search Created with Sketch.

Экслюзив: интервью с Нан Голдин

04 декабря 2013
В Киев на выставку, приуроченную к 10-летию фонда Елены Пинчук «АНТИСПИД», в PinchukArtCentre прилетела легендарный американский фотограф Нан Голдин. Нан традиционно отказалась от предложенных ей интервью, но неожиданно откровенно поговорила с Ольгой Жижко из украинского Vogue.

Мне позвонили друзья и позвали в гей-клуб на встречу с каким-то «сумасшедшим западным фотографом». Оказалось, в Киев прилетела скандальная Нан Голдин и попросила PinchukArtCentre познакомить ее с интересными, умными, красивыми и необычными людьми в неформальной обстановке. Голдин – легенда, она снимала бостонских транссексуалов и геев, события постпанк-сцены Нью-Йорка, своих друзей, многие из которых умерли от СПИДа, а вперемешку с этим – рекламные кампании Bottega Veneta и Dior Homme. Я давно мечтала о том, чтоб она меня сфотографировала, и надеялась, что вот сейчас, возможно, она придет с камерой – и все получится. Мы зря просидели в клубе битых два часа: Нан не пришла. Зато я получила пригласительные на открытие выставки. 

Мы с друзьями внимательно рассматривали работы Голдин: портреты ее подруги Куки Мюллер – в кураже и в гробу; киевские фотографии; но самое сильное впечатление на нас произвело слайд-шоу знаменитой Ballad of Sexual Dependency. Выпив для храбрости бокал вина в Skybar, я снова вернулась на выставку, решив во что бы то ни стало сфотографироваться с Нан. Она уже прогуливалась там вместе с организаторами проекта. Невысокая, рыжеволосая, в черном костюме с глубоким вырезом. Ей 60 лет, но видно, что по духу она намного моложе. 


Нан Голдин в PinchukArtCenter

Фотограф, которого я попросила снять меня с Голдин, сказал: «У нее такое плохое настроение, что она вообще отказалась с кем-либо фотографироваться». Неважно, подумала я, тем более что Нан начала оглядываться в мою сторону и заулыбалась. Через минуту я получила согласие на фотографию. Она мило улыбнулась, подошла ко мне очень близко, плотно прижала и спросила, related ли я и мой друг. Ответ «нет, мы не вместе» ей понравился. Сфотографировавшись, мы с друзьями попросили Нан расписаться на пачке сигарет. «Как тебя зовут?» – спросила она. – «Ольга». – «Не может быть, всех в этой стране зовут так. У меня было два опыта с Ольгами. А drag queen – их тоже в большинстве зовут Ольга?» 

Немного возмущенная банальностью моего имени, она ушла фотографироваться с другими людьми. Решив, что лимит ее внимания для нас на сегодня исчерпан, мы отправились к лифту. И вдруг я услышала красивый низкий голос: «Ольга! Иди сюда!» Она протянула мне мятую пачку Parliament, внутри которой было написано: «For Olga, a real beauty!! XX Nan Goldin». Пока мы курили на террасе ее American Spirit, мой друг признался Нан, что его трогают ее фотографии: они чувственные. «Если спустя столько лет люди по-прежнему считают мои работы таковыми, я могу быть счастлива» – было видно, что ей действительно приятно. 


Ольга Жижко, Нан Голдин, Иван Фролов

Потом подошли ее друзья, и Нан говорила о том, как сильно арт-дилеры мечтают о ее смерти: у нее огромный архив фото, на котором они могут заработать миллионы. Голдин сказала, что мечтает посетить Одессу, знает, что люди там очень свободные и открытые, а она всегда ищет именно это. Потом мы сидели вдвоем за столом, и Нан рассказывала, какая прекрасная атмосфера была в Andy bar, как она пошла туда одна, чтоб понаблюдать за реальными людьми, и встретила очень красивую девушку, но так и не решилась познакомиться. Говорила о том, что в Украине много геев, но они боятся в этом признаться и крайне редко решаются на coming out. «У нас тоже когда-то было так. Очень давно. Я сказала своему 14-летнему другу, что он гей. В ответ он начал возмущаться. Но не прошло и года, как он стал геем. И остался им на всю жизнь. Я это очень хорошо чувствую». 

Она говорила, что coming out – это хорошо и правильно, а потом вдруг спросила: «Ты видела, что я написала на пачке сигарет? Ты очень красивая. Ты похожа на мою бывшую девушку». Я смущенно поблагодарила. «Сколько тебе лет – двадцать? Не думай, что я возраста твоей бабушки, я все еще very hot». Тут подошли ее друзья, и наш разговор оборвался. Перед уходом мы поцеловались, и она попросила оставить адрес ангара на Подоле, куда мы ехали на выступление Анатолия Белова. Она так и не приехала. А я до сих пор жалею, что не осталась.
искусство ·

Еще в разделе Культура

Популярное