VOGUE UA CONFERENCE
search Created with Sketch.

Наивное искусство: спецпроект Маши Ревы и Vogue UA

26 марта 2017

Дизайнер и художник Маша Рева показала в Париже капсульную коллекцию по мотивам своих рисунков и рассказала Дарье Слободяник, почему рисовать – интереснее, чем создавать одежду.

Фото: ARMEN PARSADANOV  Стиль:MASHA REVA

«Примерка с Полиной в 18 часов», «заказать ткань в Голландии», «съемка для Vogue», «съемка в Берлине», «презентация в Париже». В просторной студии Маши Ревы все стены увешаны листами с расписанием съемок. Танцующие буквы, написанные от руки фломастером, разлетаются в разные стороны, график проектов становится все плотнее, но девушка никуда не спешит. Рева заваривает мне кофе, привезенный друзьями из Колумбии, и улыбается. «Я впервые за много лет нахожусь в гармонии с собой», – говорит Маша. Во время интервью постоянно звонит телефон: мастера из ателье уточняют, можно ли заменить одну ткань другой, Маша срочно отправляет им в «Вайбер» дополнительные эскизы – и все легко, будто играючи.

Сорочка из крепа, брюки из крепа, все – Masha Reva

К арт-проекту для Vogue UA Маша готовилась несколько недель: строила декорации из бумаги, выбирала моделей, рисовала эскизы. Работала сама, без команды, привлекла только одного ассистента - Машу Непоп.  Есть у Ревы еще одно правило: когда проект сложный, она подключает к нему только своих друзей. Например, капсульную коллекцию для Парижа в небольшом киевском ателье ей cшила подруга, которая семь лет назад работала над Машиной дипломной коллекцией в университете, а моделей для съемки в Vogue UA Рева нашла в агентстве Cat-b своего друга Антона Белинского.

Через пару дней после встречи с Машей я приезжаю на съемку в студию Icon. Рева везде и всюду: одевает модель Эльмиру, сверяет полученный «лук» с референсами, развешанными на стене, тут же берет в руки кисть – и начинает рисовать на теле модели. Тюбики с акриловой краской и пухлые баночки с гуашью летают в ее руках. Эльмира стоит в длинном красном платье, на которое при помощи прорезиненной ткани нанесен принт, повторяющий очертания тела человека. Маша тем временем расписывает алой краской ее лицо, шею, руки, ноги, на моих глазах превращая модель в арт-объект. Через час, нарядив другую модель, Полину, в белую косуху, Маша фломастером рисует на ее лице тонкие черные линии – Полина становится продолжением наряда.

Маша начала рисовать на моделях совсем недавно: на одной из вечеринок подруга-фотограф предложила нарисовать маркером что-то на другой подруге. Спустя время случайная идея переросла в успешные проекты. Друг Маши дизайнер Антон Белинский предложил ей участвовать в One Day Project – платформе для независимых дизайнеров. Маша разрисовала ребят из агентства Cat-b, а потом сделала из этого выставку вместе с фотографом Арменом Парсадановым. Чуть позже через «Инстаграм» о Машиных «нательных рисунках» узнали в мире – и Кембриджский университет пригласил ее разрисовать ребят из студенческого модельного агентства для благотворительного fashion-показа.


Маша задумчиво признается, что эти рисунки возникают спонтанно и она редко готовит для них эскизы. «Чаще я пытаюсь лучше узнать людей, на которых мне предстоит рисовать. Кто они? Откуда? Что с ними было в прошлом? Кого они любят? Мне очень нравится рисовать, я делаю это почти постоянно – на листах, стенах, иногда даже оставляю записки своим друзьям в виде рисунков. Так что человеческое тело – просто еще один холст».

Шерстяная куртка с виниловым покрытием, Masha Reva

Рисунки Маши очень простые, интуитивные – и она с удовольствием переносит их на одежду. Например, белые джинсы в ее новой капсульной коллекции расписаны так, будто на них рисовал ребенок, которому подарили сразу несколько наборов фломастеров, – наивное искусство в самом чистом виде. Но 29-летняя Рева очень самокритична и себя художником не считает. «Вот Влада Ралко – художник. Мой папа Михаил Рева – художник. А я – нет».


Маша выросла в богемной одесской семье. Ее папа – самый известный в городе архитектор и скульптор, мама в прошлом была модельером, и долгое время фамилия Рева, признается Маша, давила на нее и не давала определиться с жизненным выбором. «Когда я в 16 лет наблюдала, как мой папа вместе с друзьями-архитекторами носился по Одессе в Alfa Romeo с откидным верхом и слушал Земфиру, конечно, мне тоже хотелось быть архитектором. Казалось, в этом случае богемная жизнь мне обеспечена».

«Мне очень нравится рисовать, я делаю это почти постоянно – на листах, стенах… Так что человеческое тело – просто еще один холст»

Главный момент самоопределения наступил в 2013 году, когда уже после окончания Киевского университета технологий и дизайна Маша поступила в лондонский колледж Central Saint Martins на отделение дизайна женской одежды. «В Saint Martins у меня долго ничего не получалось. В Украине я привыкла быть в комфортной среде, а в Saint Martins оказалась одной из тысячи». 
Определиться с тем, кем быть и в каком направлении двигаться, в Saint Martins ей помогла родная Одесса. «Когда куратор моего курса спросила меня, откуда я, я рассказала ей об Украине, и она, очень удивившись, сказала, что ничего не слышала о такой стране. А потом вдруг предложила: «А почему бы тебе не вдохновляться твоей странной родиной?» В итоге один из первых проектов, который я сделала в Saint Martins, был посвящен колоритному стилю одесских женщин с Привоза – моих любимых персонажей».

После обучения в Saint Martins Маше предложили сотрудничество бренд J. W. Anderson, но одесситка с легкостью отклонила выгодные предложения и вернулась в Украину. «Мода – это система, и я не хочу играть по этим правилам. Не хочу, чтобы меня поглотили ателье и заказы». Про ателье и заказы Маша рассказывает мне уже по телефону: на следующий день после съемки для Vogue UA она улетела в Берлин снимать рекламную кампанию для салона Hair Styling brand из Лос-Анджелеса. Но о Берлине словоохотливая Рева говорит нехотя: «это коммерция».

Коммерция, как и бизнес, Машу интересует мало. Именно поэтому она не участвует в сезонных Неделях моды в Украине и вместо стандартных показов делает арт-проекты. Например, в рамках Недели моды в Париже Маша представит капсульную коллекцию по мотивам своих рисунков на людях. «Я не ориентируюсь на масс-маркет, мои коллекции - это скорее серии вещей, они особенные и небольшие тиражи делают их еще более эксклюзивными». При этом одежда Ревы отлично продается – от Гонконга ( Joyce) до Лос-Анджелеса (Opening Ceremony).

«Мода – это система, и я не хочу играть по этим правилам. Не хочу, чтобы меня поглотили ателье и заказы»

Говорить о моде Маше не очень интересно. Куда интереснее – о своих одесских бабушках-музах, одна из которых в 17 лет подарила Маше подписку на журнал i-D; о папе, который однажды выпустил серию графики по мотивам Машиных детских рисунков; о преподавателе Валерии Васильевиче из одесской художественной школы Костанди, который научил ее классическому рисунку. Об одесском ресторане «Котелок» – одном из своих любимых проектов: в прошлом году Рева расписала его потолок колоритными персонажами с Привоза; о работе с киевским архитектором Славой Балбеком. «Самое главное – позволить себе свободу ничего не планировать и делать только то, что приносит удовольствие», – говорит Рева. Мы прощаемся: на часах 9 утра, и в Берлине у Маши уже начинается съемка.

Шерстяной шарф, Masha Reva

Фото: Armen Parsadanov
Стиль: Masha Reva
Прически: Julia Stec
Макияж: Vitalia
Ассистенты стилиста: Misha Nupep, Julia Sudarchukova
Продюсер: Vika Yukhymenko
Модели: Polina @Cat-b, Elmira @Cat-b

Читайте также:

Презентация Masha Reva в Париже

Украинские дизайнеры ·

Еще в разделе Арт

Популярное