search Created with Sketch.

Скульптурирование по-новому: уколы красоты Aquashine

25 июля 2016

Я иду на свою третью биоревитализацию Aquashine к доктору Андрею Ваганову-Дашкову. Первые две были очень разными (мы вводили препарат разными техниками и результаты тоже были непохожи) и теперь мне любопытно, что же получится на этот раз.

Я оказываюсь совершенно права: процедура снова проходит по-новому. Каждый раз я рассказываю Андрею, как препарат держался в прошлый раз, какие у меня светские выходы и перелеты будут в ближайшее время, что мне нравится и не нравится в моей внешности. Он обдумывает всю эту информацию – и выбирает, какие именно виды Aquashine куда, как и каким образом вводить. Он говорит, что это современный тренд: сейчас все хорошие доктора работают не с абстрактной проблемой вообще, а учитывают индивидуальные обстоятельства каждого конкретного человека.

Сейчас, например, я жалуюсь на самый ненавистный участок своего лица – две предательские тени, которые залегают вниз от уголков моих губ, и визуально старят меня. Мы уже обсуждали их с Вагановым-Дакшковым раньше, и он сказал, что виновата здесь перенапряженная платизма – подкожная мышца шеи, которая доходит аж до самого рта и формирует эти самые заломы. Чтобы их убрать, нужно расслабить платизму ботулотоксином, и вот я, наконец, на это решилась – хочу уколоть в шею ботокс или диспорт. 

От этого пожелания Ваганов-Дашков и выстраивает сегодня стратегию нашей ревитализации. Нужно хорошенько проколоть шею, чтобы подготовить ее к будущим уколам ботулотоксина: он сушит кожу, поэтому до и после него нужно мощное увлажнение.

Сегодня у нас сеанс полного разнообразия: два разных вида Aquashine и две разные техники, чтобы его ввести. В шею и лоб Андрей иглой колет Aquashine BTX – коктейль из гилуроновой кислоты и пептидов, от которого кожа должна расслабиться и разгладиться (его и назвали BTX, чтобы возникала аллюзия на ботокс и было примерно понятно, какой эффект дает эта разновидность препарата: пепетиды, которые в него входят, служат миорелаксантами).

А в среднюю и нижнюю части лица он канюлями – специальным инструментом, похожим на иглу, только без острого конца  вводит Aquashine BR, комплекс, который выравнивает цвет лица и подтягивает кожу. В центре лица он нужен, потому что я через неделю собираюсь на море, а он служит солнцезащитой и не позволит моим крупным ярким веснушкам расти и темнеть (BR – это как раз намек на слово brightness). А на подбородке он создает эффект лифтинга, чтобы пока, до уколов ботулотоксина, хоть немного повысить упругость и выровнять тени возле рта, которые меня так раздражают. То, что Андрей выбрал канюлю, а не иглу – тоже из-за моей скорой поездки к морю. На ярком солнце есть риск, что в месте прокола возникнет пигментация, поэтому нам надо эти проколы свести к минимуму.

Андрей говорит, что есть еще третий вид Aquashine – Classic. Но он мне пока не нужен: он борется уже с совсем ярко выраженным старением и колоть его нужно очень глубоко.

Доктор делает мне уколы, а я тем временем выясняю у него, не нужно ли мне вдобавок к ревитализации записаться еще и на мезотерапию. Ваганов-Дашков объясняет, что в классическом понимании ревиталиция – это уколы гиалуроновой кислоты с молекулярным весом от 1 тыс до 3 тыс килодальтон. Такая качественная гиалуроновая кислота хорошо увлажняет кожу и распадается медленно, поэтому уколы можно делать раз в месяц.

А мезотерапия – это в первую очередь витамины и аминокислоты, к которым может добавляться гиалуроновая кислота с молекулярным весом до 1000 кДа. Она распадается очень быстро, поэтому мезотерапию приходится делать раз в неделю. Зато кроме увлажнения мезотерапия хорошо решает локальные проблемы кожи: приглушает пигментацю, например, или дает лифтинг.

Но мне дополнительно ходить на мезотерапию не нужно, говорит Андрей, потому что новейшие препараты совмещают выгоды обеих методов. В них такая же качественная гиалуроновая кислота, какая нужна для биоревитализиции, и столько же полезных элементов, сколько в препаратах мезотерапии. «В Aquashine есть стимулирующий пептидный комплекс, блокирующий пептидный комплекс и строительный материал в виде аминокислот, витаминов и микроэлементов, – рассказывает Ваганов-Дашков. – Женщине проще раз в месяц круглый год колоть Aquashine, чем ходить на курсы мезотерапии – экономия времени и более эффективно». 

Ваганов-Дашков замечает, что за два месяца, что прошли с нашей первой процедуры, моя кожа сильно изменилась: он чувствует, что игла идет значительно свободнее, потому что кожа напитала влаги и расправилась. Он говорит, пациенты часто попадают в психологическую ловушку: они видят себя в зеркале каждый день, привыкают к своему отражению и им начинает казаться, что инъекции не действуют. Но доктор, который видит пациента всего раз в месяц, и помнит, как было в прошлый раз, может точно оценить разницу.

Когда мы прощаемся, Андрей велит мне через 2-3 дня сделать пилинг: я уже успела немного загореть под Киевским солнцем, лицо приобрело сероватый оттенок, и мне нужно убрать ороговевший слой с кожи, но после уколов сразу травмировать ее нельзя. На каникулах – обязательно пользоваться сонцезащитой, чтобы солнце не съело весь эффект от процедуры (хотя после уколов Aquashine кожа должна хорошо сопротивляться солнцу, а загар лечь ровнее, чем обычно). А после поездки – вернуться на уколы ботулотоксина в шею.

Первые сутки после ревитализации я хожу с несколько «пожеванным» лицом, и еще несколько дней – с папулами на шее, которые, впрочем, никто из окружающих не замечает.

Через 5 дней я улетаю во Францию. Это берег Атлантического океана, и тут не очень жарко, как на Средиземноморском побережье, но так или иначе через 10 дней возвращаюсь из отпуска я без сетки мелких морщинок, которые обычно привожу из солнечных стран. Кожа светится, как ни в чем не бывало, несмотря на прогулки под солнцем без шляпы, и вино, которое я там каждый день пила. 

средства по уходу · Маша Цуканова · здоровье ·

Еще в разделе Уход

Популярное