search Created with Sketch.

Новые губы: специальные процедуры для уголков рта

28 июля 2015

43280.jpg

Процедура: ультразвуковой SMAS-лифтинг

Где: центр эстетической медицины «Альтера»
Время: 40 минут
Тестировала: Ольга Януль, редактор отдела моды
Друзья часто спрашивают: «Почему ты грустишь?». При этом нельзя сказать, что я пребываю в меланхолии, а глаза полны слез. Я долго удивлялась, а затем поняла, что дело в строении моего лица и мимике: выраженные носогубные складки, маленький рот – какая-то царевна Несмеяна. Одно время меня это смущало: каждый раз на фото в спокойном состоянии я получаюсь грустной или отрешенной. Со временем смирилась, но идея сделать губы более «веселыми» ко мне возвращалась.

К радикальным методам в косметологии я отношусь с осторожностью, потому в клинику «Альтера» на консультацию к дерматологу Ирине Скляренко шла с опаской. Процедура сфокусированного ультразвука Ulthera System – новая для Украины, хотя ее уже успели оценить многие в США и Европе. Сам аппарат и технологию придумали в Америке в начале 2000-х, а в 2009 году получили регистрацию FDA в категории «Лифтинг» (такой себе научно обоснованный «Оскар» в области эстетической медицины). Ulthera System создали специально для того, чтобы подтягивать кожу в SMAS (мышечно-апоневротическом слое, расположенном между дермой и костной системой) и дерме (коллаген-эластиновые волокна).

Все это звучит хорошо, но я волнуюсь и засыпаю врача вопросами: «Насколько изменится контур губ?», «Безопасно ли это?», «Какова специфика ухода после процедуры?». Ирина терпеливо отвечает, что уголки губ приподнимутся; противопоказания к процедуре – беременность, лактация, критические дни, простуда и острые болезни; после лифтинга следует отказаться от сауны и защищаться от солнца.

Сама по себе процедура довольно проста и не требует времени на реабилитацию – мы успеваем все сделать точно в обеденный перерыв. Самое главное – достаточно одного сеанса для того, чтобы проработать проблемный участок. Результат проявляется постепенно, становится очевидным через два месяца и держится два года.

Аппарат Ulthera System работает в двух режимах. В первом можно вывести на экран ультразвуковое изображение различных слоев кожи: эпидермиса, дермы и субдермальных слоев (8 мм вглубь). Во втором – терапевтическом – режиме доктор работает сфокусированным ультразвуком. Специальный датчик генерирует УЗ-импульсы, и на четко определенной глубине в тканях появляются направленные, контролируемые микроожоги – точки термокоагуляции. Они крохотные и безболезненные, но мгновенно заставляют кожу «подтянуться». Мало того, в этих местах начинает образовываться новый коллаген, и через два месяца кожа обновляется.

В тканях появляются направленные, контролируемые микроожоги. Они крохотные и безболезненные, но мгновенно заставляют кожу «подтянуться».

Сначала доктор фотографирует мои губы «до» и замечает легкую асимметрию: в этом месте понадобится несколько дополнительных импульсов. Затем обрабатывает кожу гелем (так ультразвук проникнет лучше) и прижимает датчик к лицу. Боли практически нет: набивать татуировки уж точно больнее в сто раз. Немного неприятно, только если импульс попадает в область десны или зубного корня.

После процедуры доктор еще раз фотографирует проблемный участок кожи – и предупреждает, что моментального эффекта ждать не стоит. Тем более с моей чувствительной кожей, на которой появился небольшой отек.

Через два месяца мы снова встречаемся с Ириной Скляренко и смотрим, как проявился эффект. Уголки губ стали симметричнее и ровнее. И что немаловажно, окружающие ничего не подозревают: друзьям и близким мое лицо кажется просто отдохнувшим.

Крем для глаз и губ Orchid?e Imp?riale, Guerlain
Крио-маска для мгновенной подтяжки кожи Diamond Ice-Lift ДНК, Natura Biss? (эксклюзивно в Sanahunt)
Фитоароматическая эмульсия для глаз и губ, Sisley
Фундаментальный регенерирующий защитный крем Sublimage La Protection UV SPF 50, Chanel

Процедура: мезонити

Где: клиника «Феофания»

Время: 40 минут с анестезией

Тестировала: Алена Пономаренко, бьюти-редактор

Мой рот – как у Бьянки Балти: скобочкой, уголками вниз. Но ей идет, а мне придает грустное выражение. Как-то я пришла к хирургу и заявила: «Хочу корнер-лифт» (операция, при которой уголки губ подсекают и фиксируют в новом, приподнятом положении). Доктор сказал, что это возрастная операция, которую лучше делать ближе к шестидесяти, и посоветовал вместо этого убрать комочки Биша (жировые мешочки внутри щек), которые балластом давят на уголки губ, опуская их вниз. Моя решимость испарилась, когда мне дали список анализов, которые надо было сдать перед операцией. Я струсила. И пошла к другому врачу.

Доктор Владлена Аверина сразу сказала, что у меня baby face – то самое пухленькое, как будто немножко отечное лицо, как у Джиджи Хадид и Дженнифер Лоуренс, и в моем случае убрать комочки Биша – значит лишить его изюминки.

И предложила другой метод. Для начала, чтобы облегчить вес тканей, которые давят на уголки губ и опускают их, в течение месяца нужно пройти курс липолитиков (инъекций, уменьшающих подкожный жир). А потом поставить мезонити из полидиоксанона торговой марки Reandne V-line – «Рене Ви-Лайн». На них нет насечек или крючков, которые надо вживлять в кожу; их устанавливают без наркоза; они рассасываются в течение двух лет, образуя под кожей каркас вроде корзинки-панье. И кожа становится более плотной, натянутой. От липолитиков пришлось отказаться: я как раз села на диету, которая начала давать первые результаты, лицо стало понемногу худеть, – а вот на нити согласилась неожиданно легко.

На нитях нет насечек или крючков, их устанавливают без наркоза; они рассасываются в течение двух лет, образуя под кожей каркас вроде корзинки-панье

Нити открыли в Корее – случайно, во время сеансов иглоукалывания: терапевты заметили, что в тех местах, где делали уколы длинными тонкими иглами, кожа пациентов становилась упругой и шелковой. И поняли, что, реагируя на инородное тело, организм производит коллаген – белок молодости. Сегодня все мезонити (включая те, которые выходят у европейских брендов), производят в Корее. В Украине их начали применять давно – года три назад. И довольно успешно, без осложнений.

Аверина уложила меня на кушетку, нанесла обезболивающий крем и приступила к «прошивке». Немного больно было, когда тонкая игла прокалывала кожу, – напомнило укус комара. Больше никаких ощущений. Четыре нити наискосок, от левого уголка губы к виску, – и я смотрюсь в зеркало. Результат фантастический – кажется, что уголок рта исправили в фотошопе. Но доктор спешит умерить мою радость: оказывается, этот эффект исчезнет вместе с отеком через пять дней. Но есть и хорошая новость: он вернется – через месяц-два, когда в коже образуются новые коллагеновые волокна.

На другой стороне понадобилось поставить шесть нитей: правый уголок рта у меня опущен чуть ниже. Было немного больнее – кажется, игла задела сосуд.

10 минут – и все закончено. Доктор дает напутствие: в ближайшие дни не загорать и не ходить в спа. «А просекко?» – тревожно спрашиваю я. «На здоровье», – смеется Аверина. И отпускает с просьбой не усердствовать с пилатесом и йогой: если слишком резко или сильно вытягивать шею вперед, вверх или в стороны, нити плохо приживутся.

Через час закончилось действие анестезии – появилось чувство, будто лицо немножко покалывает, как с мороза, – но больше ничего необычного. На следующее утро я заметила небольшой синяк у правого уголка губ, однако маскировать его было нельзя, чтобы не инфицировать место укола. Хорошо, что впереди были выходные. Через день едва заметная синева пополам с желтизной появилась и слева, но я зарисовала все консилером и поехала за город к друзьям. Никто ничего не заметил.

Синяки быстро сошли, и мне кажется, что я заметно похорошела. Через месяц можно будет сделать микроинъекции гиалуроновой кислоты, чтобы результат стал идеальным. Но и сейчас я собой довольна.

Процедура: уколы гиалуроновой кислоты

Где: «Академия Научной Красоты»

Время: 15 минут

Тестировала: Маша Цуканова, главный редактор

С возрастом моя кожа потеряла тонус и от уголков губ вниз нависли две складки – как у бульдога, только, к счастью, пока не такие глубокие. Они незаметны, когда я разговариваю или улыбаюсь, но на спокойном расслабленном лице хорошо видны. Они мне категорически не нравятся, с ними я выгляжу старше своих лет, да еще и кажусь постоянно уставшей. Самые чудодейственные кремы и сыворотки, массажи, детокс и активный отдых – ничто их не берет.

Когда нужно фотографироваться в студии, визажисты высветляют мне тени, которые ложатся от губ к подбородку. Позируя фотографам на улице или на вечеринках, я всегда улыбаюсь, чтобы растянуть свои складки. То есть в принципе мне удается замаскировать этот дефект, но хотелось бы не тратить на это силы, а просто беззаботно жить.

В конце концов я не выдерживаю и иду в «Академию Научной Красоты». Может, для подтяжки пока рановато, но без постороннего вмешательства уже не обойтись. Меня принимает доктор Ольга Антонюк. Она проводит осмотр и рекомендует инъекции гиалуроновой кислоты. Довольно часто пациентам с такой же проблемой, как у меня, делают уколы слева и справа под губой – туда, где залегают тени: кожа приподнимается, рельеф выравнивается – и разница между нависающим бугром и следующей за ним прогалиной исчезает.

Это популярный способ, тем не менее доктор Антонюк мне его не рекомендует. У меня тяжелый подбородок и широкая нижняя челюсть, кожа начинает провисать вниз – в нижней части лица и так сосредоточился слишком большой объем, чтобы ко всему прочему добавлять туда еще и гиалуроновую кислоту. Доктор советует пойти от обратного – разгладить кожу в нижней части лица, натянув ее сверху. Если мы добавим объема скулам, то убьем сразу двух зайцев: перенесем визуальный фокус от губ и подбородка к глазам и подтянем складку.

Мои скулы, говорит доктор, словно специально для этого созданы. Они широкие, хорошо очерчены, поэтому филлер на них будет выглядеть естественно – посторонние не поймут, что я делала уколы. При этих словах я соглашаюсь на инъекции. Дело в том, что я категорически против искусственной шаблонной красоты, и женщины, которые выглядят, как Сергей Зверев, вызывают у меня жалость. Крохотные вздернутые носы, наливные скулы и надутые губы для меня такое же табу, как караоке, кальян и магниты на холодильник. Поэтому «никто не заметит» – как раз то, что мне нужно.

В целом у меня нет противопоказаний для уколов гиалуроновой кислоты: нет заболеваний крови, склонности к рубцам, онкологии, аутоиммунных болезней и сахарного диабета. Я готова к уколам хоть сейчас, но приходится назначить другую дату: лучше делать инъекции перед выходными, чтобы было время восстановиться после процедуры. В этот период не должно быть месячных и обострения хронических болезней, нельзя принимать антибиотики и антикоагулянты (например, аспирин), а вечером накануне уколов не стоит пить спиртное. Я записываюсь на пятницу.

Прихожу на процедуру в обеденный перерыв: она длится от силы 15 минут. Доктор еще раз осматривает меня: как и все люди, я асимметрична, поэтому в левую скулу мне нужно больше филлера. Ольга размечает мое лицо маркером, наносит на пару минут обезболивающий гель, выбирает самую тонкую иглу – и приступает: в правую скулу – три, в левую – четыре укола. То, что я испытываю, нельзя назвать болью: это ощущение можно сравнить с ощущениями в стоматологическом кресле. Вот и все – следующие несколько дней мне нельзя выпивать, ходить в сауну и перенапрягаться.

Доктор выдает мне «паспорт красоты» – брошюрку-напоминание, в какие зоны, какой техникой, когда и какой препарат мне кололи (так и пишет: «супрапериостально, «Теосиаль Ультимейт», слева – 0,6, справа – 0,4») и вклеивает специальный лейбл с шприца, по которому в случае чего, всегда можно установить партию препарата и «опознать» его.

А главное, мне категорически нельзя самой разминать и перераспределять бороздки гиалуроновой кислоты, которые теперь пролегают у меня над скулами. Доктор говорит: есть пациентки, которые не могут дождаться, пока кислота уляжется, а место укола заживет, – и начинают что-то себе там передвигать. Исправить результаты этой самодеятельности потом очень трудно. Доктор советует мне на первых порах даже спать на спине, чтобы ничего не деформировать.

Я выхожу из клиники. Пальцами нащупываю под кожей на скулах два четких твердых бугорка. В зеркале вижу, насколько острее стали мои скулы, но на работе меня встречают как ни в чем не бывало: никто действительно ничего не замечает.

Совсем другое дело – в субботу утром. Я просыпаюсь, дотрагиваюсь до скул и в ужасе бегу в ванную – уже на ощупь очевидно, что на мне не мое лицо. Из зеркала на меня смотрит Линдси Лохан после пластической операции, к тому же кривая и косая. Левая скула – та, которой досталось больше филлера, и та, на которую я все-таки по привычке ночью повернулась, – в два раза больше правой. Обе опухли настолько, что подпирают мне снизу глаза. Я рыдаю, мой парень то кричит на меня за то, что я с собой натворила, то принимается меня утешать, то хохочет и обзывает уйгуром (это такие корейцы с глазами-щелочками). От воспаления и нервотрепки у меня разболелась голова.

Воскресным утром дела обстоят немного лучше. Гиалуроновая кислота действует в трех направлениях. Во-первых, объем в коже растет за счет объема самой кислоты – но ее совсем немного, поэтому этот прирост самый незначительный. Значительно больше объема добавляет вода, которую кислота подтягивает к себе, – в этом и заключается ее действие. Кожа разных людей с клетками филлера взаимодействует по-разному: у одних они привлекают много воды, у других – мало, у кого-то постороннее вещество держится в коже долго, у кого-то быстро рассасывается. И наконец, есть еще объем, который добавляет воспаление. Тем, кто любит скулы как у Меган Фокс, нравится эффект от воспаления, а мне – нет. И вот сейчас, наконец, мой отек спадает – и я вздыхаю с облегчением.

В понедельник иду на работу. Слава богу, опухлость уже ушла настолько, что не стыдно встречаться с людьми. Мне немного неловко, что я со своими скулами теперь напоминаю шаблонных красавиц, но реакция коллег просто потрясающая: «О боже, какая ты красивая! Что ты сделала? Я тоже так хочу». Складки над губами разгладились совсем чуть-чуть, но в нижнюю часть лица мне теперь вообще никто не смотрит – все внимание приковано к скулам.

Через месяц мое лицо перестает меняться: отек окончательно уходит, бороздки гиалуроновой кислоты плавно ложатся по поверхности всей скулы и больше не прощупываются. Все, как обещала доктор: никому и в голову не придет, что в моем лице есть что-то искусственное. Но я помню, как было, – и вижу разницу.

Художественное решение

Визажисты советуют, как визуально поднять опущенные уголки губ

45683.jpgЮлия Повх, визажист Givenchy

Сначала следует затонировать лицо и уголки губ. Если девушка не пользуется тоном, можно точечно – по контуру губ – вбить корректор Mister Light, выбрав оттенок точно под цвет кожи. Затем карандашом для губ нейтрального оттенка (у Givenchy это № 2 или № 3) прорисовать контур. Секрет в том, чтобы двигаться вверх: подводить верхнюю губу от уголков к центру, нижнюю – от центра к уголкам вверх. Потом можно заштриховать всю поверхность губ карандашом и нанести помаду.

корректор Mister Light
STYLO_LEVRES.psdАлена Трипачук, визажист Guerlain

Советую сначала выровнять тон вокруг губ и в носогубных складках – например, консилером Parure Gold Precious Light – и припудрить мягкой пудрой. Затем нанести базу для помады Guerlain Lip Lift: она разгладит кожу. Обводя губы (можно выбрать карандаш нейтральных оттенков – № 44 или № 63 – либо же в тон помаде), надо моделировать контур нужным образом и сглаживать линии, которые хочется исправить. Оттенки помады роли не играют: можно варьировать от светлых до насыщенных. Тем, кто не решается носить яркие тона, советую Rouge G – жидкую помаду с кисточкой. За счет матово-атласного эффекта носить ее очень комфортно.

карандаш Guerlain
DPRES(190x255)CT_MakeUp2014_2_300dpi.psdСветлана Скакодуб, визажист Dior

Если опущенные уголки – природная особенность, достаточно затонировать губы и вывести нужный контур карандашом. А если они опустились с возрастом, я советую кремы – заполнители морщин. И конечно, макияж. По сути, складочка в уголке рта – это тень, которую надо высветлить. Можно обойтись хайлайтером, но я советую средство для сияния Dior Glow Maximizer, которое хорошо смешивать с антивозрастным тоном Capture Totale: уход + камуфляж. Тон не забивается в морщины, создает эффект влажного лица и сияющей кожи. Обводя контур, надо улыбнуться: карандаш пройдет по нужной траектории.

средство для сияния Dior Glow Maximizer
средства по уходу · косметика ·

Еще в разделе Красота

Популярное