры и настольные лампы – фамильное наследие непринужденно соседствует с новыми приобретениями, составляя живописный ансамбль. А еще Гаэтано любит находить остроумное применение отжившим вещам. Так, потрескавшиеся крестьянские двери со свалки служат изголовьем кровати, а старые деревянные лестницы – перилами межу этажами.

Потрескавшиеся крестьянские двери со свалки служат изголовьем кровати
Потрескавшиеся крестьянские двери со свалки служат изголовьем кровати

Увлеченный созиданием, граф Гаэтано незаметно для себя стал культурным феноменом государственного уровня. Этим летом вилла Безаны приобрела официальный статус музея, а парк включен в реестр объектов национального достояния Италии.

Интерьер ·

Еще в разделе Культура

Популярное