search Created with Sketch.

Блог Татьяны Соловей: Навели резкость

27 мая 2015

В днепропетровской галерее АртСвит открылась выставка Днепропетровской школы фотографии (ДШФ) – явления незаслуженно забытого и представленного на свет усилиями кураторов Лёли Гольдштейн и Марии Хрущак. До 17 июня здесь будут представлены 150 фоторабот 70-80-х годов участников так называемой «Молодежной секции», которой при днепропетровском фотоклубе руководил практик и теоретик фотографии Александр Фельдман – Марка Милова, Юрия Бродского, Станислава Полонского, а также работы предтечи из старшего поколения Семена Просяка. 

Сегодня «секция» убелена сединами и почти в полном составе (за исключением ушедшего из жизни Полонского) присутствует на вернисаже. «Я не думал, что выйдем из подполья», – роняет Фельдман. ДШФ – это не самоназвание, а определение извне. Термин впервые был произнесен в 1998 году куратором Евгением Березнером под выставку в московском ЦСМ Джорджа Сороса "ДШФ. Двадцать лет спустя". Инициатива сделать нынешнюю выставку тоже пришла извне. Пророки оказались в своем отечестве, но не городе – масштабность явления все-таки сильнее видна издалека, на расстоянии времени и пространства. «Я считаю, что это одно из главных событий в современном арт-мире Украины, – несколькими днями позже делится мнением о работе коллег Олена Червоник, куратор культурных инициатив «Изоляция». – Невозможно вырабатывать современный язык искусства без изучения феноменов прошлого, причем таких глобальных». А пока на вернисаже авторы феномена ходят по выставке и, кажется, удивленно смотрят на свои работы – их подборкой занимались кураторы Гольдштейн и Хрущак, фотохудожники тревожно вслушиваются в новые смыслы.  

А смысл в том, что работы родом из 70-х убедительно встраиваются в наше время. Веснушчатое лицо вполне в духе скандинавского Dansk. Подростки в гранжевом вязанном растянутом лениво разбросались в закатной траве – привет Dazed & Confused. Черно-белые портреты в духе Vogue Homme. Куклы, которых подвесили за волосы сушиться, – вообще инстаграм-отчет о поездке по каким-то заброшенным весям бывшей советской республики. Много работ демонстрируют дефицитную как для 70-80-х насмотренность – вот сдержанные, почти парижские, интерьеры ар-деко или высветленные как у Лилиан Бассман, или чистый итальянский неореализм с мизансценой, будто подсмотренной из «Мамы Рома».

Фото Александр Фельдман
Фото Александр Фельдман
Фоторабота Юрия Бродского
Фото Юрия Бродского
Фоторабота Юрия Бродского
Фото Юрия Бродского
Фоторабота Юрия Бродского
Фото Юрия Бродского
Фоторабота Юрия Бродского
Фото Юрия Бродского

«Ньютон – Бог «Вога». Я чуть не молился на американский и парижский Vogue 80-х годов. Фотограф был не просто автором, а создателем номера, – глядя на мою визитку, Александр Фельдман рассказывает о сладости получения подшивки глянцевого импорта в Ленинской библиотеке (валюта в виде шоколадок смягчала сердца сотрудниц). – Вот Ньютона называют эротоманом. Я видел и более эротоманистых. Любить женщин – в этом никакой лихости нет. Но показать красоту формы через женское тело не каждый может. А он мог». На открытии выставки, посвященной явлению родом из 70-х, стоило ожидать сравнений «как было – как стало». Однако ностальгии счастливо удалось избежать. 

Прежде всего, кураторам. В самой галерее – стерильное распределение по белым стенам работ. Популистской критики совка нет, страдательной патетики о забытых именах с прижизненным памятником авторам тоже. Просто констатация явления, чистая эстетика. 

Известная поэтичность – то, что объединяет фотопоток ДШФ. Подсвеченные фото Марка Милова – настроение уходящего, как лучи солнца с дачной лужайки, времени; неожиданная поэзия быта вроде блеснувшей из повседневного хлама металлическими ступенями в небо стремянки. Изумительная серия на тему зыбкой пубертатной юности в веснушках и трениках Александра Фельдмана – легкое дыхание и совершенно ясное умытое любование моментом. «Мои незнакомцы» Полонского, многие сняты с бедра, тайно – люди в нечаянной свободной радости посреди унылого советского антуража. 

Фото Марка Милова
Фото Марка Милова
Фото Марка Милова
Фото Марка Милова
Фото Александра Фельдмана
Фото Александра Фельдмана
Фото Александра Фельдмана
Фото Александра Фельдмана
Фото Александра Фельдмана
Фото Александра Фельдмана
Фото Станислава Полонского
Фото Станислава Полонского
Фото Станислава Полонского
Фото Станислава Полонского

Разумеется, при желании можно искать и находить подрывные антисовесткие смыслы. Вот майор фотолюбитель на работе Полонского, снимающий на камеру – хорошая метафора автора. Режимный человек, долго делавший карьеру в условиях секретности и запретов на сьемку, и как у него не пропало желание снимать – вопрос. Как все они, участники ДШФ, работающие «чем-нибудь, а не кем-нибудь» по большей части, продолжали снимать – тоже вопрос. «Внешне – совок, внутри – далеко нет. Я бы так сказал: передавали внутреннюю свободу в людях», – резюмирует Симон Полонский, сын Станислава Полонского, которому достались работы отца только после его смерти – все думали, он из-за перфекционизма их уничтожил. 

Фото Станислава Полонского
Фото Станислава Полонского

Технические эксперименты – лабораторная подноготная многих работ участников школы. По словам присутствующих авторов на выставке, над одним фото могли работать до 8 месяцев, размывая и дорисовывая, вручную ретушируя по оригиналу или даже соединяя два негатива, изводя пачку дорогой бумаги одного фото ради. «Единственный оригинал» – термин-новояз, ситуативно возникший на выставке – о большинстве работ. Нумерованные аукционные копии большинства работ сделать невозможно, монетизация как таковая не предвидится – выходит какое-то чистое искусство. 

«Выставка днепропетровской школы фотографии – эти рассказы на начальном этапе подготовки выставки звучали фантастично, – делится Фельдман. – Не верилось, что это возможно. А даже если возможно, что это случится». 

После Днепропетровска в планах кураторов привести выставку ДШФ осенью в Киев.

выставка · украинские художники ·

Еще в разделе Культура

Популярное